Планы бывших депутатов: «Главное, чтобы зарплата не ниже 400 тысяч»

Куда уходят неизбранные народные избранники

Депутатский корпус по результатам выборов 19 сентября обновится почти наполовину, сообщил на днях спикер Вячеслав Володин.

Куда деваются экс-депутаты Госдумы, преодолев психологическую ломку и «зализав раны» после поражения, гарантированы ли им высокий доход и статусная должность, на что они вообще могут рассчитывать – на эти вопросы “МК” ответили сами «бывшие».

Те 200 с лишним человек, которые в Думу сейчас не попали, не попали в нее по разным причинам. Часть из них вовсе в выборах не участвовала – по собственной воле или лишившись поддержки партийного руководства, администрации региона или Кремля. А часть – в выборах участвовала, но «пролетела»…

Сразу оговоримся: речь пойдет не о тех бывших депутатах, которые ушли в сенаторы, губернаторы, министры, аудиторы, замминистры, в аппарат правительства или Администрацию президента в течение срока созыва, находясь в активном депутатском состоянии. Речь пойдет о тех, кто созыв отработал, но в новый не попал.

Подавляющее большинство из них не говорит ничего конкретного о своих карьерных перспективах – да и какой дурак будет говорить, если дело не слажено и приказ о назначении не подписан?

Вячеслав Лысаков, который два созыва был членом фракции «Единая Россия», а до того – активистом Общероссийского народного фронта и создателем общественной организации автомобилистов «Свобода выбора», сообщил «МК», что «пока были лишь договоренности с разными людьми о том, что после выборов вернемся к разговору», и, видимо, все решится не раньше ноября.

Кем он себя видит? «Может, пиар или джиар – я этим вполне могу заниматься… Если бы гипотетически можно было монетизировать свой телеграм-канал, было бы здорово. И к политической публицистике меня давно тянуло…» (Пиар (PR) – связи с общественностью. Джиар (GR) – отношения, связи с государством.)

У телеграм-канала г-на Лысакова, кстати, больше 17 тысяч подписчиков. Сколько останется теперь – сказать трудно. Но пишет он не только о политике. На днях, например, опубликовал свое стихотворение. Начинается оно так:

«Осень грустно метит листья желтым цветом

Нам напоминая, что тепло ушло

Желтый переходит в белые метели

Но проститься с летом нам разрешено…»

А заканчивается так:

«Мы дождемся солнца, таянья сосулек

Набуханья почек, теплоты сосны

Мы весной полюбим, нас весной полюбят

А зачем иначе ждать приход весны?»

Сергей Катасонов (ЛДПР) проработал в Госдуме два созыва, занимал пост первого замглавы Комитета по бюджету и налогам. Надеялся стать депутатом вновь, но не получилось. В разговоре с «МК» он сказал, что у него «есть предложения и от бизнеса, и от исполнительной власти разных уровней, и принять решение нужно в течение месяца».

«Нормальный человек всегда найдет чем заниматься, и 10 лет это более чем достаточно. Я считаю так. И потом, представляете, если еще созыв, я оттуда (из Думы. — «МК») выйду, и мне будет уже за 60? Досвидос вообще!» — смеется он. Хотя признает, что «поменять работу сложно, конечно». Сейчас г-ну Катасонову 58 лет.

Не знает, что будет делать, и его коллега по фракции Сергей Иванов, который в последнее время позволял себе и голосовать против репрессивных законов, и говорить многое из того, чего не позволяли себе другие. Он отсидел в Думе четыре созыва, но в этих выборах не участвовал. Устал, говорит, надоело — тем более что смысла больше в работе не видит, да и отношения с лидером ЛДПР категорически испортились.

«Какая может быть политика в этих условиях? Я думаю, жалеть здесь не о чем». Нынешняя Дума, по его словам, «еще хуже предыдущей, она себя как орган изжила и абсолютно не нужна, утверждает все, что царь решил, и даже не думает о том, насколько это правильно». Г-н Иванов долгие годы возглавлял Курскую региональную организацию ЛДПР. В родной Курск он и вернулся, там собирается «жить и работать».

Обратный билет и пенсия в 46 тысяч

Час и день «Х» для депутатов седьмого созыва — 10.00 12 октября 2021 года, когда восьмой созыв впервые соберется в зале пленарных заседаний. Полномочия закончатся, удостоверение депутата отправится в семейный архив.

Все, что обещает бывшим государство, прописано в Законе «О статусе сенатора РФ и депутата Госдумы». Казна возмещает расходы на переезд к постоянному месту жительства и перевоз багажа (у иногородних депутатов и их семей в Москве регистрация временная, а жилье служебное). Еще всем бывшим положено единовременное выходное пособие в размере ежемесячного денежного вознаграждения (около 90 тысяч рублей, не путать с зарплатой депутата, которая составляет сейчас около 400 тысяч рублей и рассчитывается путем умножения ежемесячного денежного вознаграждения на коэффициент).

Отбывшему в Госдуме от 5 до 10 лет, то есть один-два созыва, положена надбавка к обычной пенсии до уровня в 55% от ежемесячного денежного вознаграждения действующих депутатов. У тех, кто продержался более двух созывов, надбавка к пенсии повышается до уровня в 75% от ежемесячного денежного вознаграждения действующих депутатов.

Раньше была еще одна гарантия: возможность вернуться на прежнее место работы и прежнюю должность. Но в конце прошлого года, когда закон «О статусе…» правили, упоминание о ней из текста убрали. На вопрос «почему» глава думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников (ЕР) отвечал тогда коллегам примерно так: если человек идет в депутаты, зная, что никакое теплое или холодное место в дальнейшем его не ожидает, он будет профессионально выполнять свою работу».

Вот какая история приключилась с депутатом шестого созыва Надеждой Шайденко (ЕР). В 2011 году, избравшись, она переехала в Москву, оставив должность ректора Тульского педуниверситета, которую занимала с 1992 года. В седьмой созыв она уже не попала, в Москве не «зацепилась», вернулась в Тулу, но должность ректора ей не вернули. Пришлось довольствоваться должностью руководителя Центра стратегического планирования при областном Институте повышения квалификации. «В родном вузе я оказалась ненужной», — констатировала она в одном из интервью…

Ладно ректор — а если бывший губернатор? Мэр? Министр? Депутат Законодательного собрания региона? Замглавы Администрации президента? С разных ведь постов попадают в Госдуму люди. Для некоторых депутатство вообще своего рода почетная ссылка, а для их начальства — удобный и не скандальный способ отправить в отставку человека, которого уже решено заменить на другого…

А если ты был в Госдуме «человеком губернатора», попавшим туда во многом или исключительно благодаря его поддержке, но, пока сидел на Охотном Ряду, твоего шефа и покровителя отправили в отставку, а то и посадили, и областное правительство сменилось? На чью поддержку можно рассчитывать? Между прочим, в последние годы губернаторов президент менял буквально пачками, иногда по нескольку человек за неделю…

Гарантия возвращения на прежнее место работы и правда была скорее виртуальной. Но, так как далеко не все депутаты принимаемые ими законы читают, для некоторых, похоже, стало сюрпризом, что ее больше нет хотя бы на бумаге.

Наталья Поклонская (ЕР), например, еще в июле говорила о гипотетической возможности вернуться на должность прокурора Крыма, с которой в 2016 году ушла в Госдуму. «Если пофантазировать и представить себе, кем бы я могла работать в Крыму, то я для себя вижу — это моя родная должность, прокурор Крыма», — сказала она журналистам.

Первоначально заявившая о желании вновь участвовать в выборах г-жа Поклонская от этой затеи отказалась: говорили, что ее желание очевидно не совпало с планами Кремля и руководства партии. Дело в том, что символ «крымской весны» вела себя в Госдуме в последние три года довольно тихо, но при этом непокорно: голосовала против повышения пенсионного возраста поперек позиции фракции и при этом пользовалась большой популярностью в Интернете.

К концу лета информационные агентства сообщили, что ее власти все-таки трудоустроят и отправят послом в далекую африканскую республику Кабо-Верде. Сама она это не подтверждала, но и не опровергала, а 30 сентября в одном из интервью пообещала рассказать, в какой именно сфере будет трудиться и на какой должности, только после 12 октября, когда официально перестанет быть депутатом…

Мир политики примерно так же жесток, как тесный и душный мир джунглей. К тому же «бесплатные услуги, оказанные власти, больше не ценятся», сказал как-то «МК» политолог Константин Калачев. Все добравшиеся до федерального уровня обитатели политических джунглей вроде бы об этом знают, не дети. Но многие из них вплоть до того момента, когда оказываются выброшены за борт, почему-то уверены, что лохи, которых обвели вокруг пальца, использовали и выкинули, — это другие, а у них все будет иначе.

«Сбитый летчик» с чайником

Насколько котируются бывшие депутаты на рынке труда? Охотятся ли за их головами рекрутинговые агентства?

Депутаты бывают разные, и судьбы у них разные.

«Как говорил Александр Алексеевич Котенков (с 1996 по 2004 годы полномочный представитель президента в Госдуме. – «МК»), в Госдуме 150 человек занимаются законотворчеством, 150 занимаются своими делами и 150 ничем не занимаются.

Я всегда думала, что он преувеличивает, и законотворчеством постоянно занимается человек 80-100 депутатов из 450. Таких обычно ценят, у них больше шансов остаться в парламенте, а в случае ухода – больше шансов получить хорошую работу. Они вполне могут успешно заниматься консалтингом, например, используя как капитал накопленные знания и связи.

Те, кто занимался своими делами, могут вернуться в бизнес, и никто не знает, была ли им выгода от проведенных на Охотном Ряду лет. А вот те, кто ничем не занимался, – их судьба может быть горька, особенно если они иногородние или не имеют известности, не связанной с депутатством. Зачастую они надеются, что в Москве перед ними златые врата откроются, и удастся сделать здесь карьеру, но это получается далеко не у всех», – сказала «МК» политолог Екатерина Шульман..

Она вспоминает те времена, когда была сотрудником аппарата Госдумы и видела бывших депутатов, которых туда пристраивали: «Помню сотрудника одного из управлений по окончании третьего созыва, работа его состояла в том, что он ходил с чайником за водой, и когда вода заканчивалась, шел за ней снова. В другой деятельности замечен не был»…

Почему же они соглашаются даже на относительно невысокие чиновничьи должности в столице – более того, некоторые иногородние бывшие депутаты считают такого рода поворот событий удачей?

«Далеко не все из 450 депутатов миллионеры, вопреки тому, что думает о них публика. Даже при зарплате в 400 тысяч рублей, которая представляется подавляющему большинству россиян настоящим богатством, деньги быстро заканчиваются, как только заканчиваются полномочия, особенно если их тратить, а не целенаправленно копить. Возвращаться в регион многим не хочется, да и особо некуда (вспомним «казус Шайденко». – «МК»), а федеральная госслужба дает возможность сохранить служебную квартиру в Москве и здесь как-то зацепиться», – поясняет г-жа Шульман.

Для многих бывших депутатов из категории «нересурсных» зарплата действительно является одним из важных аргументов в пользу той или иной работы. К хорошему привыкаешь быстро, и радикально сокращать расходы не очень хочется.

«Мне без разницы, чем заниматься, главное – чтобы зарплата на уровне депутатской была примерно. У меня много социальных обязательств – семья, дети, есть еще люди, которым я помогаю давно. На пенсию в 46 тысяч прожить и так трудно, а если учесть эти обязательства – то невозможно получается», – рассказал о своем подходе к поиску работы один из уходящих депутатов, достигший пенсионного возраста…

Но чуть ли не самый малоприятный среди «бывших» типаж – «те, кто на жестоком журналистском языке называется «сбитый летчик», потому что если человек все время вспоминает о своих не оцененных по достоинствам заслугах, это никому, кроме его мамы, не интересно», – говорит г-жа Шульман.

Это и правда тяжелый случай. «Сбитые летчики» приходят иногда к оставшимся на Охотном Ряду знакомым и долго рассказывают, что они – ого-го, на коне, заняты очень важными делами, что на сей раз наконец-то их заслуги будут оценены и все получится, что в АП (Администрации президента. – «МК») им обещали то место, другое или третье… Часто выходит, что в итоге получают четвертое, совсем не столь солидное. Или даже вполне себе солидное и хлебное, но не такое, как хотелось бы. Или вообще никакого не получают.

«Сбитыми летчиками» бывают не только те, кто высоко летал, но и те, кто летал совсем не высоко, но сам себя очень высоко оценивал. У депутатов, особенно одномандатников с большим опытом, как и у деятелей искусства, это, можно сказать, профессиональная болезнь.

Но профессиональные болезни, как известно, косят не всех поголовно представителей одной и той же профессии.

Депутатский капитал

Накопленные еще до и во время депутатской работы знания и связи, громкое или хотя бы звучное имя и правда иногда помогают не пропасть в «новой жизни».

Депутат Госдумы с 1993 по 2007 год Владимир Рыжков считает, что после парламента вообще «легче найти работу, чем человеку с улицы, – и не потому, что какой-то блат, а потому, что когда ты работаешь в парламенте, неизбежно приобретаешь то, что называется социальный капитал: знакомишься с большим количеством людей, в том числе с теми, кто имеет влияние, с руководителями».

«Что касается меня, я буквально в течение двух месяцев после окончания полномочий нашел работу, причем по специальности: в 2007 году меня пригласили читать историю на факультете мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики и вести исторические передачи на «Эхе Москвы», с тех пор я этим и занимаюсь», – рассказал он «МК».

Конечно, определенная психологическая ломка после ухода из Думы была, признался г-н Рыжков: «но есть и плюсы — думская работа достаточно скучная, рутинная, заседания, поправки, документы, протоколы… В обычной жизни гораздо больше свободы и гораздо меньше нервотрепки и стрессов».

В 90-е годы политик представлял в Госдуме тогдашнюю партию власти, был первым вице-спикером и лидером фракции «Наш дом — Россия», но в 2000-е стал оппозиционером. Влияет ли на перспективы трудоустройства то, насколько лояльным считает тебя власть?

«Сейчас все сильно поменялось и стало в этом смысле гораздо хуже. Когда я заканчивал депутатский мандат, в целом была более-менее либеральная ситуация в стране, и никто особо не смотрел, оппозиционер ты или нет», — говорит он.

Кстати, общественной и политической деятельностью г-н Рыжков все эти годы продолжал заниматься, в парламентских выборах участвовал несколько раз, но неудачно. А осенью 2021 года стал депутатом Мосгордумы от партии «Яблоко». И сейчас уверяет, что «в Госдуму вернуться уже не хотел бы, пройденный этап»…

Пример удачной капитализации депутатского опыта — Михаил Гришанков, депутат Госдумы с 1999 по 2011 год. Полковник ФСБ из Челябинска, специалист по борьбе с экономической преступностью, два высших образования — юридическое и экономическое, два раза выигрывал выборы в одномандатных округах, а в 2007 году избирался по списку партии «Единая Россия». Активно работал в Комитете по безопасности, возглавлял думскую Комиссию по противодействию коррупции.

Сдав мандат, г-н Гришанков сразу стал заниматься GR-ом: сначала в должности вице-президента Газпромбанка, а потом — замгендиректора АО «Каспийский трубопроводный консорциум — Р».

А вот еще одна история. Юрист, единоросс Владимир Плигин, три созыва подряд (2003–2016) возглавлял думский Комитет по конституционному законодательству и госстроительству. В седьмой созыв он тоже собирался, но его место в партийном списке оказалось «непроходным».

Мандаты уходящих на другую работу депутатов-единороссов руководство ЕР в течение созыва в принципе могло бы передать ему. Но не передало. Да и на какое место возвращаться? Комитет по конституционному законодательству упразднили, а быть рядовым депутатом нынче совсем не то, что лет 10–15 назад.

Сейчас г-н Плигин занимается адвокатской практикой, преподает в Институте государства и права РАН, является сопредседателем Ассоциации юристов России, он — член Высшего совета партии ЕР… Время от времени ходили слухи о том, что он вот-вот займет какую-то должность в исполнительной власти — то ли в Минюсте, то ли в Администрации президента, но ни один из них не подтвердился.

Да, еще г-н Плигин в качестве представителя научного сообщества входит в межведомственную рабочую группу, пару лет назад созданную в правительстве для разработки проекта нового Кодекса об административных правонарушениях. В выборах в Госдуму восьмого созыва он не участвовал — видимо, утратил интерес к такого рода деятельности.

Иногда они возвращаются

Один из старых испытанных способов сохраниться в федеральной политике, не дать о себе забыть и когда-нибудь в Госдуму вернуться — стать депутатом регионального парламента. Но такие кунштюки по плечу лишь известным, опытным, авторитетным в своих регионах политикам с очень крепкими нервами.

Иначе можно до пенсии просидеть в ЗакСе или облдуме — или, проработав там один-два созыва, вовсе оказаться за бортом. Избирательное законодательство позволяет одновременно баллотироваться и в Госдуму, и в региональный парламент, чем многие и пользуются.

Пример удачной реализации этой стратегии — Оксана Дмитриева: с 1-го по 6-й созывы она была депутатом Госдумы, в седьмой созыв избиралась по одномандатному округу в родном Петербурге, но не прошла, пять лет возглавляла фракцию Партии Роста в питерском ЗакСе, а сейчас вернулась на Охотный Ряд.

Всю сознательную жизнь, можно сказать, кочует из регионального парламента в федеральный и обратно известный справоросс Олег Шеин. Этот депутат пяти созывов (с третьего по седьмой) сказал «МК», что и теперь, не попав в Госдуму, «возглавит фракцию СР в облдуме Астраханской области, куда избрался в третий раз», параллельно продолжив работать в Конфедерации труда, объединении профсоюзов, одним из руководителей которого является, и в партийной комиссии по социальным вопросам.

А Михаил Бугера представлял Башкортостан в Госдуме с 1996 по 2007 год, потом 8 лет был депутатом Госсобрания — Курултая республики, потом пять лет — опять депутатом фракции ЕР в Госдуме, а сейчас из федерального парламента уходит…

Прибежищем для партийных функционеров и активистов, потерявших депутатские кресла в Госдуме, часто становятся аппараты партии и фракции (если партия является парламентской).

Коммунистка Нина Останина с 1995 по 2011 год была депутатом Госдумы от Кемеровской области, возглавляла региональную парторганизацию и имела хорошие отношения с тогдашним царем и богом региона — губернатором Аманом Тулеевым.

Но потом с г-ном Тулеевым отношения испортились, а не от родного региона избираться никак не получалось: в 2011 году г-жа Останина не прошла по списку КПРФ от Ставропольского края, в 2016 году — проиграла в одномандатном округе в Алтайском крае. Работала в ЦК КПРФ, руководила аппаратом фракции КПРФ в Госдуме — и вот снова депутат!

В последнем созыве у парламентских партий появился еще один способ дать заработок ценным кадрам и сохранить их в политике, назначив на должность советника руководителя фракции с зарплатой примерно в 190 тысяч рублей. Советников всего могло быть четыре. Пять лет пробыв советником Геннадия Зюганова, вновь стал депутатом «пропустивший» один созыв секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов…

Марина ОЗЕРОВА

mk.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован