Реальные герои песни “Все могут короли”

Всегда интересно узнавать мелкие подробности про всем известные вещи. На самом деле хоть они и мелкие, они открывают дорогу ко многому увлекательному и интересному.

Вот например всем известная песня «Всё могут короли». Это песня Бориса Рычкова на стихи Леонида Дербенёва из репертуара Аллы Пугачёвой. Появилась в репертуаре певицы в 1976 году. В 1977 году песня была записана в студии, а в 1978 году выпущена в первом сольном альбоме певицы «Зеркало души». Этот хит принес Алле Пугачевой победу на фестивале в Сопоте.

Но мало кто знает, что героиня этого шлягера, которому Примадонна среди прочих обязана своей славой, жила в XVII веке во Львове.

История эта началась весной 1634 года, когда король Польши Владислав IV во главе пышного кортежа направлялся в свою львовскую резиденцию. Окруженный ликующими подданными король, проезжая площадь Рынок, заметил в окне дома N 31 двух грустных дам. Одну — средних лет, вторую — ослепительной красоты девушку. Владислав, пораженный прелестью девушки, в нарушение всех норм этикета, на мгновение остановился.

Король Владислав IV

Позднее услужливые придворные сообщили монарху, что заинтересовавшие его персоны — вдова местного купца Яна Лужковского с дочерью Ядвигой. Не так давно в этой семье случилась трагедия. Сначала у купца сгорели склады с товаром. Пытаясь восстановить финансовые потери, Ян взял крупный кредит, нанял несколько барж, загрузил их зерном и мукой и повел по Висле в Гданьск, рассчитывая выгодно продать свой товар. Но внезапно разыгравшаяся на реке невиданной силы буря потопила все баржи. Не вынеся и этого испытания, купец умер.

Сразу после похорон на вдову коршунами налетели кредиторы, требуя возвращения долгов, а домохозяйка угрожала выбросить мать с дочерью на улицу, если немедленно не будет внесена плата за дом…

Король приехал во Львов готовиться к войне с турками, но вспыхнувшая в его сердце страсть отодвинула политику. А когда к нему на аудиенцию пришла Ядвига с извинениями за непочтительность при встрече его величества во время въезда во Львов, Владислав был сражен окончательно.

Площадь Рынок во Львове

На следующий же день все долги Лужковских были погашены, а дом N 31 стал их собственностью за 3,5 тысячи злотых. Проведя несколько недель в развлечениях, король принял решение, что война с турками может и подождать. После чего отбыл в Варшаву, прихватив с собой Ядвигу в качестве… советника. А через 9 месяцев у них родился сын — Константин.

Любовные «шалости» у венценосных особ были делом привычным, поэтому польская шляхта сперва довольно равнодушно наблюдала за похождениями своего короля. Но еще никогда монархи не давали внебрачным детям своих имен. А король Владислав не только дал мальчику свою родовую фамилию — де Ваза, но и, выступая в сейме, заявил, что собирается жениться на Ядвиге. Вспыхнул громкий скандал.

«На безродной не дадим жениться!»

– «Королю не пристало жениться на особе не «голубой крови», на какой-то безродной купеческой выскочке, пасшей гусей!» — ревела на сейме разгневанная шляхта.

– Да, ведь я же до сих пор не женат! — выкрикнул в отчаянии влюбленный самодержец, которому в то время было уже под 50.

Но в сейме его уже никто не слушал.

– Вето! Вето! Умрем, но на безродной не дадим жениться! А если королю нужна невеста — найдем ! — решила шляхта. И вскоре монарху сосватали дочку императора Священной Римской Империи Цецилию Ренату. Эта дама с пышными формами, почти ровесница короля, не блистала красотой, зато была «голубых кровей».

Владислав отправил Ядвигу подальше от скандалов и ревности супруги в город Гнезно. А поскольку для католиков Гнезно в то время являлось местом поклонения и там находилась резиденция архиепископа, то король, совсем забыв о Варшаве, стал ревностным богомольцем.

Портрет Цецилии Ренаты

Разгневанная королева, призвав на помощь папского нунция, обвинила Ядвигу в колдовстве. В те времена за такую вину можно было угодить на костер. Но, опережая готовящуюся расправу над любимой, Владислав выдает ее замуж за одного из своих придворных — Яна из селения Выпих Выпиского, даруя при этом супругу титул Главного Королевского Лесничего. После чего отправляет молодоженов в свои охотничьи угодья, расположенные на границе Литвы и Белоруссии. Разумеется, король тут же становится заядлым охотником.

В 1647 году Ядвига овдовела, а через год в охотничьем домике у нее на руках умирает и сам Владислав.

Последующие годы принесли казацкую войну, волнения, разорение и упадок Речи Посполитой. В этом кровавом лихолетье потерялись следы Ядвиги, а с ней и некоронованного королевича Константина.

Возможно, забылась бы и эта горькая история любви, если б в XIX веке о ней не узнал французский поэт Беранже, известный своей ненавистью к монархам. Он превратил трогательный рассказ в стихотворный памфлет «Все могут короли».

Спустя еще почти два столетия Алла Пугачева подарила стихам вторую жизнь, а заодно воскресила из небытия историю любви короля и простой львовянки.

masterok.livejournal.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован