Россияне мечтают вернуть Сталина, но стесняются сказать вслух

Опросы фиксирует рост положительного отношения к СССР и его «героям» вопреки антисоветской пропаганде

Согласно данным опроса ВЦИОМ, проведенного в рамках совместного проекта с РБК «30 лет без СССР», 20% россиян считают последнего Генерального секретарь ЦК КПСС и президента СССР Михаила Горбачева главным негативным персонажем советской эпохи.

Второе место разделили Иосиф Сталин и Никита Хрущев, а также глава НКВД Лаврентий Берия.

На третьем месте в рейтинге антипатий россиян Борис Ельцин (9%), затем следуют Леонид Брежнев (5%), еще один глава НКВД сталинского периода Николай Ежов (4%) и Владимир Ленин (4%). Кроме того, почти половина россиян — 40%, не смогли назвать ни одного антигероя времен СССР.

В то же время абсолютным героем для россиян стал Юрий Гагарин, его назвал 41% опрошенных, на втором месте в списке героев оказался Георгий Жуков (22% голосов). На третьем месте — все тот же Сталин с 20% голосов (28% мужчин и 14% женщин).

Так Сталин герой или антигерой? Или в россиянах нормально может уживаться противоречивое отношение к нему?

— Это не удивляет, в нашем обществе до сих пор существует двойственное отношение и к советскому прошлому, и к Сталину, — считает cоциолог, завкафедрой в Пензенском государственном университете, кандидат философских наук Анна Очкина.

— И существуют полярные мнения. Часть общества полагает, что репрессии перечёркивают все достижения сталинского периода, а часть, напротив, полагает, что эти достижения делают его героем несмотря не на что.

«СП»: — На третьем месте по антипатиям россиян Борис Ельцин. Почему ниже Горбачева? Это ведь он формально развалили СССР, а не Горбачев

— Это чисто эмоционально: все перемены начались с Горбачева, а он потом ещё фигурировал в рекламе пиццерии, это создало в общественном сознании образ одновременно и слабака, и предателя, и любителя поживиться. Думаю, и различия во внешности сыграли свою роль, Ельцин имеет некий былинный вид, и эмоционально воспринимается более благосклонно, чем Горбачев с типичной внешностью партийного функционера-карьериста.

«СП»: — При этом почти половина россиян не смогли назвать ни одного антигероя времен СССР. Это значит, что люди стали лучше воспринимать советскую историю или просто хуже ее знать? В России стабильно падает интерес к истории, особенно у молодежи.

— Интерес к истории падает, как и интерес ко всему, что не составляет повседневные и насущные заботы и радости. Сказывается и ухудшение образования, и общая апатия.

«СП»: — Те, кто при СССР не жил, те же молодые блогеры, настроены более антисоветски, чем те, кто застал Союз. Почему?

— Думаю, дело в современной версии школьной истории, из всего советского периода сильнее всего западают в память репрессии.

«СП»: — Сталинизм в России явление многослойное и масштабное: одни видят в нем ортодоксального марксиста, другие едва ли не императора. Есть ли с чем это явление сравнивать или оно абсолютно уникально?

— Марксисты не должны бы относить Сталина к «своим», поскольку он не признавал демократию. Имперцы — понятие расплывчатое, империи бывают разные.

Сталинизм, кстати, имел два источника: первый — стремление централизованно руководить индустриальным строительством в ситуации острой нехватки ресурсов. Это ранний сталинизм, коллективизация и прекращение всяких идеологических дискуссий, сотворение сталинской версии марксизма.

Второй источник: стремление Сталина и его сторонников сохранить власть, это уже волны репрессий. Феномен сталинизма необходимо изучить для того чтобы понять, как совершать социальные преобразования, социальный прорыв без принуждения и при сохранении и развитии демократии.

Как создавать человекосберегающие механизмы социально-экономического развития. И какие механизмы способны сохранить контроль над властью.

— В противостоянии Хрущева и Сталина проигравшими оказались Горбачев и Ельцин, — считает политолог Андрей Милюк.

— Выяснилось, что наши сограждане довольно адекватно оценивают советскую эпоху. Они абсолютно верно обозначили главные моменты триумфа России при коммунистах: победа в Великой Отечественной и освоение космоса — практически все герои рейтинга относятся к этим двум событиям.

В этом есть опровержение мифа о «колбасной ностальгии» в народной среде. Умы наших сограждан заботят «высокие материи», когда речь идет об истории государства. Величие страны они не измеряют пристальным взглядом покупателя в гипермаркете, холодильник проигрывает телевизору в этом случае.

Что-то около 70% опрошенных в принципе не считают то время «антигеройским» — это все, кто не смог назвать ни одного отрицательного деятеля, либо называли Горбачева или Ельцина. Понятно, что обоих «припечатали» именно за развал Советского Союза.

Вполне объяснимо присутствие Сталина в первых рядах героев и антигероев одновременно. Когда власти нужно отвлечь внимание граждан от реальных проблем, в медийное поле вбрасывается очередной повод для «красно-белых» споров.

Метод настолько обкатанный, что уже сформировалось два устойчивых полюса «ядерного» электората. Что между ними, видно по другим опросам, где общий рейтинг Сталина доходит до 60−70%.

Доля «красного» электората в нашей стране ощутимо ниже, а значит, в Сталине видят прежде всего государственника. Этот подход условно можно назвать национал-большевистским: социалисты воспринимают ценность идей этатизма, а патриоты в той или иной мере признают, что экономические взгляды большевиков были адекватны своему времени и позволили в короткие сроки отстроить российскому государству одну из сильнейших экономик мира.

Место Сталина в подобных опросах предсказуемо. Гораздо интереснее, что Ленин оказался единственным из деятелей, чей рейтинг растет тем сильнее, чем моложе аудитория. Люди возрастом 18−24 года дают ему 15% голосов против 3% среди тех, кому за 60.

На месте власть имущих я бы задумался. Лоялисты еще могут «отбелить» Сталина от подпольно-криминальной юности его поздним цезаризмом. Ленин же воспринимается в обществе исключительно как революционер. Как разрушитель морально устаревшего, погрязшего в коррупции, подчиненного олигархии абсолютистского режима. Очевидные исторические аналогии прослеживаются.

— При капитализме общество всегда расколото по интересам, и интересы эти противоположны, — убежден политконсультант, кандидат философских наук Александр Сегал.

— А мелкобуржуазное сознание расколото внутри себя, внутренне противоречиво. Так что разброда и шатаний — выше крыши.

«СП»: — Сталина в России считают «своим» самые разные люди: от марксистов до имперцев. Как это понимать?

— Марксисты в этом случае гораздо ближе к истине. Имперцы же берут Сталина «внарезку», выбирая то, что им нравится. А то, что не нравится (социализм) спихивают на Ленина. При этом в начале перестройки, если помните, было обратное. Тогда Демплатформа в КПСС и еще только начинавшие перекрашиваться собчаки и поповы «всё хорошее» и социализм оставляли Ленину, а Сталин был средоточием всего, что не нравилось.

И еще обратите внимание, что Сталина и Ленина люто ненавидят либералы. Именно в своей ненависти к социализму либералы и имперцы гораздо ближе друг другу, чем марксисты им обоим. Они настолько близки, что спокойно уживаются на центральных каналах ТВ, поливая помоями прошлое.

«СП»: — Сегодня власти культивируют некий «дозированый» сталинизм: мол, победа в ВОВ, ядерная бомба, геополитика — это хорошо, но социализм это плохо. Не боятся, что люди начнут задумываться и надумают чего-то не то?

— Ну, это же известная позиция Агафьи Тихоновны из гоголевской «Женитьбы»: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому еще дородности Ивана Павловича»… Иными словами, эклектичная позиция: берем то, что нравится в СССР, и приставляем к дворянству и белому движению.

Но социализм — это система, в нем элементы взаимосвязаны существенным образом. И победа в ВОВ, и ядерная бомба стали возможными благодаря социализму, а не вопреки ему. Если бы в СССР был капитализм — мы бы проиграли, потому что только плановая экономика была в состоянии быстро мобилизоваться, ориентируясь не на прибыль, а на реальный результат, натуральные показатели: пушки, танки, самолеты.

Нельзя быть немножко беременной. Эклектика в идеологии свидетельствует об отсутствии системности в мыслях и как следствие — о непонимании закономерностей. А это сказывается на непонимании перспектив.

И люди чувствуют, что «идеальная» картина «СССР без социализма» — это белая диктатура, социально несправедливая и гораздо более жесткая, чем диктатура пролетариата.

Дмитрий РОДИОНОВ

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован