Как 10 чиновников одного безработного трудоустраивают: нужны ли государственные центры занятости

Журналист kp.ru Владимир Перекрест разбирался, как устроены современные биржи труда и кто туда ходит

Погоня за пособиями

С каждым годом число чиновников на душу населения растет. Только по данным Росстата за последние 10 лет оно увеличилось на четверть. «Бюрократические организации с КПД паровоза Стефенсона плодятся, ширятся и процветают», – обрисовал текущий момент один знакомый руководитель.

Под гильотину общественного мнения угодили и государственные центры занятости населения (ЦЗН). Глава конкурирующей фирмы Алексей Захаров (он возглавляет частную компанию «Суперджоб», также занимающуюся трудоустройством) заявил, что на 1000 сотрудников государственных центров приходится в год всего 50 трудоустроенных. Получается где-то один в неделю.

То есть тысяча человек, это на минуточку, по численности хорошо укомплектованная школа, и вот вся эта школа от первоклашек до усатых выпускников всю неделю гоняют одного бедолагу, чтобы куда-нибудь его приткнуть. Их — тысяча, он — один, и всю неделю, с 9 утра до 6 вечера, исключая обеденный перерыв. Представили? Поверили? Я — да, представил. Нет, не поверил. Слишком напоминает карикатуру времен журнала «Крокодил».

– Ну, конечно же, это не так, – заявили kp.ru в Минтруде. – Всего в российских центрах занятости работает 19,5 тысяч специалистов. С их помощью в 2020 году трудоустроились 2,4 млн человек, а за 9 месяцев этого года — 2,1 млн.

То есть по данным Минтруда, получается в год не 50 человек на 1000 работников, а 123 на одного! А в Москве — в два раза больше. Как сообщили kp.ru в столичном департаменте труда и занятости, за минувшие полтора года силами 700 специалистов было трудоустроено около 250 тыс. человек. На одного специалиста приходится без малого 240 трудоустройств в год.

Звоню Захарову, пересказываю официальные данные.

– Вранье, так и запишите! – запальчиво отвечает возмутитель спокойствия.

– А ваша информация откуда – про 50 человек на 1000 работников?

– Я слышал это на одном закрытом совещании в одном крупном регионе — точнее говорить не буду.

Вот так: хочешь верь, хочешь — нет.

Вообще у Захарова к этим центрам занятости, без суеты живущим на государственные деньги, давно есть претензии. Даже если взять официальные данные Минтруда, то 123 трудоустроенных в год или примерно 10 в месяц — это совсем немного по сравнению с тем, как приходится крутиться коммерческим кадровым службам, чтобы оставаться на плаву.

За обычного работника, не специалиста, не руководителя, не вожака (а именно такие, к тому же, зачастую, не обладающие достаточной энергией искать работу самостоятельно, и есть основной контингент центров занятости) комиссионные кадровому агентству составляют 10-20% от зарплаты работника. Получается, 10 человек в месяц — это впритык, едва-едва оправдать собственную зарплату. А в кадровых агентствах на позициях такого уровня — норматив 30, а то и 50 человек.

– Государственные центры вообще не нужны, – рубит Захаров. – Безработицы у нас нет, если не говорить об ограничениях во время ковида. Все кто хочет, могут найти работу, это не проблема. А те 4-6%, которыми составляют уровень официальной безработицы, в принципе не хотят работать – нигде, никогда и ни при каких условиях.

Кроме того, количество зарегистрированных безработных не имеет к безработице никакого отношения, поскольку это те, кому нужна не работа, а статус безработного для получения пособий, в том числе и на детей. Не давали бы пособий — сами бы нашли работу и гораздо быстрее, чем через Центры занятости.

– То есть если не надо пособия, то и нет смысла обращаться в эти службы?

– Ну конечно! Они имитируют деятельность, а на самом деле не в состоянии помочь. Нужно то, что есть, сравнять бульдозером и выстроить новую систему. Регистрацию безработных передать в МФЦ — эта система уже действует, и там больше окошек, чем в центрах занятости. А функцию трудоустройства отдать рыночным механизмам, платформам по трудоустройству.

Чтобы выяснить, как оно на самом деле, иду в центр занятости. Не в абы какой, а в самый лучший, он так и называется — флагманский, около станции метро «Проспект Мира» в Москве. Представительное четырехэтажное здание, дворик, ограда.

Вот вышло два человека — девушка в хиджабе и простой русский парень.

– Вы в центре занятости были, расскажите, вам там помогли? – спрашиваю парня.

Тот отшатнулся и, ускорив шаг, поспешил к метро. Пока я раздумывал, зайти в этот флагманский центр или еще с кем-нибудь поговорить, невесть откуда материализовалась полицейская машина.

– Ваши документы! – строго сказали трое вышедших из нее полицейских. – Поступила жалоба, что вы пристаете к прохожим.

Оказывается, это давешний безработный меня так подставил. Да, с таким характером он не скоро найдет новое место.

Однако удостоверение «Комсомолки» благотворно подействовало на стражей порядка — они козырнули и уехали. А я зашел в здание.

Народу — практически никого.
– У нас многие услуги оказываются через сайт, – пояснил консультант Дмитрий. Он колясочник, и это, кстати, одно из основных направлений центров — трудоустройство таких специалистов. Почин подхватили и некоторые банки — по направлению из ЦЗН трудоустраивают у себя персонал с ограниченным двигательными возможностями.

– Можно получить статус гражданина, ищущего работу, или статус безработного – для получения пособия, – продолжает Дмитрий. – Есть программы обучения и переобучения, семинары, тренинги, ярмарки вакансий с участием крупных компаний. Вот вы ищете работу (это я ему так сказал) — вам будет выделен куратор, который будет с вами работать, определит ваши склонности, резюме поможет составить. Есть у нас и психолог…

Кстати, оказалось, это чуть ли не самый востребованный специалист у тех, кто обращается в центры.

Вообще, зашел я удачно. Познакомился, например, с предпринимателем, который затевал какой-то мудреный проект — цифровую платформу по трудоустройству в банковскую сферу.

– А что, банкирам больше негде людей набирать, как среди безработных, обратившихся в центры занятости? – скептически интересуюсь я.

– А почему нет?! – парирует бизнесмен. – Тут профессионалы работают не слабее, чем в кадровых агентствах, к тому же есть опыт организации курсов переобучения и повышения квалификации, ярмарок вакансий. Банки и сейчас здесь набирают персонал.

Выхожу из центра — рядом человек прямо светится от счастья. В руках теребит резюме с карандашными правками куратора.

– Нашли работу? – осторожно интересуюсь я.

– Пока нет, но я доволен.

Сергею основательно за 30, начальник отдела в одной из столичных налоговых инспекций. Надумал уходить.

– Не то, чтобы мало платят — по итогу за год выходит 70-80 тысяч, но очень все неравномерно и нерегулярно, – рассказывает он. – Никогда не знаешь, сколько придет в квартальную премию, да и будет ли она.

Больше всего Сергею понравилась беседа с психологом.

– Поставил он мне мозги на место — а то я никак не мог понять, побыстрее искать работу или уволиться и отдыхать, пока не надоест.

– Если есть деньги в запасе, то можно и отдохнуть, – рискнул я дать совет.

– Вот! Психолог то же самое сказал! А если нет денег, надо устраиваться хоть на какую работу, и параллельно искать по душе. Но я безработным побуду — все таки больше 12 тысяч в месяц!

– Так для этого надо каждую неделю отмечаться.

– Почему каждую неделю? Четыре раза в месяц, – вежливо поправил меня налоговик.

Одна из фишек центров занятости — система профессиональной переподготовки. По данным минтруда, ее за 2020 год прошли 900 тысяч безработных.

26-летний Кирилл из Санкт-Петербурга — один из них.

– Курсы профобразования там существуют реально, и я их закончил, учился на сварщика, – рассказал он kp.ru. – Бесплатно. Но для того, чтобы туда попасть, надо 3 месяца официально не работать, потом ждать, пока наберется группа, это тоже 3 месяца, и только после этого отправляют в колледж на обучение.

По мнению Кирилла, подготовили его там на совесть.

– Как корочки получил, работу предложили – сварщиком на 50 тысяч белыми, но я не пошел, – продолжает молодой человек. – Вернулся в общепит, я же повар по образованию. Сейчас до сушефа дослужился (заместитель шеф-повара – ред.). Деньги те же, зато вредности меньше.

Осознав, что ученье свет, Кирилл закончил еще одни курсы — сантехников. Уже за свои кровные. Это он явно расщедрился. Ведь по закону число курсов, которые может пройти безработный, никак не ограничивается, подтвердили в столичном Департаменте труда и занятости. Так что можно учиться, учиться и учиться.

Теперь, работая в общепите в режиме «два через два», в выходные Кирилл шабашит по металлу и унитазам. Кидать камень в центры занятости он не спешит. В отличие от многих других.

– Найти работу через службу занятости – исключение из правил, – говорит читатель kp.ru из Ярославской области, он подписался «Работяга» – . Половина вакансий, которые дают – неживые. Вторая половина – даже рядом со специальностью не стояли. Каждую секунду готовы выпихнуть с учета, мы ведь статистику портим. Женщины, что там сидят, монтажника-высотника от электрика не отличают. Отказываешься от предложенной ерунды – сразу с пособия снимают. Чтоб на бирже стоять хотя бы полгода, надо иметь стальные нервы, стрессоустойчивость и кучу свободного времени.

И таких недовольных — большинство. Может, и впрямь, стоит распустить эти центры и службы?

– Ни в коем случае, – говорит kp.ru директор научно-образовательного центра социального развития РАНХиГС Любовь Храпылина. – Государственные службы занятости сформировались в 90-х годах, накопили большой опыт, у них подготовленные сотрудники по разным направлениям трудоустройства. По направлению центров занятости работодатели обязаны трудоустраивать некоторые социально незащищенные категории населения. К тому же это сеть, действующая по всей стране. Так что, думаю, лидерство по числу трудоустройств за ними.

Главное, что, по мнению эксперта, отличает госцентры от частных кадровых агентств, это то, что коммерсанты «пляшут» от работодателя, по его заказу подыскивают персонал, а госцентры — наоборот, от безработного, выясняют, что ему нужно, на что он способен, а если знаний и навыков маловато, то подтягивают.

– Люди в трудный момент могут растеряться, выпасть, надо, чтобы кто-то им помог, хотя бы выслушал для начала — в центрах занятости способны это сделать, предлагают три варианта работы, да еще и бесплатное переобучение, – продолжает Храпылина. – Кадровые агентства этого не делают и не смогут пока что сделать.

– Может, в этом и вопрос. Коммерческие кадровые агентства хотят разогнать государственные центры и вместо них выполнять госпрограммы и получать бюджетное финансирование.

– Не исключено, но ничего страшного в этом я не вижу. Человеку все равно, кто ему поможет трудоустроиться – частник или государство. Лишь бы не обманули. В этом плане к госорганам выше доверие, чем к частникам. А самое лучшее — допустить к выполнению госпрограмм не только центры, но и коммерческие структуры, все эти платформы и порталы. Пусть будет конкуренция. Но частники за тяжелые случаи не возьмутся, они не будут трудоустраивать людей с заболеваниями, после тюрем, неблагополучных подростков.

Официально

Минтруд объявил перестройку

В ведомстве, ответственном за безработицу, тоже видят, что назрели перемены.

– Сейчас по всей стране проходит пилотный проект по модернизации центров занятости, чтобы внедрить новые форматы работы в зависимости от жизненных обстоятельств соискателей или бизнес-ситуаций работодателей, – сообщили kp.ru в Минтруда. – Центры занятости станут современными кадровыми агентствами.

До 2024 г, весь штат сотрудников, работающих с гражданами, пройдет переобучение. Все услуги по трудоустройству или рекрутингу будут оказываться в соответствии с новыми стандартами, которые сейчас разрабатываются. Ранее для поддержки граждан, испытывающих трудности с поиском работы, была организована программа субсидирования найма.

В столице — тоже перестройка. Например, система учета безработных переместилась в МФЦ.

– В модернизированную инфраструктуру службы занятости теперь входят 57 отделов трудоустройства, 52 из которых расположено в офисах «Мои документы», – сообщили kp.ru в Департаменте труда и социальной защиты населения города Москвы.

Только цифры

Сколько времени уходит на поиск работы

4-6 месяцев – средний срок трудоустройства через ЦЗН

Каждый четвертый безработный устраивается в течение трех месяцев.

95% тех, кто трудоустроился через центры, работают более года.

Источник: Минтруд

Владимир ПЕРЕКРЕСТ

kp.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

One Response to "Как 10 чиновников одного безработного трудоустраивают: нужны ли государственные центры занятости"

  1. полезный совет   2021-11-03 at 14:56

    Иногда центры занятости безработных по факту становятся центрами занятости чиновников. Укомплектуйте такие центры лопатами и мётлами.

    Ответить

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован