Падение в большой энергетический кошмар уже началось

Невиданный рост цен на газ многие в Европе объясняют шантажом с целью как можно скорее запустить «Северный поток-2» на условиях Москвы

«Энергопереход» стремительно наступает. Какими будут его последствия и можно ли к ним подготовиться заранее?

Цена ближайшего октябрьского фьючерса на газ на бирже ICE Futures днем 15 сентября достигла 923 долларов за тысячу кубометров.. Всего две недели назад, 30 августа, был поставлен предыдущий рекорд — 600 долларов. Получается, цены на газ летят вверх, прирастая по сто долларов за неделю.

Для российской экономики — это огромная удача.

Параллельно в Евросоюзе растет стоимость электроэнергии. Причем, не только из-за газа. Помимо дорожающих энергоносителей, европейцев подвела природа: долгосрочно снизилась скорость ветра и «встала» значительная часть ветрогенераторов. И вот, фьючерсы на электроэнергию уже стоят больше 60 евро за МВт/ч.

Итогом всего этого может стать полноценный энергетический кризис в Евросоюзе, причем уже ближайшей зимой. Однако мало кто верит в то, что он будет долгосрочным. Есть несколько причин нынешнего резкого роста цен на энергию и энергоносители в ЕС. Во-первых, погодные: это отсутствие ветра, а до этого холодная зима, стремительно перешедшая на большей части Евросоюза в очень жаркое лето. На Сицилии, например, в августе намеряли до 50 градусов по Цельсию.

Другая причина, помимо «погодного» роста спроса, помноженного на снижение генерации электроэнергии, — политика российского «Газпрома» на европейском рынке. Российская компания, по разным оценкам, контролирует около 30% от общего потребления газа европейцами.

И если раньше при росте спроса «Газпром» был рад продать в ЕС лишние кубометры, то в 2021 году все изменилось. Компания внезапно почти перестала закачивать газ в свои европейские хранилища и выкупать свободные дополнительные мощности по его перекачке у стран-транзитеров, в первую очередь, Украины.

В России все это списывают на совпадения и технические сложности. В ЕС, однако, многие считают, что это газовый шантаж, цель которого — заставить европейцев согласиться на скорейший запуск трубопровода «Северный поток-2» на российских условиях. Казалось бы, суд по этому вопросу «Газпромом» и его европейскими партнерами проигран.

Так что, теоретически, трубопровод должен работать по общим для всех европейских компаний правилам, которые требуют, например, резервировать часть мощностей трубы для независимых производителей (несмотря на то, что в России их практически нет), а также поручить конечную продажу газа независимой компании. Но в Москве, вероятно, полагают, что этого можно попытаться избежать.

Тем не менее, даже Владимир Путин, который получил хорошую возможность насмехаться над европейцами, рассуждая про «умников из Еврокомиссии», которые «придумали рыночное ценообразование», понимает, что все это ненадолго.

Возможно, мы в последний раз наблюдаем ситуацию, когда Россия выигрывает от внезапного резкого роста цен на энергоносители. В будущем спрос на них в Евросоюзе все равно будет снижаться. В частности, не позже 2045 года в российском газе перестанет нуждаться его главный потребитель в ЕС — Германия. Во всяком случае, так считает уходящий немецкий канцлер Ангела Меркель.

Евросоюз готовится совершить радикальный «энергетический переход». Только что победивший на выборах норвежский премьер Йонас Гар Стере уже обсуждает с зелеными возможность полного отказа его страны от добычи нефти и газа в ближайшие годы. При том, что Норвегия, как и Россия, это один из главных поставщиков энергоносителей европейским потребителям. В Осло даже отказались от вступления в ЕС специально для того, чтобы больше зарабатывать на продаже нефти и газа.

Китай, в свою очередь, произвел в прошлом году рекордное количество автомашин, работающих на «альтернативном» топливе. Германия же планирует в ближайшее десятилетие полностью отказаться от производства транспортных средств с бензиновыми и дизельными моторами.

Производство будут постепенно перепрофилировано, лишние предприятия — закрыты. Для немцев, которые в последние годы испытывают дефицит рабочей силы, это не столько риск роста безработицы, сколько решение одной из экономических проблем.

Собственно, не только Германия, но и все основные европейские страны-автопроизводители (кроме, разве что, Чехии) уже объявили о планах в ближайшие 10-15 лет полностью отказаться от производства «неэкологичных» двигателей.

Уйти хотят и от использования в энергетике угля. Ставка делается на электричество, желательно, из экологичных источников. То есть, возобновляемых. Это даже не АЭС и не ГЭС — только энергия ветра, солнца и, конечно, водород.

Именно водород, похоже, должен стать «новой нефтью», и, разумеется, газом. Например, Украине, которая опасается потерять плату за транзит российского газа после запуска «Северного потока-2», европейцы уже предложили стать одним из водородных экспортеров в ЕС. Предполагается, что на украинской территории до 2030 года будет построено до 10 гигаватт мощностей для производства «зеленого» (то есть экологически чистого) водорода.

Надеется присоединиться к «водородной экономике» и Россия. Как раз в августе премьер Михаил Мишустин подписал концепцию ее развития в РФ. Продавать новый вид топлива планируется, разумеется, в ЕС. Скорее всего, по уже существующим трубопроводам, в количестве до 50 млн тонн в год.

Таким образом, между Украиной и Россией начинается новая (хотя пока скорее виртуальная) конкуренция за европейский водородный рынок. А значит, возникает новое поле для конфликтов, вплоть, как уже показало недавнее прошлое, до вооруженных.

Таков первый негативный для этих двух государств итог «новой энергетической политики» Евросоюза. Второй состоит в том, что ненужную часть «нефтегазовой» инфраструктуры надо будет забросить или демонтировать. Для Украины это, как минимум, означает ликвидацию значительной части остатков советской газотранспортной системы. Немного — но чувствительно.

В России же под угрозой оказывается целый мир нефтяников и газовиков, отдельная субкультура «севера», городов вокруг месторождений, людей, привыкшие к более высокому, чем на «большой земле», уровню доходов.

В общем, вполне возможно, через какое-то время повторится история из 1990-х годов, когда обедневшие шахтеры стучали касками у Горбатого моста рядом с Домом правительства в Москве. Переквалифицировать всех этих людей, пристроив к производству водорода, явно не получится. Что, очевидно, чревато социальным взрывом.

Соответственно, неизбежно и радикально просядут доходы российского бюджета. Следствием этого станет снижение общего уровня жизни населения РФ, который и без того не слишком высок.

Наконец, последняя масштабная проблема — экология. Помимо заброшенной, но все еще представляющей опасность нефтегазовой инфраструктуры, придется учитывать риски новой промышленности «под водород». В ЕС он, возможно, и будет «зеленым», но совсем не факт, что так же в реальности окажется в постсоветских странах. С большой долей вероятности, европейцы будут закрывать глаза на то, что страдает не их природа, а российская или украинская.

Хотелось бы, конечно, чтобы нынешние краткосрочные сверхдоходы от продажи энергоносителей российские власти пустили на решение проблем будущего. Не только создавая инфраструктуру для производства и транспортировки водорода в ЕС, но и расселяя моногорода, разрабатывая новые технологии по консервации месторождений, создавая новые рабочие места и так далее.

В противном случае, как раз к 2042 году, о котором повествует знаменитая антиутопия Владимира Войновича, может оказаться, что граждане, чтобы получить талоны на питание, должны сдавать «вторичный продукт» для его транспортировки Запад.

Иван ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ

rosbalt.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован