Потолок ледяной, дверь скрипучая

В новом году нам обещают очередную реформу коммунального хозяйства

«Сейчас я обратил дополнительно свое внимание на ЖКХ. Это отрасль, без перестройки которой нам невозможно», — заявил главный строитель России, заместитель председателя правительства Марат Хуснуллин.

Он абсолютно прав. Хотя бы потому, что это один из самых больных вопросов нашей жизни: в топ-10 жалоб россиян в органы власти всех уровней коммунальная тема стабильно занимает второе место — вслед за ростом цен на продовольствие.

На ЖКХ жалуются все и на все: от непомерных тарифов и отвратительного качества услуг до из рук вон плохого состояния жилого фонда и никудышного управления сферой ЖКХ. Причем многие коммунальные беды тянутся еще из прошлого и даже позапрошлого веков.

Европейцы поражаются: как население богатейшей страны терпит пещерные условия проживания в бараках без нормального водопровода (в 83 российских регионах более 11 млн человек не обеспечены качественной питьевой водой), без канализации (около 22,6% населения пользуется «удобствами на улице» и выгребными ямами). И это при русских морозах!

Теперь Марат Хуснуллин обещает до конца года подготовить концепцию перестройки коммунальной отрасли с утверждением ее в первом квартале 2022 года. Пока же в правительстве собирают пожелания и предложения от заинтересованных сторон.

На этот раз все получится? В это верят не многие. Руководитель фракции справороссов в Заксобрании Ростовской области Сергей Косинов говорит: «На моей памяти таких концепций было уже семь, и ни одна не завершилась успешно. Взять, к примеру, мусорную реформу — остались одни слова. В сфере ЖКХ должны работать специалисты, но кадровый дефицит и дилетантство нынешних деятелей очевидны».

Ему вторит председатель петербургского Совета «Городское объединение домовладельцев» Николай Питиримов: «Реформировать ЖКХ в том виде, в котором оно сейчас существует, невозможно. Раз за столько лет не получилось, то и в очередной раз не получится. Ему надо дать возможность спокойно умереть».

Но вице-премьер обещает не ограничиться латанием дыр и называет несколько основных проблем, которые должна решить «коммунальная перестройка». По его словам, предстоит перво-наперво выработать новые подходы к расселению ветхого и аварийного жилья.

«Предстоит разобраться, какое жилье нужно капитально ремонтировать, какое — реконструировать, а какое — сносить». Хотя во всех нормативных документах черным по белому расписано: ветхое жилье подлежит ремонту, аварийное — сносу. Чтобы понять, как это реализуется на практике, процитируем жалобу, полученную Общероссийским народным фронтом из Воронежа от обитателей бывшего общежития в переулке Советском, 4: «Жить в шлакоблочной двухэтажке 1953 года постройки невыносимо и опасно. На втором этаже чердачное перекрытие частично обрушилось в кухню. Газовые плиты отключили, только вода осталась. По второму этажу передвигаемся с осторожностью, чтобы не провалиться на первый. В нескольких помещениях такое уже случалось…»

По вечерам здесь свет загорается лишь в каждой четвертой комнате. Кто-то переехал к родственникам, кто-то за свой счет снимает более безопасное жилье. Этот дом «по месту прописки» еще в 1984 году получил свидетельство о 50% износа. Однако непригодным к проживанию его признали лишь в 2020-м, а сносу и расселению в Воронеже пока подлежат многоэтажки, признанные аварийными до 1 января 2017 года. То есть малообеспеченным жильцам, в основном пенсионерам, предлагают еще несколько лет по 24 часа в сутки «прислушиваться к каждому скрипу, чтобы вовремя выбежать во двор».

И таких домов в России с каждым годом становится не меньше, а больше. Совсем недавно на совещании Марат Хуснуллин оптимистично докладывал, что в прошлом году два региона «закончили программу переселения из аварийного фонда», четыре региона закончат в этом году, а все остальные — в 2023 году, «лишь какой-то хвостик уйдет на 2024 год».

Но официальная статистика такой оптимизм не разделяет. Она свидетельствует: 20 лет назад в России аварийными являлись 9,5 млн кв. метров, в 2015 году площадь аварийного жилья увеличилась до 19,6 млн, а на сегодня уже перевалила за 26 млн «квадратов».

Надо признать: в прошлом веке в стране строилось очень недолговечное жилье — те же «хрущевки» по проекту должны были простоять лишь два десятка лет до сноса. Но сегодня, закончив нынешнюю программу ликвидации аварийного жилья, вице-премьер должен будет начинать новую — и в очередь на следующее переселение уже выстраиваются еще полмиллиона россиян из домов, подобных воронежскому, из переулка Советского, 4. Что может пообещать им вице-премьер, кроме «ждите, ждите, ждите»?

Второй из главных проблем ЖКХ Марат Хуснуллин называет состояние коммуникаций: «Мы должны решить, что будем делать с изношенными на 60% сетями — водопроводами, теплосетями. Нельзя же новостройки вешать на дырявые сети».

Однако, по словам вице-премьера, программа модернизации изношенных сетей «не подтверждена деньгами». Потребность по стране — более 1 трлн рублей, в реальности ежегодно выделяется только 5-10 млрд. Тогда как один лишь губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов оценивает затраты на модернизацию теплосетей и систем водоотведения в городе на Неве в 600 млрд.

«Город наш растет, развивается, появляется новое жилье, и самое страшное, что многоквартирные дома подключаются к уже изношенным сетям. В результате мы с вами, петербуржцы, наблюдаем в течение года аварии и прорывы уже при проведении испытательных работ», — говорит губернатор.

Ростовчанин Сергей Косинов утверждает, что изношенность инженерных сетей в Ростовской области превышает 80%. «И начинать любую программу надо с того, чтобы набраться смелости и признать, что все концепции утонут в ветхих коммуникациях», — говорит Косинов.

Даже в относительно благополучной Москве председатель правления Союза жилищных организаций столицы, член комитета ЖКХ Торгово-промышленной палаты России Константин Крохин предупреждает: ускоренное жилищное строительство приводит к постоянному росту нагрузки на существующие инженерные сети, повышению их аварийности.

«Мы строим квадратные метры, но эти квадратные метры — коробки, которые не обеспечены современным сетевым хозяйством. Мы выполнили план, обеспечили людей жильем, но ржавая вода из крана течет, или их вообще 5-10 лет не подключают, потому что поблизости нет коммуникаций».

Чуть ли не единственное, что может радовать вице-премьера Хуснуллина (и нас вместе с ним), — новые инженерные сети теперь сооружаются из куда более долговечных материалов, в том числе «неубиваемого» пластика, и рассчитаны на замену не раньше следующего века. Но их сначала надо построить, и деньги на это нужны сегодня…

Третьей проблемой является финансовое состояние коммунальных организаций и предприятий, которые не могут обеспечить стопроцентный сбор платежей с населения. Из-за этого заложенные в тарифы инвестиционные программы фактически не выполняются. «То есть в тариф средства на ремонт поставщики ресурсов закладывают, а из-за того, что деньги собрать не могут, объекты вовремя не ремонтируют», — констатирует вице-премьер.

Это правда. Текущие сборы не покрывают потребности, а общая задолженность за коммунальные услуги по стране превышает 1,2 трлн рублей: долги населения — 731 млрд, бизнеса — 461,7 млрд.

Но процитируем еще одну жалобу в ОНФ — на этот раз из Томска, с улицы 30 лет Победы, 5: «Многоквартирному дому 45 лет, а плоская мягкая кровля ни разу капитально не ремонтировалась. Крыша протекает по всей площади, топит квартиры жителей верхних этажей, а также подъезды. Нередко вода течет с потолка мощной струей прямо над кроватью жильцов. Разрушаются также стены, так как на здании нет водостоков».

Проверка ОНФ показала: износ многослойной конструкции мягкой кровли составляет 75%, на точечный ремонт крыши тратятся практически все средства жильцов, которые они платят УК по строке «текущий ремонт», на другие виды работ денег просто не остается. Но региональная комиссия по установлению необходимости проведения капремонта общего имущества в многоквартирном доме заявку жильцов отклонила. Вопрос: в чем виноваты люди, заселившиеся в этот дом еще при советской власти, а потом ставшие хозяевами квартир вследствие приватизации без предварительного капремонта самого здания? И кому им теперь жаловаться?

И еще вопрос: сколько же денег коммунальщики должны собирать с неповинных жильцов на ежегодные ремонты таких дырявых крыш, как в Томске? Как говорит Константин Крохин, «хоть в Кемеровской, хоть в Иркутской области проблема одна и та же: люди продолжают жить в бараках и платят по 10 тысяч за коммунальные услуги, хотя стены дырявые, а трубы гнилые. Сколько ни вкладывайся в ремонт, эти деньги не окупятся никогда».

Что же касается почти триллионного долга населения коммунальщикам, то вот несколько цифр. За последние пять лет коммунальные платежи россиян выросли более чем на 35%. А реальные доходы населения с 2014 года сокращаются. В целом по итогам 2020 года реальные доходы россиян отстают от уровня 2013 года на 10,6%. То есть получаем меньше, а платить должны больше. «Где деньги, Зин?»

Так на какие средства вице-премьер Марат Хуснуллин собирается устраивать в стране «коммунальную перестройку»? Сам зампред правительства пока упомянул о намерениях рассмотреть Фонд национального благосостояния в качестве источника финансирования замены изношенных инженерных сетей.

«Возвратность этих средств будет обеспечена за счет оптимизации затрат на содержание сетей и снижение их аварийности, повышение энергоэффективности, что окажет положительное влияние в том числе и на тарифную политику», — говорит Хуснуллин.

Меж тем в будущем году министр финансов Антон Силуанов прогнозирует профицит федерального бюджета в 1,5 трлн рублей за счет дополнительных налогов и сборов с отечественного бизнеса и населения. Так почему бы не потратить любую половину на реальное улучшение благосостояния людей, живущих нынче в России так, как жить нельзя?

Вместо послесловия

И опять же вспомним предвыборные идеи кандидата № 1 от «Единой Россия» Сергея Шойгу о строительстве в Сибири пяти новых городов численностью в полмиллиона жителей («еще лучше — по миллиону») каждый. Деньги на это потребуются колоссальные.

И полномочный представитель президента России в ДФО, вице-премьер Юрий Трутнев предлагает другой вариант. «Строить новый город есть смысл тогда, когда возникают новые экономические мощности… Нам надо просто для начала привести в порядок Владивосток, Хабаровск, Анадырь, Магадан, Благовещенск…» Фактически это предложение совпадает с планами вице-премьера Марата Хуснуллина о новой перестройке в России, куда более необходимой. Жилищно-коммунальной!

Александр КИДЕНИС

trud.ru

Фото: globallookpress.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован