Госрезерв России: Противогазы и шпалы есть, с картошкой и гречкой проблемы

В стране остается импортная зависимость по важнейшим продуктам

Потрясения последних лет — пандемия, неожиданные и повторяющиеся погодные катаклизмы, масштабные пожары и т. п. — показали довольно слабую готовность России к серьезному и затяжному кризису. Да, пока наша страна по большому счету справляется с локальными чрезвычайными ситуациями.

Этому способствует наличие множества силовых ведомств и запасов государственного материального резерва. Но что, если, например, ситуация, когда юг страны заливает дождями, а север и восток покрывает засуха, повторится не раз, и не два, а более двух раз подряд?

Что, если это будет «приправлено» новой пандемией (хотя, мы еще и с нынешней не справились), социальными и даже военными конфликтами? Да, мало ли что может произойти. Хватит ли ресурсов и резервов, чтобы не допустить наступления, страшно сказать, голода?

О готовности «закромов Родины» к таким ситуациям, в 2020 году рассказал «Комсомолке» заместитель главы Росрезерва Игорь Гучас: «…Сведения о том, что и в каком количестве хранится в государственном материальном резерве, составляют государственную тайну. Поэтому точные цифры, как и перечень товаров, не могут быть названы.

Могу только отметить, что номенклатура товаров и объемы их накопления определяются на основании анализа потенциальных угроз, среди которых учитываются и вызванные различными чрезвычайными ситуациями временные нарушения снабжения продовольствием”.

Однако почти все эти секреты выложены на вроде как «дочернем» портале РосРезервы, предлагающем широкий ассортимент товаров из хранилищ Госрезерва и консервации, обусловливая покупку только оптовым вариантом и подтверждением того, что «запрашиваемая вами продукция будет использоваться исключительно в мирных и гражданских целях».

Купить можно тягачи, противогазы, обмундирование, рельсы со шпалами и даже БМП (боевую машину пехоты) и т. п. По продуктам предложение куда скромнее — только тушенка и сахар. Куда деваются остальные продукты, которые еще чаще, чем технику, необходимо заменять на свежие — в строгой периодичности?

Ответ, наверное, кроется в следующем: по данным статистики, с 2005 года Россия увеличила расходы на международную помощь в 10 раз. Например, в октябре 2017 года постоянный представитель России при ООН Василий Небензя сообщил, что за 10 лет Россия отправила гуманитарную помощь в 110 стран мира.

А нашей стране голод не грозит? Достаточно ли резервов и, главное, обладает ли Россия способностью восполнять эти резервы в условиях затяжного продовольственного и т. п. кризиса?

Ответы экспертов на эти вопросы вызывают странное ощущение: голод нашей стране не грозит, но дефицит по ряду продуктов возможен и это вызовет рост цен — при сниженной покупательной способности населения. Ряд важнейший продуктов питания и семенной фонд для их воспроизводства Россия до сих пор закупает за рубежом. А если и там неурожай, кризис и т. п. — станут ли в этих случаях другие страны с нами делиться?

— Стратегический запас продовольствия был в СССР, есть и сейчас в РФ, — заявил аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев:

— Советские нормативы не помню, а по российским показателям продовольственной безопасности могу сходу сказать, по основным видам, и насколько мы им соответствуем по своему производству. Зерна — необходимо не менее 95% от потребностей, а производство у нас больше, чем мы потребляем.

Более того, в 2018 году российский урожай впервые превысил лучший урожай СССР (а тогда в Союзе были Украина, Казахстан и прочие). В этом году цифры еще не окончательные, но я думаю, между где-то 110 и 120 миллионами тонн соберем. Это опять больше, чем наши потребности. Правда, надо иметь в виду, что часть зерна мы покупаем — зерно 3-й, 4-й, 5-й категорий. Мы производим в основном фуражное зерно. Для того, чтобы испечь хлеб, надо добавлять хотя бы какую-то часть высокосортного зерна и улучшители.

«СП»: — Которые также приходится закупать за границей?

— Да. Но, тем не менее. По зерну мы нетто-экспортеры (вывозим больше, чем ввозим в страну).

Сахара по продбезопасности необходимо не менее 90%, а мы обеспечиваем себя полностью, да еще и экспортируем. Мяса и мясопродуктов — необходимо 85%, тут надо иметь в виду, что по говядине у нас дело плохо, а по свинине и мясу птицы мы покрываем свои потребности полностью.

Молока и молокопродуктов — необходимые по продбезопасности 90% мы сами не обеспечиваем, значительную часть получаем из Белоруссии. Но, в общем-то, поставки из Белоруссии не должны иссякнуть.

Рыба и рыбопродукты — необходимо обеспечивать 85%, тут у нас интересная ситуация — очень много производим морепродуктов, но и очень много их продаем, и при этом же много покупаем.

Картофеля необходимо производить 95%, если сами не соберем — опять же помогут белорусы.

Овощи, бахчевые — необходимо 90%, здесь помогут Казахстан и Узбекистан.

Фрукты и ягоды — необходимо 60%, здесь пока обходимся без польских и голландских яблок, а если что — закупим в Китае, где ежегодный прирост объема яблок превышает весь объем сбора по России. Мы производим порядка 800−850 тысяч тонн при потребности страны — 1,5 миллиона тонн. А у китайцев только ежегодный прирост 900 тысяч тонн.

Семян основных культур — необходимо не менее 75%, сколько производится — не знаю, врать не буду.

Соль пищевая — не менее 85%, сколько добываем — не знаю, но, учитывая наши запасы, это Волгоградская и Астраханская области, мы легко можем увеличить добычу. Поэтому по продовольственной безопасности, считаю, никакой паники быть не должно.

— России голод не грозит, но мы можем испытывать определенную некомфортность в связи с тем, что не можем обеспечить себя семенами многих культур — подсолнечника, сахарной свеклы, ряда овощей, даже картофеля, — считает академик РАН Игорь Тихонович:

— Потому что у нас просто семян этих нет. Мы закупаем все это за границей. Также, кстати, как и бройлеров. И поэтому, считать, что у нас все стабилизировалось, и ничего не может произойти, было бы неправильно. Нет, может. Потому что санкции есть, их никто не отменял. Поэтому лучше самим производить семена для выращиваемых в нашей стране культур.

Есть резерв семенного фонда, но он сформирован тоже из импортных закупок. Поэтому оттягивать это дело нет смысла. Лучше, не прекращая закупки семян за рубежом — деваться-то некуда, но параллельно надо всячески вести работу по производству отечественных семян. Можно продолжать без конца закупать «Мерседесы» и «Лексусы» за границей, а семена нужно иметь свои.

Но что значит «голода не будет», если 2 миллиарда людей на планете голодают? А 800 миллионам вообще нечего есть, кроме гуманитарной помощи. Голод есть, и он является источником многих конфликтов. Как с этим бороться?

Если голод вызван неурожаем из-за засухи, невыпадения осадков, тут сильно биологическими методами не поможешь. А вот обычные колебания — то больше влаги в почве, то меньше, то вредители размножились или фитопатогены (возбудители болезни растений) напали — с такого рода вызовами борется растениеводство, агрохимия, почвоведение, в том числе, и микробиологи.

Понимаете, важны не супер огромные урожаи, хотя, конечно, к ним надо стремиться. Надо страшиться непостоянства объемов урожайности. Страшна волатильность.

В один год массово выросла гречка, а на другой год она не уродилась. Вы решили засеять побольше, а цена на нее упала. Инвестиции, естественно, вылетели в трубу. Нестабильность сельскохозяйственного производства — это самый главный фактор, который мешает продовольственной безопасности. Поэтому стабилизировать урожай, сделать его предсказуемым — это главная задача растениеводов. И такого рода работы мы ведем.

— В отношении запасов продовольствия я не испытываю каких-то сомнений. А вот то, что надо экономику двигать, снижать количество денег, которые люди тратят на продовольствие, на питание — вот это да, эта задача, решения которой пока не видно, — считает президент Институт гуманитарных и экономических проблем продовольственной безопасности Александр Новиков:

— Нет постановки этой задачи во главе угла, нет таких мощный проектов, которые масштабно могут решить эту проблему. Ведь, например, европейцы тратят на еду в полтора-два раза меньше россиян.

Хотя в последние годы Россия в отношении продовольственной безопасности существенно прибавила. Но какие-то отдельные всплески проблем — они могут быть сезонными, могут быть связанны с тем, что нам трудно, когда накладываются санкции, а мы отвечаем.

Производитель не всегда успевает в производстве того, что нам перестают завозить. Но это не значит, что у нас слабое сельское хозяйство, оно сильное и становится лучше. А проблема в том, что у людей не хватает денег, чтобы что-то купить.

То, что наше население тратит 55%-65% заработка на еду — это факт. И это важно, если человек тратит основную часть денег на еду, то у него не остается средств на образование, культуру и т. д. Это проблема. И она хотя бы как-то постепенно, но должна решаться. Экономика должна расти, должны расти зарплаты.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован