Бутерброд падает икрой вниз

Осень пришла в Россию с неплохим урожаем, но рынок этого как будто не заметил. Цены на продовольствие продолжили рост, и по инфляции мы по-прежнему впереди планеты всей. Во Франции она нынче 2,4%, в Германии — 4%, в США — 5%, а у нас — 6,48% (официально).

Зато в России нашли, наконец, виноватых — розничную торговлю, «безбожно вздувающую цены». ФАС готовит законопроект о регулировании торговой наценки на социально значимые товары (не более 10-20%), а заодно ищет признаки картельного сговора — проводит рейды по «Пятерочкам», «Лентам», «Магнитам». Антимонопольщики считают, что ретейлеры поднимают цены согласованно.

И они почти правы. Потому что еще в мае торговая сеть «Магнит», управляющая по России 21,5 тысячи своих магазинов, получила возможность безнаказанно диктовать продажные цены еще почти 3 тысячам магазинов, работающих под вывесками «Дикси» и «Мегамарт». «Магнит» попросту их купил. А чуть раньше сама «Дикси» объединялась с алкогольными сетями «Бристоль» и «Красное&Белое», и в состав «Магнита» она поступила уже с «приплодом».

Одновременно торговая сеть «Лента», принадлежащая металлургу Алексею Мордашову, купила российский филиал австрийской торговой сети Billa, сразу же удвоив количество управляемых торговых точек и покупателей.

Аналогичное объединение произошло в Сибири и на Дальнем Востоке с тамошними торговыми сетями «Красный яр», «Самбери» и «Слата», которые стали «Восточным союзом», заняв девятое место в топ-10 крупнейших ретейлеров страны…

Любопытно, что разрешения на все перечисленные поглощения были получены у той самой ФАС, которая ныне рыщет по магазинам в поисках «согласованных цен».

Десять крупнейших розничных сетей, включая «Пятерочку» и «Карусель», французскую сеть «Ашан», немецкую «Метро», уже заняли 37% всей розничной торговли страны. Никакие картельные соглашения не смогли бы привести отечественную торговлю к столь мощной концентрации продовольственных прилавков, а значит, и к фактической ликвидации конкуренции между ними.

Российскому покупателю, кроме сетевых магазинов, уже некуда идти за товарами повседневного спроса. По данным аналитической службы FinExpertiza, розничные магазинчики, палатки и киоски — то, что считается малым бизнесом, стремительно исчезают в городах и селах.

Только за январь — июнь прекратили деятельность 545,8 тысячи индивидуальных предпринимателей и закрылись 170 тысяч «юридических лиц» (в подавляющем большинстве это торговля). Почти 4 тысячи компаний в день — рекорд вымирания за последние восемь лет.

Для сравнения: во Франции 95% предприятий в сфере торговли — это малые предприятия с числом занятых менее 10 человек. Они не лидеры на рынке, но малая торговля создает другую атмосферу в этом бизнесе — поближе к человеку. И, что немаловажно, сама является источником пополнения французского среднего класса.

Власть это понимает и ценит, всячески поддерживая «малышей», в том числе налоговыми льготами. Или вот: во Франции все гипермаркеты должны быть закрыты в 7 вечера и по воскресеньям, что дает возможность торговать небольшим магазинчикам у дома.

В последнее время и в России раздаются призывы ограничить время торговли гипермаркетов и сетевых продмагов — по французскому образцу. По мнению автора инициативы сенатора Андрея Кутепова, это позволит сбалансировать конкуренцию в торговле между малым и крупным бизнесом. Но противники такой идеи ссылаются на порочность самих предложений регулирования торговли административными методами. И здесь с защитниками «абсолютного рынка» можно поспорить.

На днях в СМИ появилась информация о росте розничных цен на красную икру — при полном отсутствии объективных причин. Проблемой занялись ФАС и Росрыболовство. Выяснилось, что лососевая путина — 2021 на Дальнем Востоке идет очень удачно, при среднем объеме российского потребления красной икры в 12-16 тысяч тонн ныне ее производство составит 18-20 тысяч тонн.

Но, констатировало Росрыболовство, «текущие оптовые цены в 3-3,3 тысячи рублей за 1 кг уже начали расти на фоне высокого спроса со стороны покупателей из Японии». То есть дешевой икры нам не обещают даже при ее избытке. Так что же мешает власти установить временную квоту на икорный экспорт в объеме прошлогоднего вывоза или даже выше — и при этом позволить россиянам не платить за икру заоблачную цену?

Или взять «сахарную проблему». Дефицит сахара в прошлом году вынудил власть применить экстренную заморозку цен в торговле. Теперь правительство распорядилось использовать механизм государственных интервенций: при низких ценах закупать сахар у аграриев в интервенционный фонд, а при высоких — продавать запасы, стабилизируя ситуацию на рынке.

Давно пора! Но почему-то правительство сообщило, что начнет формирование интервенционного фонда сахара лишь в 2022 году. А кто мешает раньше подсластить пилюлю?

Молочный союз России жалуется в ФАС: «У торговых сетей очень высокие наценки: от 50 до 150%». Как говорит глава союза Людмила Маницкая, «ни в одной стране нет такой наценки на молочную и прочую продукцию». Но при отсутствии мелкой розницы иного и быть не может. Причем сами молочники тоже хотели бы поднять цены на готовую продукцию: себестоимость в производстве выросла на 18%, в переработке на 6-8%, а в рознице почти не изменились.

Но если разбираться по всей цепочке, выясняется, что беды требуют административного вмешательства. Ибо животноводы сетуют: «Рост цен на зерно (отечественное!) и импортное сырье для кормов уже привели к увеличению себестоимости производства на 15-20%. А кормовые добавки, которые закупаются по импорту, подорожали почти вдвое».

Птицеводческий союз тоже в обиде: «За 2020 год стоимость отдельных кормовых компонентов в валюте (!) повысилась на 50-100%. Доля импорта в отрасли составляет около 30%».

То есть грош цена победным рапортам Минсельхоза о достижении продовольственной безопасности по молоку, мясу, птице. Поскольку не меньше половины ее базируется на очень ненадежном импорте, нередко зависящем не от экономики, а от политики.

Тем временем собственное племенное животноводство — основа производства мяса и молока — до сих пор в упадке, как и производство кормовых добавок, витаминных препаратов И в птицеводстве производство бройлеров до сих пор почти полностью зависит от импортного племенного материала. Представим, что курс рубля в очередной раз упадет, привозные яйца и цыплята подорожают — почем будет «отечественная» курятина?

У чиновничества есть одно неистребимое качество: любовь к запретам и ненависть к разрешениям. Из-за чего миллионы россиян напрочь отлучены от возможности участвовать в снабжении рынков продукцией с собственных подворий, садов и огородов.

Корреспондент «Труда» только что проехал от Москвы до Пскова и обратно. Яблоками завалены все окрестности, в селах вдоль дорог люди пытаются всучить ведро за 50 рублей, а в московском магазине они от сотни и дороже за 1 кг.

В разгар овощного сезона в средней полосе рынки по-зимнему завалены узбекскими помидорами, а для продукции местных огородов места нет.

Точнее, есть, но втридорога: в подмосковной Лобне присоседиться к местному ТЦ на рынке (у стеночки, без права захода внутрь!) разрешается только за 2 тысячи рублей — то есть со своим десятком-другим килограммов прямо с грядки по 30-50 рублей не суйся! А ведь минувшей весной именно такие торговцы картошкой, свеклой и морковкой из собственных подвалов вполне могли обрушить спекулятивные цены на «борщевой набор».

В Истру заехал на рынок Владимир Жириновский, якобы защитить местных деревенских старух с их товаром. В результате им милостиво разрешили торговать за забором рынка, на обочине дороги: Интересно, останутся они там после сентябрьских выборов?

А в это время

В Германии насчитывается 3300 еженедельных рынков, и миллионы покупателей в определенные дни устремляются на улицы и площади, где разворачиваются прилавки с товарами крестьян и мелких производителей.

По самым обычным ценам, а то и дешевле здесь можно купить дары полей и садов, мясо, птицу, рыбу, яйца, мед, колбасы, молочку, выпечку и многое другое. Все это не только с разрешения властей, но и при их помощи и заботе. Такие торговые зоны в больших и малых городах закладываются в градостроительные проекты. В Берлине, Франкфурте, Мюнхене, Штутгарте ряд «рынков выходного дня» превратился в места народных развлечений. От туристов отбоя нет!

Почему этого почти нет в России? В Тамбовской области губернатор Александр Никитин поручил увеличить число ярмарок и рынков для доступа сельхозпроизводителей к покупателю.

Зато в Перми ведется война с «нестационарными торговыми объектами». Расположенные в шаговой доступности от домов и остановок, они стали для горожан главными точками для покупки хлеба, молока и многих других продуктов, успешно конкурируя с сетевой торговлей. Может, именно это не нравится властям?

А еще эти торговые точки платят арендную плату местным жителям, объединенным в товарищества собственников жилья” (ТСЖ), которые используют эти деньги на благоустройство территории. Кому от этого плохо? В Европе подобная самодеятельность повсеместно приветствуется, но Россия, как известно, не Европа…

Александр КИДЕНИС

trud.ru

Фото: globallookpress.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован