Видеотрансляция выборов в Госдуму будет доступна лишь избранным

Закрытие видеоотчета с избирательных участков может породить сомнение в честности голосования

Общедоступной трансляции с избирательных участков на выборах в Государственную думу, которые пройдут в сентябре, не будет.

Согласно презентации Центризбиркома, видеонаблюдением будет охвачено около 50 тысяч участков, но вот доступ к нему будет только у кандидатов и политических партий на служебном портале.

«В общественных штабах в регионах будут организованы центры наблюдения при общественных палатах регионов, где наблюдатели смогут оперативно отслеживать видеотрансляцию с избирательных участков», — сообщает ЦИК.

Центров будет 86. Под видеонаблюдением будут как участки для голосования, так и ТИКи. Трансляция будет вестись непрерывно все три дня голосования и две ночи первого и второго дней голосования, чтобы при возникновении вопросов был осуществлен быстрый доступ к той или иной временной части записи. Хранится записи будут в течение года.

Появившиеся ограничения уже вызвали беспокойство ряда правозащитных организаций, по мнению представителей которых осуществлявшаяся ранее трансляция для широкой аудитории позволяла избирателям делать ее запись, что помогало в дальнейшем обнаруживать фальсификации.

В ЦИК ограничение объяснили проблемами с финансированием. Если ранее голосование, а, следовательно, и трансляция, осуществлялись лишь один день, то теперь трое суток.

«Поскольку в течение трех суток видеотрансляцию мы не можем обеспечить за те же самые деньги, то мы пришли к выводу, что ее нужно обеспечить в первую очередь для тех, кто впрямую участвует в избирательных кампаниях», — пояснил журналистам зампредседателя Центризбиркома России Николай Булаев.

Он также заверил, что каждый заинтересованный человек может просмотреть записи трансляций в центрах наблюдения.

Эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев считает, что с правовой точки зрения решение об отказе от массовой трансляции не ущемляет интересов избирателей. Тем более, что трансляция будет доступна партийным и общественным наблюдателям:

— Можно сказать, скорее, что это решение создаст дополнительные неудобства организациям, отслеживающим ход голосования. И вполне ожидаемо, отсутствие массовой трансляции будет использовано как повод для того, чтобы поставить под сомнение легитимность выборов. Было бы странно, если бы оппозиция проигнорировала такую возможность.

«СП»: — Стоит ли ждать в связи с ограничением доступа к трансляции увеличения претензий в отношении нарушений на участках?

— Все зависит от того, какое число наблюдателей и на какие сроки сможет вывести оппозиция. Если у ее представителей получится «покрыть» количество УИКов, сопоставимое с показателями прошлых лет, и обеспечить присутствие наблюдателей в течение трех дней, то можно ожидать роста числа сообщений о нарушениях. Если «кадровый голод» не будет преодолен, то количество заявленных нарушений вряд ли вырастет.

«СП»: — А как это может отразиться на появлении фейков?

— Количество фейков останется на прежнем уровне либо возрастет. И отказ от массовой трансляции в данном случае станет лишь одним из многих факторов. За последние два года у людей накопилось немало претензий к власти, что само по себе подрывает доверие к ней.

Не будем забывать и об истерии, разжигаемой в соцсетях вокруг темы массовой вакцинации. Она сама по себе указывает на наличие в обществе «кризиса доверия». Если люди в массовом порядке готовы поверить в то, что правительство собирается то ли чипировать, то ли уничтожить, то ли «привить непроверенной вакциной» миллионы россиян, то что мешает убедить их в намерении сфальсифицировать результаты голосования?

Руководитель Центра развития региональной политики политолог Илья Гращенков несколько удивлен объяснениями ЦИК относительно нехватки денег:

— В этом году, по-моему, впервые ЦИК получила крупнейшую сумму, раньше столько не получала. Кроме того, видеонаблюдение финансируется и из федерального, и из регионального бюджетов. При этом покупка оборудования для видеонаблюдения осуществлялась заранее.

«СП»: — Видеонаблюдение будет на всех участках. Вопрос в трансляции.

— А тогда при чем тут деньги? На публичный или непубличный доступ это не влияет.

Если же говорить о технологии видеонаблюдения то, например, различные организации предоставляют свои архивы записей с этих камер за разные годы, где зафиксировано большое количество вбросов, но лишь единицы из этих вбросов были доведены до суда и кто-то бы отстранен, оштрафован, получил условные сроки. Только если это наблюдение совпадает с «землей», кто-то схвачен за руку в присутствии полиции, а так… ЦИК только выражает озабоченность, обещает разобраться, но после выборов все затихает.

У нас очень странное законодательство по видеонаблюдению — зафиксировать можно, а какие-то результаты получит нельзя.

Минус в том, что мы не увидим всего масштаба, как это было в прошлые годы.

«СП»: — Но ведь раньше выборы проходили и без видеонаблюдения, нарушения фиксировали, фейки появлялись. Так ли оно вообще нужно?

— Меняется ситуация. В 2014 году выборы были делом, что называется, внутренним: за выборы отвечал губернатор, мэр или кто-то еще. Если были фальсификации, то это могло стоить им кресла. Федеральный центр исходил из того, что «хочешь держать под контролем — держи», но чтобы все было чисто-гладко.

После Болотной площади встал вопрос о легитимности голосования, так как стало понятно, что люди не доверяют выборам. Тогда губернаторские выборы вернули, решили, что для придания легитимности выборам надо повесить камеры, чтобы каждый мог убедиться, что все идет честно. С тех пор много воды утекло.

Чем ниже проседали рейтинги власти, тем больше приходилось кому-то на местах их вытягивать. Мы видели, как это было — тетушки ходили и подкидывали бюллетени. Вопрос несколько облегчили КОИБы — кое-где были зафиксированы случаи их перепрограммирования. Потом встали вопросы переписывания итоговых документов.

Меняется подход — разным временам разные методы. Раньше были свои наблюдатели, свои интересанты, в том числе вертикально интегрированные, а сейчас, при падении рейтинга власти, приходится опять уходить от системы «конкурентность, открытость, легитимность».

«СП»: — Ждать роста претензий в отношении нарушений?

— Институтов, которые могут жаловаться, осталось крайне мало, и не понятно, как они себя проявят. Кто-то иноагентом признан, какую-то оппозицию разгромили. Остается Общественная палата, задача которой не понятна — то ли она должна легитимизировать выборы, то ли она проявит самостоятельность.

София САЧИВКО

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован