Православные отмечают Успение Пресвятой Богородицы

28 августа православные отмечают великий праздник – Успение Пресвятой Богородицы.

Гробница Пресвятой Богородицы в пещерном храме Успения. Гефсимания, Восточный Иерусалим

Причем праздник этот настолько важен, что не ограничен одним днем, нет. Вплоть до вечера 5 сентября в храмах будут говорить об Успении Божией Матери и читать молитвы в честь этого события.

Хотя это на первый взгляд странно. Ведь получается, христиане отмечают как торжество день смерти Богородицы, потому как древнерусское слово “успение” означает засыпание, сон, а в отношении Божией Матери – смерть, кончина.

Ее спеленутое тело

Сложили в молодом лесу.

Оно от мук помолодело,

Вернув бывалую красу.

Уже не шумный и не ярый,

С волненьем, в сжатые персты

В последний раз архангел старый

Влагает белые цветы, –

это Александр Блок, сумевший удивительно тонко передать нам сразу два мотива Успения Пресвятой Богородицы: сдержанную печаль расставания, печаль неизбежную, когда мы теряем того, кто нам близок. И тихую, еще неясную радость от того, что сердце ощущает: это расставание не навечно, за этим расставанием тайна, и оно еще обернется встречей.

Христиане потому и чествуют событие смерти Богородицы как праздник, что понимают: Христос победил смерть. Победил, даровав каждому путь спасения. Поэтому самый большой праздник христиан – Пасха, Светлое Христово Воскресение. А праздник Успения раньше часто называли Богородичной Пасхой.

Так что же произошло в тот день, когда тело усопшей Матери Христа спеленали и положили в гробницу, как мы знаем, в гробницу Гефсиманского сада? Точное время, когда произошло Успение Пресвятой Богородицы, неизвестно. Очевидно, что это было до первых гонений на христиан, развязанных безумцем Нероном в 64 году.

Согласно преданию Мать Христа после распятия Своего Сына скромно жила в доме апостола Иоанна Богослова – в Иерусалиме и Эфесе (западное побережье Малой Азии), проводя время в молитве. Тоскуя и скорбя об ушедшем Сыне, Мария часто приходила на то место, где Она видела Его последний раз – на Елеонскую гору, откуда уже Воскресший Христос много лет назад вознесся на небо. Во время одной из молитв на Елеонской горе перед Богородицей предстал архангел Гавриил и возвестил Ей, что через три дня Она перейдет в вечность.

Мы помним, что архангел Гавриил являлся Деве Марии не единожды. Много лет назад в Назарете он принес Ей благую весть, что Она родит Христа, Сына Божия. На этот раз он тоже принес Ей весть – о том, что через три дня Она закончит Свой скорбный, полный страданий земной путь и перейдет на небо, где будет вечно пребывать со Своим Сыном и Богом Иисусом Христом.

Именно о нем, об архангеле Гаврииле, пишет Блок: “Уже не шумный и не ярый,/С волненьем, в сжатые персты/В последний раз архангел старый/Влагает белые цветы”. Здесь эпитет “старый” употреблен в смысле “прежний”, тот, что был раньше, когда сообщал (в Церкви говорят “благовествовал”) Богородице о главном событии Ее жизни – Рождении Спасителя.

Марии, получившей известие о близкой кончине, очень хотелось в последний раз увидеть учеников и сподвижников Иисуса. Но апостолы в то время были далеко от Палестины – каждый из них уже начал свое служение, неся людям благую весть о Воскресении Христовом.

И вот тогда, как рассказывает предание, по молитве Божией Матери – а для Пресвятой Богородицы нет ничего невозможного – все апостолы, кроме Фомы, сверхъестественным образом оказались в Иерусалиме, у Нее в доме, на горе Сион. Апостолы и провели с Богородицей последние дни Ее земной жизни.

Как и предрек архангел Гавриил, Успение случилось на третий день. Внезапно горница, где находились Богородица и апостолы, озарилась светом, и все увидели Христа в сиянии божественной славы. Со страхом и трепетом смотрели апостолы на это чудное явление и видели, как душа Божией Матери разлучилась с телом и Христос принял ее в Свои руки.

Как некогда Богоматерь держала на руках Младенца Иисуса, так теперь Ее Сын и Бог, спустившийся с небес к Ее смертному одру, принимал на Свои руки маленькую и хрупкую душу Марии, родившуюся в новую жизнь. Такой, в виде спеленатого младенца, изображается душа Богородицы на православных иконах праздника. И это символично: смерть для живущих истинно христианской жизнью не конец, а начало, рождение в жизнь вечную. Встреча живой души с Живым Богом.

Божию Матерь похоронили в Гефсиманском саду. Но когда на третий день после погребения в Иерусалим прибыл опять опоздавший апостол Фома (помните, как он пропустил явление апостолам Воскресшего Христа!) и захотел поклониться телу Богородицы, открывшие гробницу увидели там только пустую плащаницу. Подобно Своему Божественному Сыну Дева Мария была и телом восхищена на небо.

И стражей вечному покою

Долины заступила мгла.

Лишь меж звездою и зарею

Златятся нимбы без числа.

А выше, по крутым оврагам

Поет ручей, цветет миндаль,

И над открытым саркофагом

Могильный ангел смотрит в даль, –

так Блок изобразил торжество жизни в миг, который, казалось бы, был кончиной. Богородица родилась среди людей, но в Ней осуществилась вся возможная человечеству святость, потому и говорят: “Пресвятая Дева Мария”.

Перейдя в мир иной, Богородица не только не оставила людей в одиночестве, наоборот, она усыновила всех нас – объяв всех, даже отъявленных грешников, Своею Любовью как Покровом. Отныне Она стала Матерью всем нам, нашей Милостивой Спасительницей и Заступницей.

Смерть для христианина не антоним жизни, а сама жизнь, переход от веры в очевидность
Наши предки не просто верили в это заступничество и ждали его, праздник Успения Пресвятой Богородицы считался праздником всей Владимиро-Московской Руси. Сделав Владимир столицей, князь Андрей Боголюбский воздвиг там Успенский собор. А когда столицей стала Москва, Успенский храм поставили в Кремле.

“Теплой Заступницей мира холодного” называл Богородицу Михаил Лермонтов. А Семен Липкин посвятил Божией Матери настолько пронзительные строки, что стоит процитировать здесь весь стих.

Когда мне в городе родном

В Успенской церкви, за углом,

Явилась Ты в году двадцатом,

Почудилось, что Ты пришла

Из украинского села

С ребенком, в голоде зачатом.

Когда царицей золотой

Ты воссияла красотой

На стеклах Шартрского собора,

Глядел я на Твои черты

И думал: понимала ль Ты,

Что Сын Твой распят будет скоро?

Когда Казанскою была,

По озеру не уплыла,

Где сталкивался лед с волнами,

А над Невою фронтовой

Вы оба – Ты и Мальчик Твой –

Блокадный хлеб делили с нами.

Когда Сикстинскою была,

Казалось нам, что два крыла

Есть у Тебя, незримых людям,

И Ты навстречу нам летишь

И Свой полет не прекратишь,

Пока мы есть, пока мы будем.

Мария ГОРОДОВА

rg.ru

Фото: wikipedia.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован