Мужчины получили право на общение с внебрачными детьми

Мужчина вправе заниматься воспитанием собственного внебрачного ребенка, даже если мать возражает против их встреч. Такова позиция Европейского суда по правам человека, о которой Верховный суд России напомнил всем судьям страны в специальном обзоре судебной практики.

До Страсбурга дошел гражданин В., который хочет участвовать в жизни родной дочери, родившейся в гражданском браке.

“Заявитель и мать ребенка А.Д. прекратили совместное проживание через несколько месяцев после рождения их дочери в июле 2010 года, – говорится в обзоре. – Они поддерживали связь как до, так и после рождения ребенка и договорились между собой об общении заявителя с ребенком. Однако начиная с января 2011 года А.Д. начала препятствовать общению заявителя с дочерью”.

Более того, женщина записала в качестве папы другого мужчину – того, с кем она жила в тот момент. Так что биологическому родителю пришлось восстанавливать отцовство через суд. В таких вопросах важнее, чья кровь течет в жилах ребенка, а не у кого штамп в паспорте.

“24 января 2014 года районный суд признал отцовство заявителя и определил его право на общение с дочерью. Поскольку А.Д. отказалась соблюдать порядок общения, 5 декабря 2014 года заявитель обратился в службу судебных приставов”, – подчеркнул ЕСПЧ.

Приставы смогли организовать первую встречу отца с дочерью лишь через два с лишним года после того, как он к ним обратился. Увы, дальше опять дело пошло не на лад.

“Несмотря на тот факт, что общая обстановка во время встречи была достаточно напряженной, заявителю не было оказано никакой помощи в ходе последующих встреч 12 февраля и 4 марта 2017 года, которые так и не состоялись, поскольку в первом случае А.Д. воспротивилась встрече, а во втором случае ее с ребенком не было дома в назначенное время”, – сказано в обзоре.

Европейский суд посчитал: приставы не приняли разумные меры для того, чтобы способствовать воссоединению заявителя и ребенка. Между тем, как подчеркивает Страсбургский суд, понятие “семья”, согласно международным нормам, не ограничивается только брачными отношениями и может включать также иные фактические “семейные” связи, когда стороны проживают совместно, не зарегистрировав брак. Ребенок, рожденный в таких отношениях, в силу самого закона является частью семьи с момента и в силу самого факта своего рождения.

“В частности, если это обусловлено обстоятельствами, то понятие “семейная жизнь” должно включать потенциальные отношения, которые могут сложиться между внебрачным ребенком и биологическим отцом”, – полагает ЕСПЧ. Именно на эти правовые позиции и должны ориентироваться российский суды. Если мужчина желает общаться с внебрачным ребенком, приставы должны исполнить это желание.

“Россия признает международные конвенции, к которым присоединилась. Это выражается в постоянной работе по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики. ЕСПЧ не вправе пересматривать решения российских судов. Но при этом Страсбургский суд следит за соблюдением государством фундаментальных принципов конвенции о защите прав человека. За исключением редких ситуаций, когда толкования ЕСПЧ противоречат Конституции России, правовые позиции Европейского суда являются ориентиром для российских судов”, – рассказал председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев.

Владислав КУЛИКОВ

rg.ru

istockphoto.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован