Новые налоги пошли в атаку на наши кошельки

В России деньги есть, но у людей отберут последнее

Роспотребнадзор оценил ущерб экономике РФ от коронавируса почти в 1 трлн. рублей, а правительство обсуждает повышение налогов на 400 млрд. рублей. Совпадение?

Оба эти события увязаны друг с другом, считает известный экономист, председатель Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. Ведь из-за пандемии возникли незапланированные затраты на лечение больных COVID-19 в стационарах и на тестирование зараженных, на лекарства.

Из бюджета выделили средства для поддержки населения и предприятий в условиях пандемии, на организацию и оказание медицинской помощи заболевшим. Естественно, эти расходы придется как-то компенсировать.

И правительство, похоже, не сможет придумать ничего лучшего, кроме как повысить налоги. На первый взгляд, все логично: чем выше налоги, тем больше денег поступит в казну. Однако на самом деле все гораздо сложнее, и это решение, как правило, оборачивается еще большими проблемами.

— Повышение налогов — мера вредная, потому что она подрывает экономическую активность, — объясняет Андрей Бунич. — Это ведет к экономической стагнации и дестабилизации хозяйствующих субъектов, подрывает доверие к правительству, стимулирует инфляцию. Об этом во всех учебниках написано. Ведь в итоге за все платит потребитель. Все расходы, в том числе, налоги, будут включены в себестоимость товаров.

Еще надо учитывать трансмиссионный эффект. Кроме того, такая политика может подталкивать к банкротству: если бизнесмен видит, что налоги все время повышаются, из-за чего нормально работать он не может, то начинает склоняться к тому, чтобы брать и брать кредиты, и сознательно идет на банкротство. А это уже плохо и для банковской системы.

«СП»: — И все-таки, почему повышение налогов гробит экономику?

— Нет прямой связи между текущими расходами и непосредственно сегодняшними налогами. Зато есть красноречивый пример США: там во времена Рейгана, хотя с бюджетом были проблемы, налоги были снижены.

В основе этой экономической модели лежала кривая Лаффера (прим.: графическое изображение зависимости между налоговыми поступлениями и налоговыми ставками, кривая отображает оптимальный уровень налогообложения, при котором налоговые поступления достигают максимума), согласно ей, снижение налогов через некоторое время приводит к тому, что все получают прибыль, и в следующий период налоговых поступлений становится больше.

Да, в самом начале есть некоторые потери, но в перспективе — выигрыш в увеличении налоговых поступлений за счет роста налогооблагаемой базы.

И нам тоже следовало бы идти по этому пути в период кризиса. Главная задача сейчас — дать выжить бизнесу и активизировать его, поэтому налоги следует, безусловно, снижать, а не повышать.

Можно сейчас выжать из народа последнее, и задушить этим все, что еще осталось, но это, с моей точки зрения, неверно, нужно воспользоваться моментом, пока есть резервы и хорошая конъюнктура, и дать бизнесу развиться, с тем, чтобы потом не возникала критическая ситуация.

А они, похоже, хотят задушить всех сейчас, что будет дальше — никого не волнует.

«СП»: — Почему же принимаются такие непродуманные решения?

— Они не думают о последствиях, не работают на перспективу. Я считаю, что следовало бы действовать также как во времена Рейгана, потому что сейчас у нас та же задача: чтобы бизнес выжил, чтобы экономика развивалась, то есть нужно идти по пути снижения налогов. Но, понятное дело, развитие бизнеса зависит еще и от кредитных ресурсов — без этого даже снижать налоги нет особого смысла. Нужны доступные кредиты, следует развивать рынок ценных бумаг.

«СП»: — Раз уж мы заговорили о США: а что если увеличить минимальную оплату труда, как это сделал Франклин Рузвельт? Тогда и банковскую систему перезапустили, и безработицу сократили.

— Я считаю, что повышение прожиточного минимума, повышение минимальной оплаты труда, увы, не панацея. Само по себе это не поможет подтянуть экономику. Предположим, что у людей стало больше денег, но нужно осуществить ряд вещей, чтобы эти дополнительные деньги, тратились именно на те товары, которые будут производиться внутри страны. Иначе люди просто потратят их на импорт, и никакого экономического роста не будет.

Поэтому повышение зарплат должно происходить в составе комплекса мер, направленных на обеспечение дополнительного производства товаров в различных секторах.

Кстати, о дополнительных деньгах. Вспомним экономический форум в Санкт-Петербурге, который состоялся в разгар пандемии, когда российский бизнес, особенно малый и средний, из-за антиковидных мер (важных и нужных) был, практически, при последнем издыхании.

Министр финансов Антон Силуанов сообщил на этом форуме, что в России деньги есть, причем — много: «Все говорят: мало денег, мало денег. Денег много. И деньги, кстати говоря, растут», — заявил он, не уточнив, правда, у кого именно много денег. Возможно, имел в виду рост доходов от экспорта на сырьевые товары, цены на которые стремительно растут на мировом рынке.

А совсем недавно президент Путин одним росчерком пера «подарил» экспортерам 160 миллиардов долларов, подписав закон «О поправках в федеральный закон о валютном регулировании и валютном контроле». Теперь валютную выручку в страну можно не возвращать, а еще недавно за это были положены штрафы.

Вспомним также, что Госдума отказалась вводить налог на роскошь, потому как это ударило бы по самим депутатам, получающим зарплаты, сильно отличающимися от прожиточного минимума.

В общем, как обычно, деньги есть, но не для всех: кто-то получает всевозможные преференции, а кто-то кладет зубы на полку. Выбираться из ковидной ямы, конечно, нужно, и чем скорее, тем лучше.

Но затягивать ради этого пояса еще туже как-то не хочется.

Вера ЖЕРДЕВА

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

One Response to "Новые налоги пошли в атаку на наши кошельки"

  1. Я   2021-07-07 at 17:13

    И вы мне ещё скажете, что я не должен возмущаться?

    Ответить

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован