Отдай зарплату дяде

Почему на российском рынке труда погоду делают гастарбайтеры

В самой западной — Калининградской области праздник непослушания: губернатор Антон Алиханов опубликовал указ, запрещающий в регионе нанимать иностранцев почти во всех сферах массового применения рабочей силы.

Им нельзя будет печь хлеб, заниматься производством детского и диетического питания, автобусными и автомобильными пассажирскими перевозками, арендой жилья и трудоустройством персонала, трудиться в сфере образования и воспитания детей… Словом, везде, кроме строительства — в указе сделана такая оговорка. Как же они собираются жить?!

Ограничения вступают в силу через три месяца, за которые работодатели должны произвести изменения в штатном расписании, то есть избавиться от гастарбайтеров. А еще через год правительство региона, в зависимости от ситуации на рынке труда, примет решение о продлении или прекращении запрета.

Учтем, что федеральная власть поступает ровно наоборот: вице-премьер Марат Хуснуллин только что заявил, что в ближайшие три года необходимо привлечь в страну не менее 5 млн мигрантов, поскольку «трудовых ресурсов остро не хватает», и руководителям регионов «надо четко понимать, сколько есть рабочих мест, сколько можно найти российских специалистов и сколько нужно привлечь иностранных».

Марат Хуснуллин планирует таким образом прежде всего укомплектовать гастарбайтерами российские стройки, а Минсельхоз тем временем прорабатывает запуск чартерных поездов для обеспечения предприятий агропромышленного комплекса иностранной рабочей силой из Таджикистана и Узбекистана — для сбора урожая ягод, овощей и фруктов.

Между тем в самой России без работы маются те же 5 млн человек, из которых около 800 тысяч — молодежь до 25 лет. Ужасают сроки поиска ими работы: в городах примерно у каждого четвертого на это уходит от трех до шести месяцев, у 21,7% — до года и более.

В сельской местности еще хуже: более года не могут найти себе дело и заработок 28,6% сельских безработных. Интересна и география: самые высокие показатели безработицы зафиксированы в Ингушетии, Чечне и Туве.

Отсюда вопрос: почему Минсельхоз готов гонять поезда за рабочей силой аж в Среднюю Азию, но даже не пытается завербовать на уборочную страду отечественных безработных, живущих гораздо ближе?

Кстати, в Калининградской области ограничения на работу трудовых мигрантов решили ввести из-за растущего уровня безработицы, несмотря на активное развитие малого бизнеса (1-е место в России!). Для материальной поддержки населения власти даже ввели дополнительные выплаты безработным — 5 тысяч рублей в месяц вдобавок к пособию. Потом анализ показал: на местном рынке труда переизбыток демпингующих гастарбайтеров.

Аналогичная ситуация выявилась и в Якутии, где в нынешнем году указом главы республики Айсена Николаева работодателям опять запретили нанимать на работу по 33 видам деятельности мигрантов из стран ближнего зарубежья, не входящих в ЕАЭС.

Первый такой запрет был введен три года назад по внеэкономическим причинам — из-за преступлений, совершенных мигрантами и вызвавших острое возмущение населения. А потом выяснилось, что ограничения на работу гастарбайтеров положительно сказались на социально-экономической ситуации в республике: была Якутия дальневосточным лидером по безработице, а вышла в передовики по трудоустройству местного населения, да еще с ростом зарплат.

Об этом сегодня говорят не только экономисты и журналисты, но и бизнесмены. Президент группы компаний «Мираторг» Виктор Линник в эфире телеканала РБК заявил, что сегодня россияне конкурируют с трудовыми мигрантами, работающими за деньги, на которые российские работники «просто не выживут».

А ограничения на ввоз гастарбайтеров приведут к росту зарплат россиян, которые охотно пойдут в том числе на стройки. «Конечно же, когда зарплата низкая, кто из наших детей пойдет работать плотником или каменщиком? Поэтому нет спроса на такие профессии», — пояснил глава «Мираторга».

Эти слова подтверждаются данными Росстата о состоянии российского трудового рынка: самый низкий уровень безработицы наблюдается в Ямало-Ненецком автономном округе (2,5%), далее расположились Ханты-Мансийский автономный округ — Югра (3,2%), Санкт-Петербург (3,3%), Татарстан (3,3%) и Москва (3,4%). И не спрашивайте почему — и так ясно: в этих регионах за квалифицированный труд платят нормальные деньги.

О нищенской оплате труда в России не говорит только самый ленивый. Но в последний год появились интересные подвижки. Во-первых, в оплате медиков. По данным Минздрава на конец 2020 года, выросли зарплаты: на 162,6% — у врачей, на 138,9% — у среднего медперсонала, на 284,8% — у младшего медперсонала.

Нет, российские медики не разбогатели — они по-прежнему получают в разы меньше своих коллег из Европы. Но как минимум начали «выползать из нищеты». Причина известная — коронавирус. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Аналогичная картина наблюдается и в строительстве. Сервис поиска работы и соискателей Worki провел исследование и сообщает: за минувший, 2020 год средняя зарплата строителя в России выросла на 33% и составила 47,6 тысячи рублей.

Эти данные подтверждают таблицы Росстата: в Курской области в 2017 году квалифицированным строителям платили 33,4 тысячи рублей, в декабре 2020 года — 45,2 тысячи. В Краснодарском крае было 24,5 тысячи — стало 37,2 тысячи. В Новгородской области было 19,5 тысячи — стало 28 тысяч. В Красноярском крае было 31 тысяча — стало 57,1 тысячи: Хотя хозяевам строек это очень не нравится — прибыль уменьшилась.

А причина простая: в России образовался дефицит гастарбайтеров — и некому стало демпинговать! Но даже если сбудутся планы вице-премьера Марата Хуснуллина о приезде в Россию 5 млн трудовых мигрантов из Средней Азии, назад нынешние зарплаты не упадут — сами гастарбайтеры не позволят. Они в ковидные времена куда более требовательные. В Югре, например, стали соглашаться лишь на дневной заработок от 3 тысяч рублей, хотя раньше благодарили за 1,5 тысячи.

Но если на федеральном уровне поменяется взгляд на трудовых мигрантов как на «спасателей экономики», то для коренного населения страны строительство может стать вполне привлекательной и высокооплачиваемой работой.

Ибо резервов здесь немало: средняя производительность строительного труда в России на одного занятого составляет 25 долларов, что в 2,5 раза меньше, чем в Германии, хотя работают россияне в 1,4 раза больше (1980 часов в год). Разница с США еще больше: 3-3,5 раза.

Причина простая: при высокой оплате труда строителя работодатель заинтересован в максимальной механизации его труда и высочайшей квалификации. В качестве примера возьмем США, где за последние годы производительность труда на общестроительных работах выросла на 40%, в механических инженерных системах — на 54%, а в электрических системах — на 70%!

Но ничего этого не нужно, если, как в России, объект сооружают малоквалифицированные гастарбайтеры: найми хоть втрое больше — все равно выгодно. И так не только на стройке.

В Европе и США садоводы и огородники уже начинают переходить на высокотехнологичные посадки с механизированной уборкой урожая электронными роботами с пластиковыми пальчиками. Зато наши аграрии рассчитывают: «Вот таджик приедет и все сделает:» А если нет?

А как у них?

Вот пример из не такого уж далекого прошлого. В 1980-х, когда большинство регионов СССР перешло на нормированную продажу мяса населению (не больше полкило на едока!), Австралия предложила нашему Внешторгу полмиллиона баранов задаром: приплывайте, забирайте и ешьте!

Причина такой благотворительности объяснялась просто: в стране случилось перепроизводство тонкорунной шерсти мериносов, и тамошние овцеводы решили «сбросить» поголовье, пустив под нож всех барашков старше пяти лет.

Для нашей страны в тот момент это был царский подарок — не меньше 30-40 тысяч тонн баранины, почти десятая часть собственного годового производства. Правда, не лучшего качества, ведь это были «шерстяные» бараны, да еще предпенсионного возраста — австралийцы такое мясо не едят, а нам воротить нос нет резона.

Но дальше выяснилось, что заокеанский подарок нужно забирать в «живом виде», а где же взять полтысячи специально оборудованных «ноевых ковчегов» для перевозки? Правда, австралийцы были готовы «утилизировать» товар на месте: забить каждого подаренного барашка, освежевать, погрузить на обычные грузовые суда. Но: уже не бесплатно.

А когда выяснилась цена вопроса, наши внешторговцы схватились за головы: бесплатное мясо становилось золотым, ибо рабочая сила в Австралии — самый дорогой товар.

Оставался один выход: завезти для этой работы специалистов с отечественных мясокомбинатов. Но этот выход оказался наглухо закрытым тамошними профсоюзами, заявившими: работать на Зеленом континенте есть прерогатива лишь граждан Австралии, и никого более…

Ту давнюю историю мы вспомнили потому, что в нынешних спорах о засилии гастарбайтеров на российском рынке труда — благо это или проклятие — голоса профсоюзов совершенно не слышно.

Во всем интернете удалось найти лишь единственное высказывание лидера ФНПР Михаила Шмакова: «Сегодня нам надо бы вообще закрыть дорогу трудовым мигрантам, а самим разобраться во внутреннем рынке труда. Дать людям из трудоизбыточного региона возможность переезда в трудонедостаточный регион».

Но это было сказано: аж в 2008 году. И с тех пор — молчок! Хотя всей стране известно, что именно массовое использование дешевых гастарбайтеров из Средней Азии практически во всех областях отечественной экономики порождает зарплатный демпинг для отечественных трудящихся, которым платят МРОТ в размере официального якобы прожиточного минимума…

Александр КИДЕНИС

trud.ru

Фото: moscow-live.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован