Экономисты не нашли оснований для замедления инфляции в 2022 году

Социальные обязательства под риском невыполнения

Инфляция набрала скорость курьерского поезда, движущегося без остановок по своему дальнемагистральному маршруту.

В ноябре потребительские цены разогнались до 8,4% в годовом выражении — максимума с января 2016-го. Остановить или затормозить эту ценовую лавину государство не в силах, равно как и смягчить ее удар по населению, по социальным обязательствам, включая индексацию страховых пенсий. На взгляд экспертов, в следующем году ситуация лучше не станет.

В ноябре в годовом измерении продукты подорожали на 10,81%, а в октябре — на 19,4%. Не приходится сомневаться: по итогам года инфляция превысит 8%, что наконец признал и глава Минэкономразвития Максим Решетников, чье ведомство ранее упорно называло цифру 5,8%.

Сейчас ЦБ обещает взять под контроль инфляцию в 2022-м, вернув ее к доковидным уровням 4-4,5%. Но, конечно, в следующем году цены продолжат жить своей вольной жизнью, взрастая на почве всевозможных ковидных ограничений, неурожаев, перебоев в поставках тех или иных товаров.

Основной вклад в инфляцию вносят продукты питания. В социальном отношении это самый неприятный момент: чем меньше доход семьи, тем большую его долю она тратит именно на еду.

Люди теряют возможность делать денежные накопления или крупные покупки. Из-за бурного роста цен на пропитание самые бедные и незащищенные слои становятся еще беднее. Продукты продолжают дорожать на всех мировых рынках (с сентября 2020 года индекс Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН вырос на 27%), и надежд на слом этого тренда нет.

Кто возьмется утверждать, что логистические цепочки, разорванные пандемией, благополучно восстановятся в 2022 году, что начнут дешеветь минеральные удобрения, или что цена пальмового масла перестанет бить рекорды из-за дефицита кадров для его производства в Малайзии?

Но речь не только о продовольствии: кризис полупроводников ударил по авторынку, в результате автомобили подорожали в мире на 15-20% за год, примерно та же история — с бытовой техникой и электроникой, с носимыми гаджетами. В этот ряд можно добавить и ослабление валют развивающихся стран (включая рубль) по отношению к доллару, и высокую инфляцию в США…

«Прогноз ЦБ по годовой инфляции на конец 2022 года — 4-4,5%, — напоминает доктор экономических наук Игорь Николаев. — Но возникает вопрос: за счет чего у нас в России настолько улучшится ситуация с потребительскими ценами? Если рассматривать внешние факторы, то все текущие сохранятся и в 2022 году. Постковидное восстановление экономик связано с закачкой в них многих сотен миллиардов долларов.

Печатные станки работают на полную мощь, рынки перегреты, платежеспособный спрос просто зашкаливающий. Плюс, сейчас мир находится в начальной фазе энергоперехода, в рамках которого цены на основное ископаемое сырье — нефть и газ — тоже растут».

Что касается факторов внутренних, то и они не внушают оптимизма. Российское антизападное продэмбарго по-прежнему в силе, должной конкуренции между отечественными производителями на продуктовом рынке не было и нет, государство не оставляет попыток регулировать цены административными методами.

Если стране удастся удержаться в пределах 10-процентной инфляции, уже хорошо. Все это ведет к тому, что в реальном выражении выплаты по социальным обязательства будут снижаться. Страховые пенсии по старости проиндексированы в этом году на 6,3%, при инфляции выше 8%, напоминает Николаев.

Правда, в этом году пенсионеров и семьи с детьми поддержали единовременной выплатой, но никаких гарантий, что такие выплаты государство произведет снова, нет — выборный год заканчивается.

«В I квартале 2022 года индекс потребительских цен с большой долей вероятности будет продолжать расти в России, — говорит старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова. — Дальше, на фоне монетарных мер ЦБ, инфляция в какой-то степени затормозится. Однако целевой диапазон в 4-4,5% по итогам следующего года практически не достижим, если не подрисовать цифры. Одинаково динамично растут и продовольственные, и непродовольственные цены. Государству придется поднапрячься, чтобы выполнить все взятые на себя обязательства по социальным направлениям».

Для реализации оптимистичных прогнозов нужна политика сильного рубля. Его прошлогодние курсовые просадки на фоне небывалой за последние 40 лет инфляции в США и ЕС будут наверняка сказываться на потребительских ценах и в наступающем году.

Ценообразование на продукты питания в России крайне восприимчиво к любому негативу и практически не реагирует на позитивные события, рассуждает гендиректор компании «Главторг» Карен Налбандян.

Георгий СТЕПАНОВ

mk.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован