Минздрав играет в больницу: аптекам грозит коллапс

Бюджет здравоохранения сжирают бюрократы

«Будем лечить или пусть живёт?» — горькая шутка советских врачей скорой помощи. Но в те времена никто и вообразить не мог, что машины «скорой» будут часами стоять в длинных очередях, чтобы сдать больного в приёмный покой.

Всемирная эпидемия; Россия, увы, в лидерах по числу жертв. Однако правительственные чиновники продолжают по-своему лечить население, гонят свою крючкотворческую канцелярскую волну. Будто нам мало третьей волны ковида. Только что Минздрав решил оптимизировать продажу лекарств.

Вот сообщение: «Минздрав и Центр развития перспективных технологий обсуждают возможность обязать аптеки вносить информацию о рецептах на лекарства в систему маркировки». Сформулировано так, чтобы нормальный человек ничего не понял. А по-русски это означает: выбрано самое подходящее время, чтобы ещё сильнее затруднить жизнь аптекам и покупателям.

У правительства, как всегда, есть благая цель. Мучают нас несмышлёных для нашей же пользы. Официальное объяснение: это, мол, «позволит лучше контролировать законность приобретения рецептурных препаратов и решит проблему ажиотажного спроса пациентов на некоторые лекарства».

Поняли? Думаете, лекарства станут доступнее? дешевле? Намерение Минздрава говорит о продолжении оптимизации.

«Оптимизация» — слово-ловушка. Одно из тех слов, которые употребляются, чтобы замаскировать западню. (Западня — такая яма, из которой не выберешься, а сверху она замаскирована вкусной травой. Беспечный человечек или неосторожный зверёк идёт, наступает, проваливается — тут ему и конец. Придёт охотник, вытащит, снимет шкуру и продаст.)

Оптимальный в переводе с латинского — лучший, наиболее благоприятный, соответствующий желательным условиям. Оптимизация — выбор наилучшего варианта из всех возможных. Вопрос: почему реформу здравоохранения назвали не по-русски «оптимизацией»? Могли бы назвать, например, Самым Лучшим Улучшением. Но всем понятные слова слишком резко расходилось бы с результатом.

* * *

С 2000 по 2015 год количество больниц в России сократилось в два раза: было 10 700, стало 5400.

В 2017 году в докладе «Оптимизация российской системы здравоохранения» говорилось: «Если власти продолжат закрывать больницы такими темпами, к 2021 году количество медучреждений в стране достигнет трёх тысяч — то есть уровня Российской империи в 1913 году».

Естественно, сократилось и число больничных коек. Только с 2013 до 2017 года мест в больницах стало меньше на 100 тысяч. Оптимизировали, не предполагая, что Китай готовит человечеству смертельный подарок.

Когда больницы оптимизировали, то есть сносили тысячами, происходил важнейший, но не осознаваемый народом процесс. Снос (разрушение) здания стоит дорого, вывоз горы строительного мусора тоже дорогое занятие. И когда нам говорят, что в государственном бюджете на здравоохранение выделено столько-то миллиардов, мы понятия не имеем, какая часть этих миллиардов пошла на лечение людей, а какая — на… скажем аккуратно: на обогащение подрядчиков.

* * *

Известна знаменитая формула: «Лучше меньше, да лучше». В нашем случае следовало надеяться, что хотя больниц стало меньше, они стали лучше.

В марте 2020 президент России в связи с эпидемией обратился к народу. В самом начале прозвучало: «Что мы можем и уже делаем, — так это работать профессионально, организованно и на опережение. И главный приоритет здесь — жизнь и здоровье наших граждан». (Через минуту президент повторил, чтобы лучше поняли, чтобы запомнили.) «Абсолютным приоритетом для нас является здоровье, жизнь и безопасность людей!» Очевидно, он не знал, что опережающими темпами в России сносят больницы. А может, верил, что оставшиеся больницы оснащены теперь лучшим в мире оборудованием.

Увы, месяцем раньше был опубликован Бюллетень Счетной палаты №2, 2020 г. Цитируем:

«На 1 января 2019 года из 116 865 зданий, в которых оказывается медицинская помощь, 16 360 (14%) находились в аварийном состоянии, в 35 618 зданиях (30,5%) отсутствует водопровод, в 60 899 (52,1%) — горячее водоснабжение, в 48 033 (41,1%) — центральное отопление, в 41 220 (35%) — канализация (причем в 819 зданиях канализация не работает), в 37 934 (32,5%) — телефонная связь».

Через 5 дней после президента к народу обратился Дм. Медведев, который предыдущие 8 лет был главой правительства России:

«Предпринимаются все необходимые меры по борьбе с коронавирусом. Российские медики достойно проходят через труднейшее испытание, круглосуточно помогая пациентам. Главная задача — это здоровье людей. Президент, парламент, правительство делают все, чтобы система здравоохранения работала максимально эффективно, не давая сбоев».

Поясним: система даёт сбои, если в ней что-то ломается. А если в 35 тысячах лечебных заведений нет системы водопровода, то и сломаться она не может.

С такой оптимизацией мы и подошли к эпидемии и вакцинации.

* * *

13 октября прошлого года (эпидемия уже бушевала) бывший президент, бывший премьер-министр, а теперь заместитель председателя Совета безопасности России и лидер партии «Единая Россия» Д.А.Медведев предложил выдавать народу лекарства по рецепту бесплатно. Цитируем официальный сайт «ЕдРа».

МЕДВЕДЕВ: «Нужно отразить новые требования по применению современных электронных сервисов и услуг… А также — поставить задачу обеспечения лекарствами по рецепту, который назначен врачом, всех граждан за счет государственных средств».

Это был бы большой шаг к коммунизму (который теоретически наступил в 1980 году). Увы, этого опять не произошло. Зато ровно 9 месяцев спустя родилась новая оптимизационная инициатива.

Помните, в начале этой статьи мы цитировали благое намерение: мол, электронное новшество «позволит лучше контролировать законность приобретения рецептурных препаратов и решит проблему ажиотажного спроса на некоторые лекарства». Но это же взаимоисключающие вещи — давать бесплатно или усложнять покупку лекарств.

В нынешней затее главное содержится в довольно понятных словах «обязать аптеки… что позволит лучше контролировать законность приобретения». Оптимизация привела к резкому сокращению числа больниц. Контроль законности приобретения, очевидно, сократит покупку лекарств. Об убытках аптек пусть беспокоятся их хозяева. Нас беспокоит жизнь больных.

Электроника постоянно и, к сожалению, ежедневно даёт сбои. То в аэропортах зависает система регистрации, то подводит электронное голосование, то сайт Госуслуг совершает ошибки при выдаче QR-кодов, то хакеры внедряют вирус…

Совсем недавно, весной, уже внедряли электронную маркировку в торговлю лекарствами. Новшество немедленно чем-то накрылось. Аптеки были в панике, а люди в ужасе: заказанное лекарство в аптеку поступило, но получить его невозможно — касса «не пробивает» деньги.

Когда новая оптимизирующая система накроет аптеки, сбои (неизбежные) приведут к тому, что люди не получат необходимое лекарство даже по рецепту, даже за деньги (а не бесплатно, как Медведев обещал). Может, кто-то и умрёт во славу прогресса и цивилизации.

Почему так происходит? Потому что у министров и выше таких проблем нет. Они живут на другой планете, где инфляции нет, цены не растут, лекарства прилетают сами (даже в аптеку ходить не надо). Дети и внуки у них, видимо, не болеют… Кто-нибудь хоть раз слышал, чтобы дочке или внучке министра деньги на операцию собирали, обращаясь к людям по радио или ТВ?

…Готовя этот материал и желая избежать ошибок, я говорил с врачом и неосторожно сказал два слова: «Наше здравоохранение…», но договорить не успел. Ответ был быстрый и умоляющий:

— Молчите! Не говорите мне про это, иначе я заплачу.

Александр МИНКИН

mk.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован