«Триумф» реформы: Число пенсионеров резко упало

Старики без денег, расходы ПФР растут, а в правительстве ликуют. Таков итог грабительского закона, который несколько лет назад власть протащила через Госдуму

Первые итоги пенсионной реформы можно считать убийственными для ее авторов. Число пенсионеров в России сокращается невиданными ранее темпами.

По информации СМИ, за постреформенное время число получателей пенсий снизилось на величину от нескольких сотен тысяч до почти 2 млн человек (в зависимости от категорий учета). Ежедневно тысячи стариков теряют возможность свести концы с концами. Конвейер бедности и смерти.

Архитекторы пенсионной реформы хотели сократить обязательства государства перед пенсионерами, а для этого уменьшить их количество, подняв пенсионный возраст. Как видим, цель приближается. Вероятно, к 2028 году (окончание переходного периода) пенсионеров «ополовинят».

Вот только экономии бюджета в связи с этим ожидать не приходится. Так, в 2020 году, несмотря на сокращение числа пенсионеров расходы ПФР не уменьшились, а выросли до 9,7 трлн рублей. То есть более чем на 1 трлн рублей (на 12,8%). Как в правительстве просчитывали реформу?

Государство объясняет рост расходов индексацией пенсий неработающим пенсионерам на 6,6% – вдвое выше официальной инфляции, а также форс-мажором: единовременными выплатами на поддержку семей с детьми, которые шли из ПФР, и нехваткой страховых взносов из-за пандемии.

Гладко, однако нельзя не вспомнить, что ПФР сейчас возглавляет Максим Топилин. Именно он в должности министра труда был основным «толкателем» пенсионной реформы ради экономии. Теперь, с Топилиным во главе, расходы ПФР несмотря на сокращение пенсионеров увеличились.

А как объяснить снижение за постреформенные годы коэффициента замещения зарплаты страховой пенсией? По данным Счетной палаты, в 2018 году он составлял 30%, в 2019-м — 29,6%, а в 2020-м — 29,4%. При том, что стандарт МОТ — 40%. Это уже похоже на похищение части дохода у пожилых.

То есть «наживка», которую предлагал социально-экономический блок правительства россиянам, проталкивая пенсионную реформу (мол, повысим пенсионный возраст, зато размер пенсий вырастет), оказалась форменным надувательством. По отношению к зарплатам размер выплат даже снизился.

Счетная палата вскрыла и еще одну вопиющую деталь. В 2019 году у 75% граждан, которые в 2020-м вышли на пенсию, зарплата составляла не более 20 тысяч рублей в месяц. То есть подавляющее большинство предпенсионеров — фактические бедняки, хотя их доход чуть превышает прожиточный минимум.

Лишенные государством пенсии, старики, вынуждены идти на любую работу. Однако препятствием для этого служит не только состояние здоровья (до 60 лет не доживают 30% мужчин, до 65-ти — 43%), но и сложности на рынке труда. Пенсионеров готовы нанимать лишь 42% работодателей.

Интересно, что объем межбюджетный трансфертов в ПФР увеличился с 37,7% в 2019 году до 46,5% в 2020 году. Зато Топилин и его подчиненные трудятся в шикарных офисах и получают высокие зарплаты и премии.

При столь убийственных тенденциях пенсионная концепция, очевидно, нуждается в замене. Шагом в этом направлении стал законопроект, внесенный на днях КПРФ о возвращении с 1 января 2022 года прежнего пенсионного возраста: 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин.

Стенания либералов в правительстве о том, что это потребует новых расходов, несостоятельны. Во-первых, расходы ПФР и так растут, а не падают. А во-вторых, выплаченные пенсии благоприятно скажутся на экономике в целом. Старики массово понесут их в магазины, на рынки и это дополнительно стимулирует спрос.

Более того, скромный образ жизни пенсионера предполагает расходы только на самое необходимые товары и услуги: простые продукты, ремонт, квартплату. Устрицы старики не едят, в Куршевель на государственные 15 тысяч рублей не поедут. А значит их средства стимулируют отечественное производство. Нам ведь нужно импортозамещение?

Член комитета Госдумы VII созыва по бюджету и налогам Вера Ганзя уверена, что несмотря на провал, власти не отменят реформу:

— В расходах ПФР значительную часть составляют затраты на эксплуатацию зданий и сооружений, которыми они владеют, на зарплату сотрудникам. Их федеральные служащие получают в среднем по 90 тысяч рублей, а региональные — около 50 тысяч. Я всегда говорила, что этот фонд — «прокладка», которая не пропускает часть средств между бюджетом и бюджетополучателями, оставляя их себе — на собственное благополучие. Так они уводят часть денег от реальных потребителей — пенсионеров.

Уже известно, что той экономии, на которую рассчитывало государство, не случилось. Потому что, во-первых, установлен переходный период, а во-вторых, мы получили большое количество людей — предпенсионеров, которые в силу возраста уже не могут выполнять требования работодателя и Трудового кодекса. Их пришлось переучивать, однако работать им негде. От этого переучивания дополнительных рабочих мест не появилось. Пенсионная реформа привела к росту безработицы.

В итоге на бюджет падают дополнительные расходы. Причем средств, направляемых из бюджета в ПФР, из года в год необходимо все больше. На сегодняшний день ПФР — это большая черная дыра. Поэтому на повышение пенсий старикам, увы, рассчитывать не приходится. Это, надеюсь, станет поводом для серьезного разбирательства, в том числе с участием правоохранительной системы.

«СП»: — Зачем вообще нужна была эта реформа? Неужели не могли просчитать все негативные последствия?

— Когда принимали пенсионную реформу, власти преследовали цель быть хорошими в глазах западных стран и глобальных структур вроде МВФ, Всемирного банка. И сейчас, когда нам говорят, что у России сложные отношения с Западом, ясно, что это все — липа. Никаких сложных отношений у руководства РФ с ними нет. Это все показное. Потому что все навязанные нам рекомендации мы по-прежнему продолжаем выполнять.

Судите сами: пенсионную реформу не отменяем, из ВТО не выходим, хотя она нам несет только проблемы, у нас по-прежнему независимый от государства Центробанк и т. д. Да, мы закрепили приоритет российского права над международным в Конституции, но это не столь важно, потому что ключевые обязательства перед иностранцами делают этот пункт ничтожным. Мы и раньше, когда надо, обращались с международным правом вольно.

«СП»: — Так надо начинать возвращать реальный суверенитет. Пенсионный вопрос как раз подходит. И Западу покажем кузькину мать, и старикам нашим сделаем добро. Фракция КПРФ на днях внесла законопроект об отмене пенсионной реформы. Теперь мяч на стороне исполнительной власти…

— Думаю, наш законопроект постигнет та же судьба, что и все остальные. С такими инициативами выходили к обществу не только КПРФ, но и другие фракции, но безрезультатно.

«СП»: — Но скоро выборы. Кремлю нужна поддержка…

— Интересно, что обычно во время предвыборной компании, когда речь идет о получении «Единой Россией» конституционного большинства, обещают, не стесняясь, практически все. Россияне, сколько бы раз их ни обманывали, все равно продолжают доверять власти. Однако, в этот раз «Единая Россия» о пенсионной реформе не говорит ни слова, просто молчит. Хотя могли бы обтекаемо пообещать — хотя бы «рассмотреть».

Это означает, что власть, Кремль считают, что пенсионная реформа — это всерьез и надолго. И не допустят ее отмены, тем более когда инициатива об этом исходит от оппозиционной фракции в Госдуме. Возможно, отклонят закон по формальным основаниям. Максимум, они будут твердить о «донастройке» пенсионной системы. Хотя сейчас это самая болевая точка в нашем обществе.

Сергей АКСЕНОВ

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован