Новый год с запахом войны

«— Какой тяжелый год!

Все примолкли. А Зиночка сказала, как всегда, невпопад:

— Знаете почему? Потому что високосный. Следующий будет счастливым, вот увидите!

Следующим был тысяча девятьсот сорок первый». (Б.Васильев. «Завтра была война»).

Этот заканчившийся, вовсе не високосный, но какой тяжелый год. Этот будет счастливым? Есть ощущение, что на пороге стоит добрый, веселый, румяный Дед Мороз, хитро улыбается в бороду, сулит счастье и мир?

Нет. Из прорубленного в Европу окна тянет страхом, порохом, выхлопами танковых двигателей. На верхушке елки наливается кровью звезда, а под нижними ветвями виднеется потертый приклад «калаша» и зеленый ящик с патронами…

У алкоголика, долго не пившего, внутри словно сжимается пружина, он знает, что может умереть, если выпьет. Но сил жить эту жизнь уже нет, и он пьет, смертельно рискуя, только чтобы отпустило. Мир по обе стороны красных линий вусмерть устал. И уже не осталось сил искать выход, лавировать между интересами, договариваться. Хочется переключить на черно-белый режим и убивать, только чтобы отпустило.

О том, что происходит там, с той стороны, сказал Путин: «Существующая модель капитализма, а это сегодня основа общественного устройства в подавляющем большинстве стран, исчерпала себя. В ее рамках нет больше выхода из клубка все более запутанных противоречий». А значит — враг снаружи, и мы отлично подходим на его роль. Там говорят — Россия хочет войны.

То, что у нас, с этой стороны, мы видим. У нас — всюду враги. Снаружи они подходят к нашим границам, изнутри хотят разрушить.

У нас за год снесли «пятую колонну» под корень, даже мемориала не осталось. У нас разбираются с теми, кто поет не те песни или не так шутит. Объявляются вредящими нашим ценностям фильмы и игры. У нас пачками выявляются «проплаченные наймиты Запада», тут же получающие обозначение иностранного агента. Россия сосредотачивается? Скорее, приводится к общему знаменателю, цементируется, чтобы получился монолит, который изнутри не разломать.

Почему-то именно сейчас принимают ГОСТ на братские могилы — где за околицей копать яму, как, на каком расстоянии друг от друга по горизонтали и вертикали складывать тела, хворостом их перекладывать или грунтом, сколько запасти трупных мешков, гробов и известки.

Именно сейчас Судебный департамент Верховного суда России готовит регламент о том, как будет проходить мобилизационная работа судей — как и куда выезжать на военно-полевые процессы.

Почему сейчас опять всплывает цитата из книги главы Конституционного суда Зорькина, в которой он допускает возможность снятия действующего в России моратория на смертную казнь?

У нас тоже ведь клубок «все более запутанных противоречий». Хорошей новостью становится новость о том, что мы достигли дна, а значит, хуже уже не будет — в росте цен, в отрицательном росте доходов, в демографии, в расслоении общества на миллиардеров и нищих.

Но, значит, общество может задать вопрос — ну вот, давайте оттолкнемся, начнем наконец реализовывать обещания партии и правительства. До этого все время улучшению что-то мешало — дефолты, мировые экономические кризисы, санкции. Но как их выполнять, если у них там наверху загребущие лапки? А война все спишет…

Зиночка ошиблась в плохую сторону. Мне очень хочется ошибиться в хорошую.

Дмитрий ПОПОВ

mk.ru

Фото: dvidshub.net

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован