В омут с головой: кому нельзя брать кредиты

Займы россиян, которые банки оценивают как потенциально проблемные, с начала года выросли на 9% и достигли 418 млрд рублей

В значительной части нынешнее нарастание кредитования происходит за счет того, что люди перекредитовываются.

В России продолжается рост закредитованности, грубо говоря, долгов частных лиц: в августе граждане РФ набрали больше двух миллионов займов — почти на 650 млрд рублей. Между тем, констатировал Центробанк, с начала года число потенциально проблемных кредитов выросло на 9%, достигнув 418 млрд рублей. Эксперты рассказали, как может развиваться ситуация и кому не стоит брать кредиты.

Василий Солодков, директор Банковского института ВШЭ:

Кредиты можно брать тем, у кого завтра все будет хорошо с точки зрения доходов. Если человеку не просто нужен кредит, а у него есть уверенность в его погашении. И — если он справедливо ожидает роста ключевой процентной ставки Центробанка: от ее роста зависит рост ставок в коммерческих банках. Если вы знаете, что вам все равно нужен кредит (вы никак не можете решить свои проблемы без него), то лучше брать сейчас, потому что потом ставка вырастет еще больше.

Я с «умилением» прочел в РБК, что произошло с ценами на стройматериалы. Цена строительства дома в 120 кв. метров за последний год выросла от полутора до двух раз, в зависимости от того, из чего вы строите. И если вам надо довести строительство до конца, у вас, грубо говоря, крыши не хватает, без которой у вас этот дом рассыплется — надо брать кредит, что делать. Но у вас должен быть и источник погашения этого кредита. А просто для жизни, лучше, конечно, кредитов не брать, а жить на собственные средства.

Это палка о двух концах — особенно в ипотечном кредитовании. Можно всю жизнь копить на квартиру и купить ее уже на пенсии, а можно купить в молодом возрасте — и всю жизнь за нее выплачивать. Получая сейчас квартиру в ипотеку, вы — при нынешнем уровне ставок — постепенно заплатите за нее две или три ее цены.

Должники много чем рискуют. У них формируется плохая кредитная история. Если вы должник, вы больше кредитов не получите. Вам закроют выезд за границу. Вы поражаетесь в правах — и у нас огромное количество таких невыездных уже.

Что дальше с должниками? У нас есть закон о банкротстве — который, правда, не работает. Банкротство — очень сложная процедура. У вас будет управляющий, который должен за 10 тысяч рублей заботиться о вашем имуществе: можете вы найти идиота, который за 10 тысяч будет этим заниматься?

Кроме того, вас не могут лишить единственного жилья, и если у вас дом на 4 тысячи кв. метров, вы с ним и останетесь. Единственный прецедент в Екатеринбурге пока ни о чем не говорит: вы видите, как работает наша судебная система, она с законом находится в параллельных плоскостях.

В масштабах страны главная проблема, не решаемая в рамках ЦБ, это экономический рост. Чиновники ЦБ предполагают, что, как только инфляция стабилизируется, наступит счастье. А счастье не наступает, потому что у нашей страны отвратительнейший инвестиционный климат.

И ЦБ решает: чтобы не было проблем, давайте попытаемся кредитование каким-то образом сократить. Они принимают меры, чтобы сделать кредитование еще менее выгодным — после чего уже наступает стабилизация, как на кладбище.

Андрей Нечаев, экономист:

Если люди берут кредиты — значит, они им нужны. Дальше вопрос: для чего? Чтобы как-то двигаться вперед, организовать бизнес или повысить качество своего образования? Или они берут с тоски, потому что им до зарплаты не хватает.

Чрезмерная закредитованность может кончиться тем, что какая-то часть людей будет вынуждена объявить себя банкротами, они могут потерять собственность, особенно, если таковая была заложена. И это будет определенный удар для банков: если они не смогут взыскать эти кредиты, у них будут серьезные убытки.

Если вдруг 90% заемщиков окажутся неплатежеспособными, то будет серьезный банковский кризис и социальный взрыв. Но пока, хотя доля просроченной задолженности растет, она все-таки пока в пределах 10%. Это катастрофа для конкретных людей, но не для экономики.

Евгений Гонтмахер, экономист, профессор ВШЭ:

В значительной части нынешнее нарастание кредитования происходит за счет того, что люди перекредитовываются. Они попали в кредитную ловушку и, не в силах отдать один кредит, берут второй на его обслуживание.

Довольно много кредитов взяли под льготную ипотеку. Там снизили процент — и люди бросились в омут с головой: «Сейчас квартиру беру, а там посмотрим». У основной массы долгосрочное мышление не развито. По этому поводу ЦБ уже бил тревогу неоднократно: слишком легкий доступ к кредитам.

Еще сейчас народ увлекается микрокредитованием: берет 20 тысяч до зарплаты под какие-то варварские проценты. Но что делать, если людям до зарплаты не хватает. Государству необходимо более жестко контролировать деятельность микрофинансовых организаций, чтобы они не задирали до неба этот процент. К сожалению, это часть нашей жизни: у соседа не всегда можно одолжить.

Рост «плохих кредитов» — явление пока не катастрофическое, но довольно тревожное. Если сейчас банки ужесточат предоставление кредитов (а я практически уверен, что такое ужесточение будет), то может начаться волна банкротств физических лиц. Надо все-таки просчитывать свои действия. Нужна элементарная финансовая грамотность, и люди должны ее вырабатывать, а не кидаться в омут.

Леонид СМИРНОВ

rosbalt.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован