Россиян предупредили о взлете цен на “макарошки”

Из-за дефицита твердой пшеницы, скоро вырастут цены на хорошую вермишель и «рожки»

Макаронные фабрики страны столкнулись с нехваткой твердых сортов пшеницы и с резким ростом цен на материалы, что может привести к увеличению стоимости конечной продукции, заявили во вторник участники «круглого стола», посвященного ситуации на рынке, пишет агентство «Интерфакс».

Твердую пшеницу для макарон у нас не так много производят, по-прежнему завозят. Самые продвинутые любители макарон покупают итальянскую «пасту». Но Италия сама традиционно закупала большие объемы твердой пшеницы в Канаде. Но были введены новые требования Евросоюза по использованию вредного гербицида глифосата и генетически модифицированной пшеницы. С поставками в Европу зерна из-за океана возникли сложности. Они стали искать новых поставщиков и наверняка нашли их.

Лидер Общероссийского движения предпринимателей Андрей Ковалев сообщил, что пшеница подорожала в два раза:

— Случился неурожай в Канаде и в Южной Америке. Наши производители зерна начали активно вывозить свою продукцию за границу, в Казахстан. Если не остановить этот вывоз, то в течение двух недель все зерно вывезут. Макаронная промышленность останется без сырья. Макароны из твердых сортов пшеницы просто не из чего будет делать.

«СП»: — Торговые границы с Казахстаном практически открытые, Казахстан — член Евразийского союза. Как и Россия, и Белоруссия. Что делать?

— Введение таможенной пошлины, очевидно, не остановит подорожание зерна. Единственный реальный вариант — просто перекрыть потоки поставок.

Мы понимаем, что нужно давать дотации сельхозпроизводителям. Или мы, производители макаронных изделий, должны получить дотации. Каким-то образом цены надо сбалансировать так, чтобы все остались довольны и в первую очередь потребители.

Не надо забывать, что подорожали в два раза деревянные поддоны, гофра-картон для коробок и вообще все виды упаковки. Подорожал в два раза транспорт и вся логистика. А отпускную цену на макароны торговые сети поднять не дают. В ближайшее время все производители макарон окажутся в убытке.

«СП»: — Ситуация тревожная, но с другой стороны мы каждый год слышим о подорожании гречки. Но пошумят-пошумят и успокоятся.

— Гречка тоже сейчас уже сто рублей стоит. Но у нас в макаронах только два компонента: вода и мука — больше ничего нет.

У нас мало зон, в которых производится пшеница твердых сортов. Это Саратовская область и Алтай. Не происходит особого стимулирования производителей. В свое время, когда я был владельцем второй по объемам производства макаронной компании, в 2008 году собирался приобрести 200 тысяч гектаров и сам развивать производство. Но случился кризис, стало не до развития.

Должна быть программа поддержки производителей. Макароны — недорогой продукт, доступный людям с низкими доходами — предмет первой необходимости. Это просто очень полезная еда. Но только не макароны из мягких сортов пшеницы, от них пользы меньше, это совсем не то.

Мы, все производители макарон, написали письмо правительству. Пришла формальная отписка. Будем писать письмо президенту. Попросим побыстрее разобрать этот вопрос. Счет идет на дни…

«Свободная пресса» связалась с одной из ведущих макаронных фабрик России и узнала о положении дел. Там рассказали, что на всех макаронных фабриках своя ценовая политика и поэтому подорожание будет разным. Не все макаронные изделия входят в группу «А» из муки из твердой пшеницы (дурум). Просто чем лучше мука, тем макароны вкуснее. Если макароны сделаны из муки группы «Б» или «В», то это должно быть написано на упаковке.

Кроме того все комплектующие в хлебопекарной и макаронной промышленности покупаются за валюту. Ничего не дешевеет, уровень инфляции высокий. Рынок материалов с октября прошлого года подорожал на сегодня процентов на сто пятьдесят, а местами и на двести.

Одна надежда на то, что на фабриках могут быть как запасы муки для производства макарон и самих макарон. Но нам объяснили, что готовая продукция на фабриках, как правило, хранится не больше трех месяцев, учитывая сроки годности и критерии приемки продукции в торговых сетях. Большие запасы делать не представляется возможным. Продукт это массовый и быстро оборачиваемый.

Так что все зависит только и исключительно от зерна и ситуации на рынке. Элеваторы тоже не резиновые. Хранить на них что-то вечно и быть не подвластным рынку невозможно.

Председатель Союза потребителей Петр Шелищ принципиальный противник прямых административных воздействий на цены:

— Не следует идти путем внеэкономического принуждения продавцов и изготовителей. Но считаю допустимым применение инструментов косвенного воздействия на них через создание интервенционных фондов или установление экспортных квот и пошлин на продукты, сильно зависящие от мировых цен.

А в отношении продуктов, которые трудно заменить более дешевыми — таковы, например, макароны и макаронные изделия — считаю такие меры вполне оправданными и эффективными, если они применяются в острой ситуации и временно. Если же они станут постоянными, то аграрии просто сократят посевы твердых сортов пшеницы и заменят ее каким-то другим злаком, более выгодным на этот момент.

Кстати, макароны известной алтайской компании, производящиеся из местных сортов твердой пшеницы, еще в 1999 году по результатам конкурса Союза потребителей РФ «Лучшее в России» были признаны конкурсным советом во главе с вице-премьером РФ лучшими и по качеству, и по соотношению цены и качества.

Так что было бы крайне обидно и вредно для страны, если производство остановится из-за резкого сокращения спроса на резко подорожавшую продукцию и потребители заменят ее низкокачественными аналогами.

Генеральный директор Национального фонда защиты потребителей Александр Калинин считает, что нет серьезных оснований для роста цен на макароны:

— Это очередной передел рынка. Такое было, есть и будет. В той экономической ситуации, в которой мы находимся, эти волны передела — будут накатывать постоянно. Кто-то будет выпадать в осадок. Вчера был магазин, сегодня его нет. На его место пришли другие — это постоянный процесс. То же самое с макаронами. Но страдает при этом больше всего один субъект — потребитель.

Этим руководство нашей исполнительной власти не занимается. Их не интересует простой человек. Время от времени происходит истерика по поводу того или иного продукта питания. Минсельхоз разъясняет: нет оснований для подорожания, урожай хороший, завершается сбор, все налажено, а товар начинает дорожать.

Помните скачок цен на растительное масло? Это произошло потому, что нашелся бизнесмен, близкий к правительственным кругам, фамилия его хорошо известна. Он решил продать в Нидерланды не только растительное масло, но и подсолнечник.

Продали в Европу сырье, чтобы они потом нам поставляли готовое масло. Пятьсот тысяч тонн рафинированного и не рафинированного масла. Если мы производим в год полтора миллиона тон растительного масла и четверть из них вдруг продают налево, то, что случиться с остальным маслом? Правильно, оно подорожает…

На Алтае считают, что сейчас их ценное зерно просто вымывается. Сюда приезжают все, кому не лень и — скупают зерно. Цена на пшеницу твердых сортов, до недавнего времени, довольно долго держалась на уровне 28 тыс. рублей за тонну. А в последние пару недель — скакнула на уровень 38 тыс. рублей.

Из-за столь резкого роста цен у производителей макарон наступает паника. Многие сейчас работают на старых запасах, которых хватит примерно до конца текущего года, а затем придется закупать пшеницу нового урожая, цены на которую, могут оказаться очень высокими.

Ситуация могла бы не возникнуть вообще, если бы мы действовали на опережение и данным давно приняли программу по увеличению посевных площадей твердых сортов пшеницы на Алтае, в Саратове, Оренбурге, Челябинской области и других регионах, где она способна давать хороший урожай.

Юрий ЕНЦОВ

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован