Дом на улице Дружбы: «Не хотим пожара, как на Рабочем поселке»

Жильцам многоквартирного дома по улице Дружбы неспокойно. В одной из восьми квартир отключены все коммуникации. В доме газовое отопление, и чтобы согреться, постояльцы неблагополучных метров жгут картон, который берут в местном магазине.

О неблагополучной квартире и ее жильцах мы писали в середине ноября. Опустившиеся на дно социальной жизни омутнинцы – мать пенсионерка и ее 33-летняя дочь просили помощи.

– Помочь им? Милые мои! Лучше помочь детям – инвалидам, но не этим людям! Не работают, курят, пьют, что попало делают! В магазине берут коробки и жгут их так, что дым валит в квартиры на втором этаже, – рассказывают соседи. – Не квартира, а проходной двор. Мы желаем им поскорее съехать отсюда.

Последнее пожелание не лишено смысла. С апреля 2021 года в отношении неблагополучного семейства заведено исполнительное производство. Судебным приставом-исполнителем составлено шесть протоколов об административном правонарушении с назначением штрафов. Общая сумма задолженности, которая числится на квартире, составляет более 120 тысяч рублей. Женщины сами должны покинуть квартиру.

В день очередного визита корреспондента в квартире была лишь хозяйка квартиры – пенсионерка Татьяна. Назвать помещение квартирой и жильем можно лишь условно. Загаженное жилье превратилось в помойку. Здоровый во всех смыслах человек не сможет жить в таких условиях. Даже недолгое пребывание здесь вызывает отвращение. Лики святых отцов и Девы Марии, приклеенные к стене, а также две кошки, мирно расположившиеся на коленях больной хозяйки, немного сглаживают удручающие ощущения и дарят надежду.

Сидящая на куче тухлого отрепья Татьяна комментирует:

– Так и живем. Жила же я в своем доме. И здесь жила. Когда могла, была чистота и порядок. Воду отключили, свет отключили. Прибираться холодно.
– Так ведь не живут! У скотины и то чище бывает, – говорит ей волонтер Лариса Семенова.
– Я надеюсь на лучшее. Если есть что поесть – ем. Нет – и не надо.

В ноябре в квартире появился еще один постоялец – Аркадий – брат Татьяны, вернувшийся после очередного отбывания в местах не столь отдаленных. Оставив неходячую сестру дома одну, Аркадий ушел к родственникам за горячей водой. А ее 33-летняя дочь ушла следом. В холодной квартире Татьяна одна.

Посиневшие от холода ноги выдают ее состояние. Надеясь на лучшее, женщина не исключает возможность зимовки в другом, более уютном месте:

– На улице Кооперации предлагают дом. Но туда еще не ходили.

А вот воспользоваться помощью государства и доверить ему заботу о себе женщина не хочет и на возможность поселиться в геронтологии отвечает утвердительное: нет.

– Я там никого не знаю.
– Никто не знает, познакомитесь, – продолжает убеждать ее Лариса.
– У меня дочь есть. Я ее родила, воспитала.

Волонтер негодует: девице 33 года. Толком нигде не работала и не работает, замужем не была. Семейство живет на пенсию, которую получает мать. Складывается впечатление, что молодая женщина заинтересована в том, что бы мать была рядом: это гарант сложившейся стабильности. Такой же паразитический образ жизни у брата:

-Аркадий не женат. Когда ему жениться? Всю жизнь сидит.

Такого же мнения о старом-новом постояльце соседи: нигде никогда не работал, в колониях со школы:

– Был ли год-то на воле? Все хвалятся, что они там университеты заканчивают.

Общение с Татьяной накладывает тяжелый отпечаток. Если не видеть того, в каких условиях она пребывает, женщина создает впечатление вполне разумного человека. О старческой деменции говорить рано. Однако условия пребывания говорят о многом:

– Я привыкла с детства. Отец был такой алкоголик. Матери было 30 лет, когда он умер. Лег спать и захлебнулся. В нашей семье было пятеро детей. Мама нас воспитывала одна.

К сожалению, из всех братьев и сестер у Татьяны остался лишь Аркадий. С особым чувством женщина называет имена своих влиятельных родственников, проживающих в Омутнинске:

– Связь не поддерживаем. Родня есть богатая, хорошая, но обратиться к ним я не могу.

Какой будет зимовка этого семейства, неизвестно. Однако практика показывает, что социальные службы то ли не торопятся помочь таким, то ли попросту не успевают. А пока для обогрева своей лачуги неблагополучное семейство жжет картон, весь дом будет пребывать в страхе:

– В доме 8 квартир,15 человек. Боимся, как бы не случилось, как на рабочем поселке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 Responses to "Дом на улице Дружбы: «Не хотим пожара, как на Рабочем поселке»"

  1. Сосед   2022-01-11 at 13:41

    А какой помощи вы ждете от социальных служб? В учреждение ехать хозяйка квартиры не торопится, сотрудники может к себе жить их должны забрать? Или на квартиру им скинуться? Они привыкли вести асоциальный образ жищни, горьатого как говорится…

    Ответить
  2. Иван   2022-01-11 at 14:26

    полностью согласен с соседом. по тексту видно, что им предложили все что возможно. когда люди не хотят, их ничем не заставишь. если за 2 года у них ничего не поменялась и их все устраивает, то вряд ли им уже что-то поможет

    Ответить

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован