Ковид, инфляция, конфликт России с Украиной: что обвалит экономику в 2022-м

Издание Bloomberg перечислило риски, которые могут помешать росту мирового ВВП в следующем году

Американское издание Bloomberg спрогнозировало главные риски для глобальной экономики в следующем году. Аналитики считают, что в целом мир ждет устойчивое восстановление и рост, но есть факторы, которые способны этому помешать. Среди них — новый штамм коронавируса, экономический спад в Китае и рост напряженности в отношениях между Россией и Украиной.

«Что может пойти не так? Многое. Омикрон-штамм, резкая инфляция, подъем ФРС, экономический спад в Китае, Тайвань, набег на развивающиеся рынки, жесткий Brexit, новый кризис евро и рост цен на продовольствие на Ближнем Востоке», — говорится в материале Bloomberg.

Конфликт между Киевом и Москвой для глобальной экономики опасен тем, что неизбежно приведет к резкому росту и без того высоких цен на газ. Это, в свою очередь, приведет к разгону инфляции, которая может стать сдерживающим фактором.

И без того повышение цен начинает выходить из-под контроля. Так, в США в начале года прогнозировалась инфляция на уровне 2%, а сейчас она приближается к 7%. Российские показатели давно вышли за пределы таргета в 4,5% и могут к концу года достигнуть 9%.

Помимо цен на газ к дальнейшему разгону инфляции могут привести и погодные аномалии, которые ударят по урожаю и скажутся на дальнейшем росте цен на продукты питания. Это, в свою очередь, может стать причиной волнений и даже «народных восстаний» в самых незащищенных странах, включая государства Ближнего Востока, Судан, Йемен и Ливан.

Главным риском для восстановления, впрочем, аналитики называют не инфляцию, а продолжающуюся пандемию коронавируса. Ученые еще не вынесли окончательный вердикт в отношении штамма «Омикрон».

Сейчас преобладает мнение, что он менее опасен, чем «Дельта», но если омикрон-штамм окажется более летальным и заразным, придется снова вернуться к жестким ограничениям. Возвращение к такому режиму в развитых странах всего на три месяца может привести к замедлению роста экономики до 4,2% в 2022 году вместо ожидаемых 4,7−5,1%.

Еще один риск — замедление экономического восстановления в Китае. Как пишут аналитики, экономика КНР «остановилась» уже в третьем квартале 2021 года на фоне нехватки энергетических ресурсов, риска дефолта крупного застройщика Evergrande и локдаунов.

«Замедление роста китайской экономики до 3% в 2022 году (вместо 5,7% в базовом сценарии Bloomberg Economics) ударит по всему миру, оставив экспортеров сырья без покупателей, и заставит людей вспомнить обвал китайского фондового рынка 2015 года», — пишут аналитики.

Геополитика также может притормозить Китай — к конфликту между КНР и Тайванем могут подключиться США и другие страны, что приведет к новым санкциям и потенциально коллапсу тайваньского производства полупроводников, которые используются в технике по всему миру.

России стоит обратить внимание на такой риск, как повышение базовой процентной ставки Федеральной резервной системой (ФРС) США. ФРС может трижды повысить процентную ставку в 2022 году и дать сигнал о дальнейшем ужесточении политики вплоть до 2,5%.

Обычно высокие ставки укрепляют доллар и вызывают отток капитала с развивающихся рынков и валютные кризисы в этих странах. Под угрозой окажутся Аргентина, Южная Африка, Турция, Бразилия и Египет, меньшему риску подвергнутся страны с небольшим госдолгом и положительным сальдо счета текущих операций, среди которых Саудовская Аравия и Россия.

Наконец, к рискам для мировой экономики Bloomberg отнесли такие события, как победа евроскептиков на президентских выборах в Италии и Франции в 2022 году, а также «жесткий» Брекзит и затягивание поясов в развитых странах.

В то же время, Bloomberg составил и позитивный сценарий, в котором США будут придерживаться политики расширения бюджетных расходов, что будет способствовать восстановлению экономической активности, Китай увеличит инвестиции в зеленую энергетику и доступное жилье, а соглашение о Всеобъемлющем региональном экономическом партнерстве повысит мировой экспорт. В этом случае глобальная экономика вырастет выше 5%.

Правда, российская экономика, по прогнозам властей, вряд ли выйдет на этот уровень даже при позитивном сценарии. Во всяком случае, как заявил 13 декабря министр финансов Антон Силуанов, в этом году рост ВВП может составить 4,3−4,5%, что выше ожиданий, но только 3% в 2022-м.

Доктор экономических наук, профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Константин Ордов считает, что по сравнению с 2020 годом риски, которые грозят мировой экономике, относительно умеренные. Даже при самом негативном сценарии России сильные потрясения не грозят. Правда, минус в том, что и при самом лучшем развитии событий мы на высокие темпы роста не выйдем.

— С очень высокой вероятностью можно говорить о том, что никаких 3% роста российская экономика в следующем году не увидит. Мы будем ближе к 2%, например, прогноз МВФ уже снижен до 2,3% с предыдущих 2,5−2,7%. Последние месяцы мы плавно теряем в прогнозах всех ведущих организациях и приближаемся к 2%.

Что касается мировой экономики, не совсем верно говорить о «восстановлении», потому что, по сути, она уже восстановилась в этом году. 4,2−4,5% – это среднемировой рост, который в большей мере формируется Китаем, Индией, то есть странами с традиционно более высокими темпами.

Но Китай замедляется, скорее всего, мы больше не увидим 8% роста ВВП, он будет ближе к 5,5%. И это не такое уж следствие инфляции или опасений относительно COVID-19, сколько естественный процесс перехода китайской экономики в новое качество.

Она и так по паритету покупательной способности сравнялась с объемом экономики США. Им осталось сравняться только в рамках текущих национальных валют, и многие экономисты считают, что уже в 2030—2035 году китайская экономика превысить американскую.

«СП»: — Какой из перечисленный Bloomberg факторов самый опасный для нас?

— Для нас наиболее рискованным фактором является повышение ставки рефинансирования американской ФРС. Они уже перешли к сворачиванию экономических стимулов, все меньше денег тратят на прямую помощь и выкуп ценных бумаг. В первом квартале следующего года они планируют полностью обнулить эти вливания и перейти к повышению учетной ставки.

Это приведет к тому, что инвестировать в долговые ценные бумаги США станет более выгодно. Мы же в России к этому времени пройдем пик ужесточения денежно-кредитной политики и вынуждены будем ставку снижать.

Тогда рубль окажется в самом уязвимом положении. Интерес к российским ценным бумагам существенно снизится по причине роста доходности американских облигаций.

Но самая большая проблема связана с тем, что рост учетной ставки ФРС США приведет к росту турбулентности на американском, а, значит, мировом финансовом рынке. Мы традиционно по касательной можем стать центром массового вывода иностранного капитала. Все побегут прятаться в наиболее надежные финансовые инструменты, к которым российские не относятся. Возникнет существенное давление на всю финансовую систему, курс рубля, доходность наших облигаций.

В результате экономика может впасть в то, что мы считаем самым большим «пугалом» — в стагфляцию. Это значит, что у нас не будет экономического роста или он не превысит 2%. При этом инфляцию не удастся загнать в таргетируемый диапазон 4%, она останется в районе 6−7%, потому что европейцы и американцы не готовы сделать приоритетом борьбу с ростом цен. Для них сейчас главное — поддержать экономический рост, те же США планируют расти в районе 4%, то есть гораздо больше, чем Россия.

При этом с точки зрения макроэкономики у нас все хорошо. Даже в случае возникновения проблем с «ковидом», ростом учетной ставки ФРС или даже с коллапсом мирового фондового рынка наш ВВП сократится только на 1−2%. Ничего такого сверхнегативного нам не грозит. Напомню, что в 2020 году в самом худшем квартале падение ВВП у нас составило около выше 10%. Поэтому даже самые апокалиптичные сценарии на следующий год ни в какое сравнение не идут с тем, что мы пережили в 2020 году.

Все относительно предсказуемо. Курс рубля, несмотря на геополитические риски и рост цен почти не меняется. Значит, Центральный банк и Минфин контролируют валютный рынок, и без их желания курс не может ни существенно укрепиться ниже 70 за доллар, ни ослабнуть выше 78.

Мы, по сути, находимся в состоянии мобилизационной экономики, когда готовимся к глобальным негативным сценариям. Нас все перечисленные Bloomberg риски могут задеть лишь по касательной и не очень существенно. Само плохое, что нас ждет — рост ВВП чуть ниже 2%. Правда, и рост выше 2,7% тоже невозможен даже при самых благоприятных условиях. Это особенность мобилизационной экономики.

«СП»: — А как же цель выйти на темпы роста экономики выше среднемировых?

— Она пока далека, иллюзорна и достижима только в том случае, если мировая экономика обвалится. Если мировые темпы роста составят не 4,2%, а будут ближе к 2%, тогда у нас появятся шансы ее догнать. К сожалению, у нас нет большого количества товаров и услуг, которые могли бы отреагировать на рост спроса в мировой экономики.

У нас сырьевая экспортная модель, которая, с одной стороны, является гарантией отсутствия существенных провалов, а с другой — ограничителем, потому что дополнительная ценность у этих товаров небольшая.

Мы не слышим об экономических программах, связанных с созданием потенциала для существенного развития российской экономики. У нас проводится политика бюджетной консолидации, денежно-кредитная политика ужесточается, борясь с излишним кредитованием.

Мы сделали выбор в пользу необходимости снижения инфляции, а не экономического роста, и здесь чудес не бывает. Экономический рост не стоит в приоритете финансовых властей, хочется верить, что хотя бы инфляцию удастся притормозить.

Мария БЕЗЧАСТНАЯ

svpressa.ru

Фото: ap.org

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован