Чуть выше плинтуса

Почему в России Героями Труда становятся люди с нищенской зарплатой

Россияне еще беднее, чем мы думали и нам говорили. Это выяснилось, когда Росстат опубликовал медианную, то есть реальную среднюю зарплату в стране за прошлый год.

Она оказалась не 52 тысячи рублей в месяц, как статистики утверждали раньше, а лишь 32 422 рубля. Причем это «брутто», то есть до вычета 13% подоходного налога. А средняя зарплата «нетто», как ее принято считать в Европе, и вовсе составила 28 207 рублей в месяц.

Поясним, в чем здесь фокус. Раньше Росстат очень просто высчитывал нашу среднестатистическую зарплату: делил сумму доходов всех работников страны (металлургов и нефтяников, учителей и продавцов, банкиров и кондитеров, директоров и дворников) на их общее количество, без учета должностей и регалий, просто по головам. Получалась средняя температура по больнице.

Перейти на учет медианной зарплаты гораздо сложнее, потому что она именно «средняя», не по цифрам, а по людям: половина работников в этой среднероссийской «зарплатной ведомости» должны получать меньше, а половина — больше некой средней цифры.

Без компьютерного учета всех зарплат страны эту медиану не вычислишь. Но теперь такая база создана (и постоянно уточняется), а потому появилась возможность подсчитать не только среднюю статистическую, но также реальную среднюю зарплату.

Увы, реальность оказалась очень обидной — почти вдвое ниже, чем нам рассказывали.

Для большей ясности сравним доходы россиян с общемировым уровнем. По старой методике, в пересчете на доллары в 2020 году наш среднестатистический работник получал 788 долларов — это 54-е место в мире: ниже Турции и Хорватии, но выше Малайзии, Болгарии и Македонии.

А высчитанная по новой методике реальная средняя зарплата россиян «брутто» оказалась равна лишь 444 долларам — это 72-е место в мире: ниже Украины, Грузии, Эквадора, но выше Молдавии и Монголии в общем списке из 87 стран. То есть чуть выше плинтуса.

При этом по показателю ВВП — валового внутреннего продукта (по паритету покупательной способности) на душу населения — Россия считается гораздо более благополучной страной: в рейтинге МВФ нас ставят на 48-е, в рейтинге Всемирного банка — на 50-е, в рейтинге ОЭСР — опять на 48-е место. То есть, по подсчетам иностранных экономистов, производят россияне продукции гораздо больше и лучше, чем реально за это получают.

О том, что нам унизительно мало платят, говорилось неоднократно. Три года назад вице-премьер Ольга Голодец признала: «Та бедность, которая в стране есть и фиксируется, — это бедность работающего населения. Это уникальное явление в социальной сфере: работающие бедные». По ее словам, в стране «нет такой квалификации, которая достойна уровня заработной платы в 7500 рублей (таким был МРОТ в 2017 году)… Даже если человек закончил среднюю школу, то по выходе его труд должен оцениваться несколько на другом уровне».

А на прошлой неделе Владимир Путин был неприятно удивлен зарплатами в сельском хозяйстве. Ростовский тракторист Александр Бондаренко, получивший из рук президента звезду Героя Труда, признался, что средняя зарплата на передовом агропредприятии составляет 24 тысячи. «Это маловато, честно говоря», — осторожно отреагировал Путин. И добавил, что руководители агропромышленного сектора должны озаботиться вопросом повышения зарплат в отрасли.

Кстати, у самих руководителей и сектора, и других отраслей с размерами зарплат все в порядке — цифры примерно совпадают, но измеряются не тысячами, а миллионами. Тем более что агропром уже не первый год заслуженно считается одной из самых прибыльных отраслей отечественной экономики.

Но еще раньше глава ФНПР Михаил Шмаков на одном из проф-союзных форумов говорил, что «система распределения доходов и расходов в России откровенно несправедлива, на одном и том же предприятии разрыв зарплат между топ-менеджерами и работниками может достигать 100 и более раз…». И это главная причина серьезного расхождения между данными Росстата по среднестатистическим зарплатам россиян — и медианным, то есть реальным средним.

Диспропорция должна и могла стать заметно меньше после того, как в стране пять лет назад был принят закон о предельных соотношениях размера зарплат менеджмента и персонала российских предприятий и учреждений. На федеральном уровне правительство установило соотношение 8:1, а на региональном и местном уровнях, говорилось в постановлении Кабмина, «ограничение может быть более жестким».

Разумеется, никто не ожидал, что начальники сразу начнут урезать себе зарплаты и премии. Но была надежда, что в заботе о собственных доходах топ-менеджеры примут меры к росту зарплат подчиненных.

Однако, как было сказано классиком М.Е. Салтыковым-Щедриным, в России «строгость принимаемых законов компенсируется необязательностью их исполнения». За прошедшие годы не было ни одного случая наказания нарушителя «закона о соотношении зарплат» — и как же при таком контроле этот закон будет исполняться?

Нарушаются в нашей стране и другие «зарплатные» установления, причем ежегодно. К примеру, по данным Росстата, в I квартале 2021 года рост реального размера заработной платы в России составил 1,6% в годовом выражении.

А официальная инфляция за минувший год составила 4,91%. Между тем, согласно статье 134 Трудового кодекса России, зарплата по всей России на государственных предприятиях и учреждениях должна ежегодно индексироваться по уровню роста потребительских цен.

Коммерческие предприятия могут установить процент индексации по своему выбору: по индексу роста потребительских цен за определенный период; по индексу роста потребительских цен в отдельно взятом регионе; по величине роста прожиточного минимума; по индексу инфляции.

В законе лишь сказано, что коммерческая компания вправе выбрать любой из приведенных выше показателей — либо самый низкий, либо самый высокий.

Наш доблестный Роструд еще в декабре 2020 года предупредил: «Индексация зарплаты работников — это обязанность, а не право работодателя», процитировав определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 08.04.2019 № 89-КГ18-14. А к цитате добавил, что индексация относится к основным государственным гарантиям и «ни перерасчет зарплаты, ни повышение МРОТ, ни финансовые проблемы работодателя не снимают с него обязанности проиндексировать заработную плату».

И что же? В декабре появился на свет закон № 395-ФЗ, который приостановил индексацию для госслужащих — ввиду проблем с бюджетом и с учетом, что чиновники не самые бедные люди в России. Однако эта же волна заморозки индексации тут же покатилась от Москвы до самых до окраин — и по бедным предприятиям, и по небедным. Роструд молчит.

И это не впервой: закон об индексации зарплат в связи с ростом потребительских цен не исполняется в России в полной мере уже много лет! Результат: по подсчетам Росстата, с 2013 года реальные доходы россиян упали более чем на 10%. А Центральный банк прогнозирует, что годовая инфляция 2021 года, в мае превысившая 5% впервые за пять лет, вернется к целевым 4% только во втором полугодии 2022-го. «Она грозит благополучию людей», — заявила глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Высокая инфляция грозит не только России. По всему миру расходы правительств на пандемию, выплаты компаниям и частным лицам дали толчок к росту потребительских цен. В США майская инфляция дошла до 5% в годовом исчислении — это максимум за последние 13 лет. В Германии к концу 2021 года ожидается рост цен выше 3% — это для немцев очень много. Но тревоги нет, хотя в стране нет специального закона об индексации зарплат в соответствии с инфляцией.

Зато есть другой закон, планирующий повышение дохода бюргеров. Есть график, по которому почасовая оплата труда в стране с 1 января 2021 года не может быть ниже 9,50 евро, с 1 июля 2021 года — не ниже 9,60 евро, с 1 января 2022 года — не ниже 9,82 евро, а с 1 июля 2022 года — не ниже 10,45 евро.

То есть за полтора года минимальный заработок работающего немца обязан подняться примерно на 150 евро — это более 13 тысяч рублей. Такой рост не только перекроет инфляцию с лихвой, но и приподнимет жизненный уровень в целом по стране.

В России система иная: периодически власть увеличивает МРОТ до величины прожиточного минимума, то есть спасает работающего гражданина от полной нищеты и голодухи. А на вопрос, почему людям не платят нормальную зарплату, на которую можно не выживать, а достойно жить, следует ответ: в стране низкая производительность труда. И к этому бесплатный совет: чтобы лучше жить, нужно больше и лучше работать…

P.S. Что же происходит на самом деле? Если судить по показателю ВВП на душу населения, работают наши граждане вполне прилично — 48-50-е место в мире. Причем в год россиянин трудится на 221 час больше, чем средний работник в любой стране Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Но в России власть ждет, когда наши люди начнут работать производительнее, обещая побольше заплатить. А в Германии наоборот: строго по графику всем повышают зарплату. И объявляют об этом заранее, чтобы работодатели подготовились к новым расходам: повысили квалификацию работников, сменили технологию или оборудование. Примерно такой же порядок действует и в других странах Евросоюза.

Может быть, поэтому 15 лет назад Европа обгоняла Россию по производительности труда в 3-4 раза, а нынче уже в 5-6? А у нас еще в 2012 году пообещали создать в стране за восемь лет 25 млн высокотехнологичных и высокооплачиваемых рабочих мест — и где же они?

Александр КИДЕНИС

trud.ru

Фото: globallookpress.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован