Сovid-19: от болезни до вакцинации

Полтора года страна живет в новых реалиях, продиктованных пандемией Covid-19. У каждого своя история сосуществования с новым вирусом: одних бог миловал, и вирус обошел их стороной, других не пощадил. Свою историю болезни и последующей реабилитации рассказала жительница Омутнинска.

– Здравствуйте доктор. У меня любовник тест-положительный, – выпалила я, зайдя в кабинет терапевта.
– Вау! – от неожиданности с улыбкой произнесла доктор. – Какие страсти, какие интриги!
– Вы не подумайте, у нас все хорошо, мы оба свободны. Но если честно, мне очень страшно, – продолжила я.
– Не надо бояться, все будет хорошо. Вон я переболела, и ведь живу, – утешила доктор.

Этот диалог состоялся в конце ноября. Врач – молодая и приятная Анна Толкачева. На прием к ней я попала уже около восьми часов вечера. О положительном тесте моего друга мне стало известно где-то в районе обеда.

– У меня плохая новость, – услышала я в трубку, – тест положительный.

Что я испытала в этот момент словами не описать. Предупредила начальника и в два счета была в ЦРБ. Сначала подошла к регистраторам и объяснила ситуацию. Они направили на третий этаж:

– Можете обращаться к любому терапевту, который работает. С собой ничего не надо.

Поднявшись на этаж, я испытала шок: коридор был полон озлобленных, уставших людей. Они толклись здесь, словно килька в бочке. Ранее я слышала, что в новых условиях терапевты принимают до последнего пациента, поэтому для себя решила, что приду попозднее вечером.

Придя во второй раз, на часах уже было около семи вечера. На лавочках сидели уставшие, вымотанные болезнью женщины. По их разговору я поняла, что пришли в ЦРБ вскоре после обеда. Заполняя паузы, они рассказывали друг дружке истории своих болезней. Кто-то сказал:

– Вчера здесь мужчина чуть скамейкой двери в кабинет не вынес. Всю очередь перепугал. Все на нервах.

В кабинет я зашла, уже около восьми. Честно говоря, этот нескромный диалог с молодым врачом я затеяла специально, чтоб разрядить обстановку. Я в два раза старше молодой девушки и надеялась, что она поймет частицу юмора. И мне это удалось. Врач работала одна. Следом за мной в кабинет практически ворвалась медсестра. Она слезно просила доктора отпустить ее домой: время позднее маленький ребенок «на перекладных». Из специалистов в больнице оказались они двое. Врач вошла с положение младшей коллеги, но только попросила закрыть либо продлить больничные листы пациентов, сидевших в ожидании.

– Попросили поработать часок, а я сижу здесь уже полдня, – с улыбкой прокомментировала врач, обратив свое внимание на меня.

Прием был быстрым. Я даже удивилась: откуда такие очереди. Врач назначила мне стандартное лечение, дала направление на тест и отпустила.

Тревога не покидала. Я понимала, что в организме что-то происходит: давление внезапно повышается до 150, причем без всяких головных болей, мучает бессонница, после которой не чувствуешь никакой усталости, также налицо признаки ОРВИ: навязчивые чихание и кашель, першение в горле. Состояние странное. Если честно, было страшно, ведь в анамнезах стоят два «хроника»: анемия и гипертония. Я завела дневник. На следующий день после сдачи теста в нем появилась запись:

– Сдала утром тест. Появилось отсутствие обоняния: не могу услышать духи. Появился легкий шум в голове, зуд в носу и ушах. В горле – горечь. В теле – слабость. Давление повышается.

Вечером позвонила терапевт Ирина Макарова и поинтересовалась моим самочувствием, сообщила, что тест положительный, и дала алгоритм, как лечиться.

С каждым днем состояние все ухудшалось. Появилась тошнота. Как потом стало известно, это была интоксикация.

– Такое состояние, словно я три дня пила не останавливаясь, – рассказывала я потом подружкам.

Впоследствии появилась рассеянность. Не было сил даже понять мысль. Болезнь развивалась стремительно. В какой-то момент стало сложно дышать. Так продолжалось на протяжении недели. Мучила сильнейшая головная боль, но не от давления, от интоксикации. Было ощущение, что еще чуть-чуть и мозги попросту вытекут.

Через неделю в дневнике появилась запись:

– Ура! Давление 145/95. Голову разрывает в затылке. Это значит, что я стала чувствовать давление. Делаю вывод: вирус отступает. Но появился сильный кашель. Чего ждать еще?

Хочу сказать, что, несмотря на тяжелое состояние, я не сидела, сложа руки. В борьбе с новым вирусом пригодилось все: «золотая звездочка», «тенториум», чайный гриб и, конечно же, дыхательная гимнастика.

Пришло время сделать рентген. Это вообще отдельная история. Будучи пунктуальной, я пришла раньше назначенного времени и создала своим присутствием панику. Как оказалось, так делать ни в коем случае нельзя было, так как ковидников со здоровыми не смешивают. Меня посадили в отдельный кабинет. Вскоре в кабинете нас уже было несколько человек. Запомнился один дядечка, который рассказал о том, как он отлежал в Белой Холунице. Во время нашего разговора ему все время звонила «дама сердца», чем вызывала у моего собеседника легкое негодование. Как оказалось у дамы проблемы с памятью, и она не помнит, что звонила минуту назад. В какой-то момент, чтобы скоротать время мы с ним запели. Затянули знаменитого «Варяга» и еще кое-какие народные мотивы.

– Вас надо к нам домой, – произнесла обратившаяся к нам женщина, – у нас дома очень тяжелая обстановка.

Как оказалось, это были жители Залазны, тяжело переносившие новую инфекцию. Здесь болели целыми семьями, и новый вирус свирепствовал беспощадно.

Мой рентген показал «без патологий», терапевт Валентина Михайловна Лучникова закрыла больничный, прописав дальнейшее лечение и дав рекомендации по восстановлению. В этот момент, спустя десять дней, я почувствовала себя самой счастливой. Радость была преждевременной.

Не для кого не было секретом, что Covid-19 опасен своими последствиями. Через три месяца у меня «выбило» сустав на правой руке. Еще через полгода появились неведомые ранее болезни: гайморит, варикоз, подсела память, стали беспокоить судороги в ногах.

Все чаще стала задумываться о вакцинации, потому как переносить нечто подобное не хочется. Сторонники и противники вакцинации активно доказывают свои теории. На этом фоне все мнения кажутся авторитетными. Однако разум взял свое и в конце июня был сделан первый компонент. На подходе – второй. Я подумала: всеобщая вакцинация не раз спасла человечество от смертельных заболеваний. Это мнение стало весомым в принятии решения.

Отрадно слышать, как обсуждая плюсы и минусы вакцинации, ее сторонники всячески пытаются убедить в ее достоинстве собеседников.

– Среди моих знакомых немало хороших, авторитетных людей. Многие из них вакцинированы, хотя по объективным причинам – кто по возрасту, кто, имея связи в минздраве, кто имеет букет болезней, которые могли бы послужить основанием для отказа от вакцинации, могли бы ее и не делать. Но сделали прививку одними из первых и не жалеют. После недолгих размышлений мое решение было на стороне вакцинации, чего я и вам желаю.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован