Новая денежная реформа: Чего ждать, к чему готовиться?

В 2022 году начнут вводится в оборот новые купюры и тестировать цифровой рубль

Менее чем через месяц в России стартует самая крупная денежная реформа с 90-х годов.

Начиная с 2022 года, в оборот начнут вводиться рублевые купюры нового образца. В следующем году «ходить» начнут новые сторублевки, а до 2025 года появятся и обновленные купюры остальных номиналов. Кроме того, со следующего года нас ждет и более глобальное новшество — пилотное тестирование цифрового рубля.

Любые упоминания о денежной реформе вызывают у россиян тревогу и «фантомные боли» от предыдущих деноминаций и девальваций. «Свободная пресса» разобралась в том, есть ли сейчас повод для беспокойства и не скрываются ли за введением новых банкнот еще какие-то менее приятные новшества и подводные камни.

В Банке России объяснили модернизацию денег желанием «подтянуть их защитный комплекс и усовершенствовать дизайн», который, кстати, не менялся с 1997 года (не считая введения купюр новых номиналов). В ЦБ предупредили, что на фоне появления новых купюр могут активизироваться мошенники и подчеркнули, что ни о каком обмене старых денег на новые речи не идет.

Объектами таких афер могут стать, прежде всего, пожилые люди. Они же могут пасть жертвой рассказов о грядущей деноминации и девальвации рубля, которые мошенники могут использовать для сбора денег.

Большинство серьезных экономистов сходятся на том, что в нашем случае замена купюр — это просто замена купюр с целью повышения их степеней защиты, и никаких зловещих планов за ней не скрывается, так как необходимости в деноминации сейчас нет и рублю не грозит серьезная девальвация. Хотя есть и другие версии о том, для чего может быть использована предстоящая денежная реформа.

Например, экономист Михаил Хазин предположил, что денежная реформа затеяна для того, чтобы заставить всех российских коррупционеров добровольно сдать все активы и сбережения, за которые они не могут отчитаться по налоговой декларации. Ведь если все деньги начнут менять, то обменять старые купюры на новые можно будет только официально и по закону.

И, как считает Хазин, если данную идею реализовать правильно, у нее может быть феноменальный эффект и польза для бюджета. Правда, если учесть, что пока что речь идет не об обмене, а о постепенной замене одних купюр на другие, сомнительно, что такой план действительно будет претворен в жизнь.

Финансовый аналитик Сергей Дроздов также считает, что выпуск купюр нового дизайна не стоит даже называть денежной реформой, так как это регулярная практика во многих странах мира. Зато тестирование и последующее введение цифрового рубля действительно может иметь не самые приятные последствия для населения. Это и тотальный контроль над средствами, и, возможно, не совсем равный обменный курс «цифрового» деревянного и обычного, в результате которого простые смертные понесут убытки.

— В США регулярно обновляют денежную массу, повышают степени защиты, меняют дизайн, поэтому зря пугать людей не нужно. Поменять сто рублей на такие же сто рублей, но в другом оформлении, это совершенно нормально, и переживать из-за этого не стоит.

У нас уже вводили новый дизайн купюр и монет в прошлом, и ничего страшного не происходило. К тому же, как указывал наш президент, у нас, в отличие от Запада, нет дополнительной эмиссии, поэтому дополнительные деньги печатать не будут. Просто постепенно будут старые купюры выводить из оборота и вводить новые.

Вот если бы вводили купюры большего номинала, например 10 или 20 тысяч, тогда стоило бы поднапрячься. Это было бы косвенным признаком дополнительной эмиссии денег. Но сейчас мы ничего подобного не наблюдаем.

Просто журналисты хотят сыграть на громких заголовках, тем более что народ у нас любит читать истории, связанные с падением рубля. Но и в этом плане могу обнадежить. Все ждут, что наша валюта рухнет, но на деле есть и перспективы укрепления рубля, и до конца года он вполне может снизиться до 71−72 за доллар.

«СП»: — А о тестировании системы цифрового рубля тоже не стоит беспокоиться?

— Это уже совсем отдельная история. Здесь мы практически впереди планеты всей, отстаем только от Китая. Даже Америка пока что позади. Но что такое цифровой рубль? Во-первых, это тотальный контроль над всеми. Когда со временем все это дело запустят и полностью откажутся от наличных денег, перейдя на цифровые расчеты, никуда ни от каких налогов будет не скрыться. За любую копейку будут спрашивать.

Второй момент в том, что после отказа от физических денег, банковская система в ее нынешнем виде практически окажется не нужной. Ведь если нет бумажных денег, их не нужно нигде хранить, а если все операции совершаются через приложение, зачем столько сотрудников? Кстати, это одна из причин того, что в США не торопятся с введением цифровой валюты, банковская сфера пока не спешит переходить на эти рельсы.

Наконец, третий момент в том, что пока непонятно, как будет происходить переход. Ходит много разговоров о том, что цифровой рубль по факту может быть немного дороже, чем обычный. Вспомним, как в начале 2000-х годов переходили на евро. Во время транзитного периода, когда на товары висели ценники в евро и в старой валюте, ценники в евро были выше. Получается, что заработная плата в евро у людей стали ниже, а ценники — выше.

Сложно сказать, будет ли так с цифровым рублем и вообще с цифровыми валютами. Правительство утверждает, что все пройдет нормально.

Кандидат экономических наук, глава «Союза предпринимателей и арендаторов России» Андрей Бунич также считает, что сегодня для деноминации нет никаких оснований, но трудно сказать, что будет в следующем году.

— В случае экстраординарных событий, например, войны, никакой вариант исключать нельзя. И, к сожалению, сегодня это не кажется полностью исключенным сценарием. Скорее всего, радикального обострения между Россией и Западом не произойдет, хотя мы прекрасно понимаем, что геополитическая напряженность высокая.

Но на случай форс-мажорных обстоятельств никто не может дать предсказание. Если же все будет в относительно спокойном режиме без эксцессов, я не вижу никаких оснований для денежной реформы.

Изменение курса рубля — это не основание. Если даже курс снизится еще сильнее, в этом нет ничего страшного. По моему мнению, он и должен быть несколько ниже уровня, на котором его поддерживали весь год. Слишком резкого изменения потребительских цен, которое потребовало бы выпуска других купюр большего номинала, тоже не наблюдается. Цены растут хоть и на десятки процентов, но все-таки не в разы. Все это локализуется с помощью наличного денежного обращения и структуры денежной массы.

Поэтому вариант деноминации и полноценной денежной реформы я бы оставил, как форс-мажорный, на случай крайнего обострения обстановки. Но в этом случае вообще могут быть самые разные решения. Это вовсе не значит, что предстоящий ввод новых купюр запланирован именно для этого. Просто эти наработки могут быть использованы в случае кардинального изменения ситуации, когда мы вынуждены будем напечатать другие деньги.

«СП»: — То есть, в самой замене купюр ничего особенного нет?

— Конечно, это рабочий момент, периодически происходит замена купюр, новые вводятся, старые выводятся. Иногда бывает, что под это дело могут изменить структуру денежного обращения, например, выпустить больше купюр одного номинала, чем других, но не принципиально.

Это не значит, что у нас в экономике все будет очень хорошо. Но даже такие события, как снижение курса валюты, падение цен на нефть и нехватка денег в бюджете легче купировать в рамках действующей модели денежного обращения, чем ломать ее кардинальным образом. Это слишком большая цена. Нынешнюю финансовую систему будут всеми силами поддерживать, так как это основа стабильности.

«СП»: — Почему же появляется так много публикаций о возможной деноминации?

— Нельзя сказать, что они появляются случайно. Вспомните, как в прошлом году накануне референдума произошел вброс в СМИ о деноминации. Все началось с того, что об этом написал какой-то эксперт, но почему-то все это подхватили, бросились обсуждать эту тему в течение нескольких месяцев, в том числе на высшем уровне.

Я вижу в этом вбросы, возможно, какие-то люди заинтересованы в деноминации или просто зондируют почву. Для чего это делается, мы не знаем, то ли это провокация, то ли предупреждение. Если нынешнее обострение геополитической ситуации разрешится благополучно, никаких оснований для таких действий нет. Если же она не завершится, возможны самые разные сценарии.

Мария БЕЗЧАСТНАЯ

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован