«Россия исчерпала свой лимит революций»: Да что вы говорите?

За месяц до Великого Октября даже сам Ленин не верил в такой поворот событий

«Россия исчерпала свой лимит на революции» — эта фраза как-то слишком часто звучит с высоких трибун в последнее время.

 

Так, например, президент России Владимир Путин не далее как 20 августа с.г. заверял в этом участников российско-германских переговоров в ходе совместной пресс-конференции.

«Свой лимит на революции Россия исчерпала еще в XX веке. Мы революций больше не хотим, мы хотим эволюционного развития нашего общества и государства. Надеюсь, что так оно и будет», — говорил глава государства тогда, подчеркивая, что политическая жизнь в стране должна проходить в рамках действующего закона с соблюдением ее Конституции.

Не прошло и двух месяцев, как гарант Конституции вновь озвучил эту же самую мысль, теперь уже, так сказать, для «внутреннего потребления», в ходе заседания форума «Российская энергетическая неделя».

«Все в политике, так же как и в энергетике — а здесь особенно, должно развиваться стабильно, спокойно, без всяких выбросов негативных эмоций. Все должно гарантировать интересы людей. И политическая система России точно так же стабильно развивается, чтобы не допустить еще одну какую-нибудь революцию. Мы лимит свой на революции исчерпали», — констатировал он.

На первый взгляд, в этих словах гаранта Конституции вроде бы есть изрядная доля истины.

— Я уверен, россияне на баррикады не пойдут. Во-первых, просто потому, что Россия — страна патриархальная и консервативная по своей сути. Россияне в массе своей не политизированы, — подчеркнул в беседе с «СП» руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов.

— Во-вторых, в народной памяти сохранились воспоминания о мятежах, революциях и гражданских войнах. Красной тряпкой служит и свежий пример Украины, где затеваемая, казалось бы, ради благих намерений революция вылилась в потери территорий, снижение уровня благосостояния, приведя в итоге к гражданской войне и тысячам смертей.

— Люди старшего поколения, взахлеб смотревшие прямо на рабочих местах прямые трансляции первых Съездов народных депутатов, прекрасно помнят, как они обожглись на этом повальном увлечении политикой, — привел еще один «антиреволюционный фактор» политолог Алексей Макаркин.

— Они наделись, выбирали и думали — вот сейчас придут грамотные люди и сделают все как в Швеции. Но оказалось, что стало только хуже. И наступило глубокое разочарование.

Молодое же поколение аполитично само по себе и не интересуется политикой. Это в девяностые годы люди повально увлеклись ей, потому что тогда попросту практически не было никаких развлечений. В 80-х годах, когда снимали в основном фильмы производственной тематики, на каждую комедию или мелодраму выстраивались гигантские очереди.

Сегодняшнее же поколение имеет телевизор с огромным количеством развлекательных каналов, а также интернет, смотри — не хочу. Хочешь — индийские фильмы смотри, хочешь — голливудские, хочешь — бразильские или русские.

Впрочем, такие мнения — это лишь одна сторона медали.

А на другой ее стороне — серьезные сомнения в качестве работы политической системы страны и недюжинные опасения за наше экономическое будущее.

«Что же до России и исчерпанного ею лимита на революции, о чем так нравится поговорить новоявленным отечественным консерваторам, то тут своя история, — утверждают авторы telegram-канала „Кремлевский БезБашенник“. — Когда закончится любимая игра отечественных геронтократов „Из Кремля вперед ногами“, окажется, что у „условного Ивана из Челябинска“ все равно нет выбора, так как политическая поляна зачищена так, что он все равно не знает, кого выбрать. И тогда условное политбюро, дума, съезд, кто-нибудь еще, предложат ему кандидатуру очередного условного Горбачева. И это если году к 28-му — 30-му ему не осточертеет вся эта стабильность и он сам не вынесет на баррикадах, какого-нибудь условного Ельцина».

В результате коронавирусных волн и самоизоляций с российского рынка ушли многие сетевые кафе, а также огромное количество людей, занимающихся торговлей, которая позволяла им как-то жить, накопились просроченные арендные платежи, просроченные кредиты, вот-вот на поверхность вылезут проблемы с ипотечниками, которым нечем платить за свои квартиры, и с закредитованными до немыслимых пределов гражданами, отмечает руководитель Лаборатории политических и социальных технологий Алексей Неживой.

На этом фоне, полагает он, на нашу политическую арену вполне неожиданно может вылезть хоть черт с рогами, и озлобленное население его поддержит, готовое пойти за кем угодно и как угодно, протестуя против существующих экономических реалий.

— Если экономический кризис будет усугубляться, — предположил эксперт, — то, на мой взгляд, дальнейшее экономическое неблагополучие сломает обывательский психотип 2000-х годов, когда люди цеплялись за стабильность и не хотели заниматься политикой и общественной деятельностью. Мы, скорее всего, будем наблюдать процессы «десоциализации». Все больше слоев общества будут отвергать экономическую политику, а, соответственно, и политическую власть государства. Никакой коронавирус с его ограничениями не удержит людей дома, когда у них закончатся деньги.

Кроме того, мы видим рост цен на продовольствие, у нас бензин и солярка растут, а это основа благосостояния нашей элиты. Экономического расцвета в этих условиях за счет слабого рубля ожидать не стоит, так как у нас созданы все условия для того, чтобы никто не мог и головы поднять. Круг выгодополучателей становится все уже, с экономической поляны выжимаются части элиты.

А теперь давайте вспомним, что все революции делаются не снизу, а сверху. Последнего русского императора заставило отречься от престола именно его ближайшее окружение и высшие армейские генералы. Это уже потом победу одержали большевики, оказавшиеся более организованной и последовательной политической силой, сумев предложить обществу наиболее жизнеспособный среди множества других вариантов проект, а сначала-то хаос пыталось оседлать правительство Александра Керенского. И наши политические элиты, убежден, пытаются сейчас сделать то же самое.

«СП»: — Но может же все в конечном итоге обойтись ведь и без революции?

— Сам Владимир Ленин буквально за месяц до революции не верил в то, что она возможна. На мой взгляд, мы сейчас находимся в моменте времени перемен, оно уже стартовало. И, на мой взгляд, ситуация все больше напоминает сейчас цистерну с горючими материалами, которая стоит на очень заржавевших путях. Башмак под ней от старости рассыпался в прах, и вот эта цистерна начинает потихоньку разгоняться под уклон, и куда она попадет в итоге — большой вопрос. Может быть, она съедет плавно, а может, сойдет с рельсов и где-то будет взрыв. Это непредсказуемый процесс.

На этом фоне заявления о том, что Россия исчерпала свой лимит революций, воспринимается, скорее, уже не как констатация факта, а как некая мантра, служащая исключительно для внутреннего самоуспокоения ее произносящих.

Андрей ЗАХАРЧЕНКО

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован