«В любую минуту»: Озвучены сроки нового финансового кризиса

Стройка и финансы «взорвутся» первыми

На мировом рынке надулся самый большой пузырь в истории.

К такому выводу пришел, в частности, финансист Майкл Бьюрри. Широкой общественности он известен тем, что в свое время сумел предсказать ипотечный кризис 2008 года, послужив прототипом одного из главных героев оскароносного фильма «Игра на понижение», посвященного этим событиям.

Напомним, еще в ноябре прошлого года в своем аккаунте в социальной сети Twitter он разместил пост, в котором сравнил стремительно растущие акции компании Tesla с «ипотечным пузырем 2008 года», однако впоследствии удалил его.

Позже, в марте этого года, Бьюрри написал, что решил отказаться от постов в соцсети, объяснив такое решение визитом представителей Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC). Спустя еще немного времени, 6 апреля с.г., его аккаунт, где он фигурировал под ником «Кассандра» (так звали мифическую греческую прорицательницу, предсказаниям которой никто не верил), был удален.

Спустя 10 недель с этого момента финансист возобновил свое присутствие в соцсетях, указав, что за время его отсутствия опасения насчет распространения спекуляций усилились.

«Люди всегда спрашивают меня, что происходит на рынках. Тут все просто. Везде величайший спекулятивный пузырь всех времен», — написал Бьюрри, обвинив при этом инвесторов в жадности. Ранее он также многократно заявлял, что последние занимаются бездумными спекуляциями, берут на себя слишком высокий риск и вообще гонятся за нереалистичной прибылью.

На этом фоне возникает вопрос — если финансист прав, то, выходит, раздолбанную в пух и прах пандемией коронавируса экономику едва ли не со дня на день ждет очередной экономический кризис?

— В экономике, как известно, существуют экономические циклы¸ — пояснил «СП» доцент РАНХиГС Сергей Хестанов.

— Их довольно много, и все они имеют разные масштабы. В основном, когда о них говорят, вспоминают так называемый «цикл Кондратьева». Он более известен среди других, однако на практике не особо интересен, потому что слишком длинный — охватывает период в 50−70 лет, что для большинства людей в силу чисто социальных соображений не слишком значим.

Гораздо более интересен с этой точки зрения так называемый «цикл Жюгляра», масштаб которого колеблется в диапазоне от 7 до 12 лет. Если отталкиваться от него, то я очень хорошо помню, в частности, кризис 1986—1987 годов. Затем кризис повторился в 1997—1998 годы. Тогда, кстати, курс рубля по отношению к доллару за короткое время изменился аж в 6 раз, и я очень хорошо знаю, с какими трудностями сталкивались люди, имевшие на тот момент валютные кредиты.

Потом случился кризис, который мы уже все хорошо помним — ипотечный кризис 2008 года. Нетрудно догадаться, что вероятность следующего кризиса была весьма велика где-то в районе 2016−2017 года. Честно скажу, я сам как человек начал готовиться к этому кризису как раз в 2017 году.

«СП»: — Почему же не накрыло-то мир тогда?

— Понимаете, с очень уж высокой точностью такие явления не прогнозируются в принципе, а тут еще свое слово сказали действия политиков. В частности, Федеральной резервной системы США. Именно из-за ее активных действий мир, как вы говорите, накрыло сильно позже, чем могло бы.

«СП»: — В чем же заключались ее «активные действия»?

— ФРС начала сильно снижать ставки, чем, собственно говоря, и оттянула момент начала очередного мирового финансового кризиса. Но, опять-таки, даже настолько мощная организация, как ФРС США, не обладает безграничными возможностями в борьбе с кризисными явлениями. Поэтому наступление «тяжелых времен» было сдвинуто по времени, но отменить их в принципе оказалось невозможно.

«СП»: — То есть очередной кризис, действительно, не за горами, несмотря на то, что уже сейчас мировая экономика фактически лежит в руинах? Когда же придет очередное «время Ч»? От какого года теперь считать 7−12 лет?

— Кризис — вполне обычное для экономики дело. К нему следует относиться как к сезонному явлению. Понятно, что большинство людей не любит зиму, так уж исторически сложилось. Однако вне зависимости от того, любят ее люди или нет, она все равно год из года наступает. Зима может быть ранней или поздней, холодной или теплой, но с самим ее приходом, увы, ничего не поделаешь.

Так же происходит и с кризисами, которые цикличны. И я вполне допускаю, что очередной среднесрочный циклический кризис мы вполне можем получить прямо сразу же, как только мировая экономика восстановится после коронавирусной пандемии.

— В том, что на мировом рынке явно надулся огромный пузырь, сомневаться не приходится, и определить это легко по нынешним ценам на цветные металлы, — констатировал экономист Леонид Хазанов.

— Например, алюминий стоит примерно так же, как и в 2018 году. Та же картина складывается с медью, никелем и прочими цветными металлами, хотя предпосылок для столь позитивной динамики особо-то и нет, и это настораживает.

На подобном фоне очередной экономический кризис может произойти практически в любую минуту. И отправной его точкой может стать совершеннейшая ерунда. Предсказать ее крайне сложно, можно лишь обозначить какие-то «болевые места», где это может произойти с наибольшей вероятностью.

«СП»: — И что же это за места?

— Обычно это либо строительство, либо финансовый сектор, тесно взаимосвязанные между собой. Как только это происходит, эти сегменты начинают «схлопываться», утягивая за собой все остальные сектора. Если подобное произойдет, то я допускаю, что удар по экономике будет очень силен. Ничуть не хуже, чем в прошлом году. Но весь вопрос в том, что будет происходить дальше.

В 2020 году, как мы с вами помним, резко упали цены на нефть, газ, металлы и так далее, но потом начался их «отскок», который продолжается и сейчас, причем довольно неплохо — нефть подошла к отметке в 70 долларов за баррель, хотя ранее ожидалось, что в 2021 году она будет стоить хорошо если 40 долларов.

Но вот как раз вопрос, насколько быстро сможет восстановиться экономика, и ответ на него совершенно не ясен. Если пандемия коронавируса затянется, то данный процесс будет долгим и скачкообразным. Если не затянется, возможно, он займет примерно год-другой.

Думаю, совсем уж экономика не рухнет, какие бы ограничения не вводились, все равно будут осуществляться перевозки грузов, экспорт угля, нефти, природного газа. Но в любом случае коронавирус, то и дело преподносящий все новые и новые «сюрпризы» в виде очередных штаммов, будет влиять на восстановление как глобальной, так и российской экономики, которая никуда от мира не денется с поправкой на локальные проблемы.

Андрей ЗАХАРЧЕНКО

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован