«Перейдем на бананы»: Фермеры отреагировали на надежду Путина на новый урожай

Пока рост цен на овощи объясняют мировым трендом, регионы рискуют потерять 60% выращенного

В ходе нынешней «Прямой линии» с президентом Владимиром Путиным после вопросов россиян из уст гаранта Конституции чаще всего звучала фраза «ответ лежит на поверхности».

И когда в ходе этого мероприятия жительница Липецка поинтересовалась у него, почему так получается, что в супермаркетах бананы из Эквадора стоят гораздо дешевле отечественной картошки и моркови, ответ, естественно, также оказался на поверхности.

По словам главы государства, такая ситуация сложилась из-за нехватки своей продукции. «Потому завозят из-за границы, из Белоруссии, Турции. Тут надо смотреть логистику. Овощи и фрукты у нас производятся в недостаточном количестве», — сказал российский лидер.

«Сегодня мировые индексы на продукты питания находятся на самой высокой планке за последние десять лет. К сожалению, это общемировая тенденция — рост цен на продовольствие. Везде так происходит. И, конечно, имея в виду, что Россия является частью глобальной экономики, на нас это тоже отражается», — также отметил он, добавив, что правительство в прошлом году приняло ряд решений по сдерживанию цен на сахар и подсолнечное масло. Эти меры дали свой эффект, но, к сожалению, они принимаются не по всей группе товаров.

«Скоро будет урожай овощей. Надеюсь, что это отразится на ценах», — резюмировал глава государства, напомнив, что если в 2020 году Россия произвела 19 с лишним миллионов тонн картофеля, то в этом году, по его оценкам, с полей будет собрано примерно 22 миллиона тонн, и выразив надежду, что этого «хватит с лихвой».

Но тут возникают два новых вопроса.

Во-первых, что будет, если собранного урожая все-таки «с лихвой» (а то и без лихвы) не хватит? Добрую треть страны сейчас накрыло мощными наводнениями, другая такая же треть полыхает в огне лесных пожаров, в ряде регионов погода демонстрирует такие «погодные пилы», что местные старожилы только руками разводят.

Во-вторых, почему же тогда на фоне рекордно-грандиозных урожаев пшеницы, которые Россия собирала в последние два года, так и не подешевели, например, хлебобулочные изделия? Может, связь между размерами урожая и ценами на продукты коррелируют между собой не настолько прямо, как это видится президенту России?

— Что касается цен на продукты питания, то я лично считаю, что не имеет никакого смысла задавать президенту подобные вопросы, потому что он, на мой взгляд, даже понятия не имеет, что такое для среднестатистического россиянина килограмм картошки или морковки за 100 рублей, — предположил в беседе с «СП» председатель Федерального сельсовета, фермер Василий Мельниченко.

— Как мне кажется, ему вообще все равно, стоит ли этот килограмм сто рублей или сто долларов. На мой взгляд, вполне очевидно, что для него лично это никакой роли не играет, поэтому и дает такие ответы.

Впрочем, это еще, как говорится, полбеды. Куда важнее то, что за последние 20 лет в России еще ни разу на моей памяти по сути своей продукты питания не дешевели, а, пусть и волнообразно, но постоянно дорожали.

«СП»: — Так это, если верить гаранту Конституции, общемировая тенденция такая…

— Отсылка к тому, что на Западе тоже все продовольствие дорожает, на мой взгляд, не совсем корректна. Я конечно, понимаю, что если президент что-то говорит, то этому надо бы верить, но для справки — в США, насколько мне известно, тот же картофель подорожал за время пандемии на 3%. То есть если до коронавируса килограмм этого продукта стоил, условно говоря, 1 доллар, то теперь он стоит 1 доллар и 3 цента.

Если же у нас в России стоимость килограмма картошки до пандемии колебалась в диапазоне от 16 до 20 рублей, а сейчас это 60−100 рублей, то получается, что этот продукт подорожал минимум втрое, то есть на 300 (!) процентов.

«СП»: — В чем же первопричина такого дикого разрыва?

— Это, по моему мнению, прямой результат неправильной агропромышленной политики в нашей стране. Россия, к сожалению, никогда не сможет дождаться качественных и дешевых продуктов питания, пока не разовьет свое крестьянство.

Ни один агрохолдинг, ни один латифундист, ни один олигополист не заинтересован в том, чтобы люди ели дешево и качественно. Для известных благодаря широкой рекламе производителей, сосредоточивших в своих руках благодаря родственной близости к исполнительной власти выдающие на-гора сотни тысяч тонн овощной и мясной продукции предприятия, на первом месте стоят только большие деньги и прибыли. И ценники в наших магазинах тому лишнее подтверждение.

«СП»: — А куда же делось наше крестьянство?

— Примерно 75 тысяч сел и деревень за последние несколько лет просто обезлюдели, хорошо, если пара десятков жителей в них наберется, а ведь есть и такие, где по одному, по два человека живут всего. Это, пожалуй, сопоставимо с уроном, нанесенным нашему сельскому хозяйству в годы Великой Отечественной войны. Так что Владимира Владимировича, на мой взгляд, следовало бы спрашивать не о ценах на продукты, а том, как оно все дальше будет, при таком раскладе-то?

Потому что я лично больше чем уверен — еще до того, как у нашей власти сменится рулевой, Россия эти населенные пункты потеряет окончательно и бесповоротно, они просто исчезнут с лица земли. И власть, полагаю, это все прекрасно знает, не исключаю, что, возможно, этому даже как-то радуется, потому что, судя по ее внутренней политике, складывается впечатление, что именно такого результата «наверху» и добиваются.

«СП»: — Может, все-таки дождемся хоть какого-нибудь удешевления овощей после сбора свежего урожая? Президент вот на него надежды возлагает, да, помнится, и несколько раньше чиновники рангом пониже обещали нам очередные урожайные рекорды этой осенью…

— Уборочная уже началась в целом ряде регионов России. Картошку убирают, свеклу, морковь. Но вы же видите цены — по сто с лишним рубликов за килограмм. О чем тут дальше-то говорить? Все хорошо, к этому и шли.

А еще не забывайте о том, что Урал, Башкирия, Оренбург, Курганская область горят. Там, по моим оценкам, 50−60 процентов урожая мы, скорее всего, не досчитаемся. Скот начинают вырезать, потому что его нечем кормить больше. И президенту, кстати, эти картинки, в частности, из Башкирии, показывали. Но он отреагировал на это тем, что сказал о повышении цен на продовольствие в всем мире.

Вот и получается, что мы, с одной стороны, делаем рекордные экспортные продажи зерновых, а с другой стороны, бедные-то у нас при таких расценках на внутреннем рынке покупают себе еду чуть не в последний раз. При зарплате в 14, даже в 17 тысяч рублей в магазине не особо разбежишься даже с покупкой «борщевых наборов».

Ну да не беда, перейдем на бананы, они у нас пока стоят дешевле картошки.

Андрей ЗАХАРЧЕНКО

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован