Что известно о новом “африканском” штамме коронавируса

Что на данный момент известно о новом мутировавшем штамме SARS-CoV-2, обнаруженном в Южной Африке? На вопросы "Российской газеты" ответил руководитель научной группы разработки новых методов диагностики заболеваний человека ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Камиль Хафизов

Информация о мутирующих штаммах регулярно появляется в СМИ, но в большинстве случаев (за исключением “дельты”) оказывалось, что ничего угрожающего с вирусом не происходило. Почему такая тревога на этот раз, насколько она оправдана?

Камиль Хафизов: Это не совсем так. Штамм “альфа” (ранее – британский) был заметно заразнее “уханьского” варианта, и его доля начала активно расти, вероятно, способствуя росту заболеваемости в мире.

Чуть позже появились штаммы “бета” и “гамма”, которые, помимо всего прочего, имели некоторую способность избегать защитного действия антител, что позволяло им закрепляться в популяции. Но затем пришла “дельта”, вызвав сначала огромный рост заболеваемости в Индии, а затем вытеснив все остальные штаммы во всех странах, не оставляя шансов другим вариантам вируса.

Новый штамм коронавируса B.1.1.529 содержит необычно высокое число мутаций в гене S-белка, ряд которых может помочь избежать защитного действия антител, по крайней мере этот вывод мы можем сделать на основе информации об этих мутациях в других штаммах, что циркулировали ранее. Штамм B.1.1.529, это ответвление старого варианта под B.1.1, своего собственного названия пока не имеет.

На данный момент с помощью полногеномного секвенирования было выявлено уже около 100 случаев инфицирования этим штаммом (это число быстро растет), но по опыту скажу, что раз он обнаружен в разных странах, то значит реальное количество инфицированных заметно выше, так как лишь малая доля всех образцов вируса подвергаются секвенированию, и то не во всех странах.

Профиль мутаций в геноме показывает, что новый штамм потенциально способен и уклоняться от антител, и быть более заразным. Например, B.1.1.529 содержит не одну, а две мутации в сайте расщепления фурином – P681H в сочетании с N679K – это первый раз, когда две такие мутации были найдены в одном штамме. По этой причине в этот раз тревога может быть вполне обоснована.

Каков риск завоза этого штамма в Россию? Кто будет заниматься его секвенированием и изучением?

Камиль Хафизов: Более контагиозные штаммы, если они имеют преимущество перед остальными, могут активно распространяться между странами, так как границы зачастую достаточно прозрачны. И так как Россия не изолирована от остального мира, то вероятность заноса всегда есть, что мы и наблюдали ранее со штаммами “альфа”, “бета” и “дельта”.

Ту же вышеупомянутую подлинию AY.4.2, несмотря на пока её неширокое распространение в мире, моя лаборатория выявила в образцах из Москвы и области еще в октябре. Впрочем, пока, кроме Великобритании, AY.4.2 активно не распространился.

А вот про штамм B.1.1.529 что-то сказать пока рано. Могу лишь заверить, что наш институт, как и множество других научных организаций в стране, проводят масштабную работу по секвенированию геномов нового патогена с целью мониторинга за генетической изменчивостью коронавируса. Пока B.1.1.529 в России не выявлен.

Как оценивается, сохраняется ли эффективность вакцин против нового мутанта? Будут ли такие работы проводиться в стране (хотя бы в перспективе)?

Камиль Хафизов: Ученые уже изучают этот штамм, в том числе в части возможности его нейтрализации антителами, вызванными как вакцинацией, так и перенесенным ранее заболеванием. В России эти работы должны проводиться специализированными организациями в стране, аккредитованными на соответствующую работу.

Хотел бы напомнить, что мы (человечество) как-то справились с тем же южноафриканским штаммом “бета”, который тоже снижал эффективность защитных антител. Поэтому сейчас есть некоторая надежда, что и против нового штамма вакцинные препараты будут эффективны. Впрочем, до результатов новых исследований все же стоит поостеречься от необдуманных высказываний. Станет намного понятнее в ближайшее время.

“Спутник V” можно адаптировать под найденный в Южной Африке штамм коронавируса SARS-CoV-2. Необходимые изменения в технологический процесс можно внести достаточно быстро, считает глава РФПИ Кирилл Дмитриев.

“Мы можем быстро адаптировать вакцину к новому варианту коронавируса, если потребуется, – сказал Дмитриев в интервью RT. – Определенно, мы считаем, что “Спутник V” – на данный момент самая эффективная вакцина против мутаций коронавируса”.

Дмитриев отметил, что комбинирование разных вакцин при ревакцинации усиливает защиту организма от заражения, в том числе, и новыми штаммами. В этой связи важно сотрудничать в сфере создания вакцин, в частности, обеспечивая возможность их комбинировать.

“Мы открыты для партнерства и считаем, что комбинации вакцин – хорошая идея для человечества”, – добавил глава РФПИ.

Сегодня же о комбинировании вакцин высказался министр здравоохранения России Михаил Мурашко. Правда, речь шла о применении “Спутника V” и “Спутника Лайт” – для ревакцинации. В комбинации эти вакцины показывают хорошие результаты – эффективность составляет более 92%.

“Буквально вчера я получил данные выгрузки из регистра вакцинированных. Комбинация вакцины “Спутника V” и ревакцинация вакциной “Спутник Лайт” показывают наиболее хорошие результаты, протективную защиту больше 92%”, – сообщил министр на заседании российско-венгерской Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству в Обнинске.

Ирина НЕВИННАЯ

rg.ru

Фото: ria.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован