«После 19 августа 1991 года мы много лет ели карасей из городского пруда»

«В люди» после ГКЧП выбились те, кто понаглее, кто мог врать и предавать

В этот день — 19 августа 1991 года, ровно 30 лет назад — у нашей страны был шанс остановиться на краю гибели.

Танки на Красной площади, 1991 год

Этот день мог предотвратить войну на Украине, Донбассе и Луганске. Мог упредить войну в Чечне, Грузии, многочисленные столкновения в других союзных республиках. Он мог предотвратить сотни тысяч смертей наших сограждан, которые погибли от голода, были убиты, пропали без вести в 1990-е годы.

Но этого не случилось. Огромная страна, которая на общенародном референдуме сказала «да» сохранению Советского Союза, развалилась, разрушилась, погибла.

Мне на тот момент было тринадцать лет. Ровно в этот день — 19 августа 1991 года мы вместе с мамой и сестрой прилетели из-за границы, из Йемена, где отец работал по контракту авиационным инженером. Мы увидели танки на улицах Москвы, а встречающие попросили нас лечь на пол небольшого автобуса.

Так, после трехлетнего пребывания в другой стране, мы встретились с домом.

Думать о том, что было потом, совсем не хочется. Отсутствие еды, возможности купить что бы то ни было. Неуверенность и страх взрослых, полная растерянность детей. Торговля всем и вся на самых центральных улицах городов. Убийства, грабежи.

Все, что было потом, после 19 августа 1991 года, настолько страшно, что хочется закрыть глаза и сказать, что этого не было.

Но это было.

Я заметила: многие вспоминают этот день как день начала Великой Отечественной войны. Дотошно помнят детали, свои чувства, где они были и что делали. Потому что в этот день каждый советский человек понял, почувствовал кожей силу разрушения, которая не пощадит никого. Она и не пощадила.

Те, кто понаглее, расталкивая всех на своем пути, выбились. Торговали, обманывали, предавали. Самое главное — своровали государственное имущество, а потом объявили себя новой элитой и теперь сидят у власти и учат нас жить.

А те, кто не смог — умерли, спились, покончили собой.

Большинство выживали, как могли. Помню, в особо голодное время, когда заработную плату не платили годами, многие ели карасей из городских озер за неимением другой еды.

А теперь находятся отдельные, даже не знаю как их назвать, лица, которые заявляют, что все было сделано верно. Мол, как хорошо-то стало! Как здорово! Так могут говорить только отчаянные ненавистники собственной страны, по которой 1990-е прошлись хуже, чем война.

И ладно бы приходилось защищаться от интервентов, нет — люди были вынуждены защищаться от своих же соотечественников, которых еще вчера считали друзьями, коллегами, братьями.

Нет названия этой трагедии, настолько она велика.

Мы сильный народ, мы выжили. Но мы стали совершенно другими. Те, кто на своей шкуре прочувствовал 1990-е годы, стали настороженными, тревожными. Трагедия развала великого государства засела в каждом и никуда не делась, дремлет там, до поры до времени.

Новые поколения живут своей жизнью. Единственное, что их достало, что они всю жизнь живут, учатся, работают в условиях несменяемости власти. Но даже эти молодые ребята, которые, может, и не знают, что случилось 19 августа 1991 года, понимают, что в нашей стране происходит что-то не то.

Что у них нет перспектив, что им никогда, абсолютно никогда не стать теми счастливчиками, которые займут статусное место. На эти лакомые куски есть свои ребята — сыновья и внуки тех, кто разграбил Россию в 1990-х годах.

Эта молодежь, оглянувшись вокруг и включив мозги, постепенно становится сторонником левых идей. Буквально вчера пообщалась с такими и была очень удивлена. Они хотят справедливости!

А это значит, что, несмотря на запугивания, лишение возможности выходить на улицу, практически — высказывать свое собственное мнение — все-таки наша молодежь движется в верном направлении.

И это значит, у нас есть будущее. Нас не сломили, не растоптали, не уничтожили. И власть еще будет, наконец, в руках народа.

Чего, собственно говоря, и добивались те, кто 19 августа 1991 года решил остановить вакханалию ельциных-гайдаров-кудриных и иных, жаждущих распада великого государства.

Тогда им не удалось сделать это. Они хотели удержать страну, но не сумели.

Нашей молодежи предстоит другое — построить совершенно новую, по-настоящему справедливую страну. И лично я — верю в это.

Маргарита НИФОНТОВА

svpressa.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован