«Я уверен, что «Почта России» недостойна такого имиджа»

Гендиректор госкомпании Максим Акимов — об очередях, беспилотниках и доставке рецептурных препаратов

Беспилотные аппараты доставки посылок планируется запустить на Камчатке, Чукотке, в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком округах, а затем и в других регионах, заявил в интервью «Известиям» на ПМЭФ генеральный директор «Почты России» Максим Акимов.

По его словам, это позволит сократить затраты на логистику на 15–20%. Сейчас госкомпания активно готовится и к доставке рецептурных лекарств, она уже получила розничную лицензию на фармацевтику. Также Максим Акимов рассказал, что Минпромторг положительно отреагировал на идею «Почты России» по созданию площадки-посредника между маркетплейсами и независимыми продавцами.

— Несколько лет назад «Почта России» ввела технологию простой электронной подписи (ПЭП), которая позволяет проще и быстрее отправлять, получать письма и посылки. Максим Алексеевич, скажите, насколько это развито у нас в стране и сколько людей пользуются этой технологией?

— Технология нужна в первую очередь для того, чтобы дать людям наилучший клиентский опыт. Что это такое? Экономия времени. Для этого и нужна ПЭП — механизм идентификации человека. Мы перешагнули планку в 40 млн зарегистрированных клиентов, которые используют простую электронную подпись.

Люди с удовольствием пользуются этой возможностью, потому что ПЭП заменяет бумажки, росписи, предъявление паспортов и всё, что похоже на бюрократию. Она, конечно, в нашей жизни еще остается, но мы стараемся ее объем в отделениях почтовой связи и вообще в клиентской сети уменьшить.

— Насколько ПЭП сокращает время операций?

— В разы. Операция по выдаче посылки, в общем, должна занимать несколько секунд. Конечно, ее еще нужно достать с полки и выдать клиенту. Но сама процедура должна быть максимально простой и не требовать ничего сложного от человека.

— Недавно ФАС заявила, что собирается штрафовать «Почту России» за надбавки на посылки в труднодоступные места — вы взимаете до 100% от тарифа. Согласны ли вы с этим или планируете оспаривать?

— Будем оспаривать — доказывать свою позицию. Во-первых, мы считаем, что обеспечение доступности услуг — базовая задача. И мы не согласны с тем, что монопольно присутствуем на рынках. Наши конкуренты, в том числе в посылочном бизнесе, в сервисах электронной коммерции, предпочитают работать в крупных городах.

В отдаленных городах долгие логистические «плечи» — водные пути, горы, территории вечной мерзлоты, зимники, да и просто очень длинные, в несколько десятков километров маршруты. Это дорого. Поэтому там мы и работаем одни.

Но доставка в труднодоступных местах стоит дороже не из-за монополии, а по объективным причинам. Другое дело, конечно, что, наверное, это не должна быть надбавка, должен быть понятный клиенту тариф. Чтобы это не выглядело как дискриминация кого-то по принципу проживания. Это, наверное, неправильно.

— Вы будете использовать беспилотники для доставки грузов, и в каких регионах в первую очередь?

— Да, мы провели серию успешных испытаний с аппаратами российского производства. С помощью беспилотников можно будет снизить стоимость логистики на 15–20%, увеличив частоту сообщений и их надежность.

Сейчас мы плотно работаем с несколькими производителями, чтобы приступить уже к полноценному тестированию технологии в четырех субъектах. Это, конечно, регионы Крайнего Севера, Дальнего Востока, Сибири, Приуралья. В частности, Камчатка, Чукотка, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа. Там будут десятки маршрутов.

Сейчас выбираем конкретную модель беспилотника. Также необходимо проработать максимально удобную систему работы наземных служб: наши сотрудники не должны проходить специальный курс университета, чтобы работать с этой техникой. Именно для этого нам нужно полномасштабное тестирование. Потом технологию можно будет распространять и в других регионах, в том числе в Центральной России.

— В период пандемии остро встал вопрос о быстрой и качественной доставке товаров. Недавно Всероссийский союз пациентов предложил задействовать «Почту России» для дистанционной торговли в том числе рецептурными препаратами. Когда можно ждать запуска?

— В первую очередь доставка рецептурных лекарств должна получить законодательное оформление. Многие компании планируют ей заняться. При этом мы считаем, что более чем для 12 млн человек «Почта России» будет единственной возможностью воспользоваться такой услугой. Поэтому мы активно к этому готовимся — например, недавно получили розничную лицензию на фармацевтику.

— Также вы предлагали главе Минпромторга создать при ведомстве структуру для развития интернет-торговли. Она может стать посредником между маркетплейсами и независимыми продавцами. Как отреагировал Минпромторг?

— Мы один из логистических провайдеров, который в определенных сегментах играет значимую роль. Это касается и доставки, и отправки. В сфере онлайн-торговли работают сотни тысяч продавцов, и нам важно им дать возможность для бесшовной логистики на всех стадиях.

Мы считаем, что должна быть такая площадка, где встречались бы и продавцы, и маркетплейсы. Последние приобрели огромную рыночную власть. Это электронная витрина с десятком миллионов потребителей — даже не сеть офлайновой торговли, а мощная система, оперирующая гигантским количеством данных о потребительских предпочтениях, имеющая миллионы кейсов клиентских контактов каждый день.

Чем больше будет становиться доля этого рынка, тем государству стоит активнее его регулировать. Для этого и нужна площадка для обсуждения — равноудаленная и от маркетплейсов, и от нас, логистов, и от селлеров.

И мы привлекли внимание к этой проблеме, Минпромторг отреагировал позитивно. Мы сейчас ведем работу с ведомством по этому вопросу — возможно, это должна быть государственная площадка, может быть, ассоциация под патронажем правительства или Минпромторга. Она появится в любом случае, потому что это вопрос взаимодействия огромного количества компаний. Причем в основном малого и среднего бизнеса.

Маркетплейсы стали, по сути, своеобразными акселераторами, позволяющими им повышать свое благополучие. И таким компаниям довольно сложно вести диалог с маркетплейсом. Площадка, создание которой мы предложили, поможет им в этом.

— «Почта России» начала принимать заказы интернет-магазинов с доставкой до двери во всех регионах России. Тоже очень актуальная сейчас услуга. Каковы первые результаты?

— Конечно, весьма актуальная, и мы точно будем ее дальше развивать. Мы уже задействовали огромную армию почтальонов для доставки корреспонденции. Это 110 тыс. человек, наш золотой фонд, который отрабатывает маршруты очень часто ногами.

Но пока сервисов, которые мы можем продвигать по этому каналу, не очень много. А они появляются у наших конкурентов. Речь о доставке почты на дом из отделений, товаров первой необходимости, мелких пакетов и посылок, доставке товаров из магазинов на дом и так далее. Также это доставка во временной слот по выбору — чтобы люди могли знать, когда ждать курьера. Нам нужно дорабатывать эти направления.

Два месяца в прошлом году у нас был 700-процентный рост доставок. Понятно, он был обусловлен пандемией. Но люди, получившие такой опыт, не вернутся назад к прежним моделям потребления.

Также будет развиваться бесконтактная доставка. В частности, постаматная выдача — на автоматизированных почтовых станциях. Через несколько лет, возможно, появятся также роботизированные почтовые станции, которые будут приезжать к клиенту, доставляя ему практически к подъезду в удобное время товары ежедневного потребления.

Они смогут работать и по подписке. Например, если человек использует таблетки для посудомоечной машины, ему не нужно будет за ними ходить в магазин: продукт будет доставлен в нужное время и в необходимом количестве. Перспектива такого умного потребления не за горами. Задача «Почты» — не оказаться на этом рынке за периметром. Именно поэтому мы сейчас активно развиваем постаматную сеть — уже установили 5 тыс. таких станций.

— Еще вы сотрудничаете со многими и российскими, и иностранными ритейлерами онлайн. В 2021 году, может быть, вы будете расширять список?

— Во-первых, мы подстраховываем внутреннюю логистику маркетплейсов, поддерживаем отношения со всеми российскими электронными витринами. По крайней мере, с теми, которые значимы для электронной коммерции. Условно говоря, это сегмент B2B. Кстати, мы будем развивать франшизу и гибкие форматы, такие как пункты выдачи заказов, которые легко открыть и легко закрыть.

Второе большое направление — это взаимодействие с компаниями, которые занимаются продажами не через маркетплейс, а через свою товарную витрину. Это крупные магазины в сферах спортинвентаря, мебели, парфюма, спортивной индустрии, стройматериалов. Это огромные сети.

— Но, к сожалению, у «Почты России» сложился достаточно негативный имидж. Что вы делаете для того, чтобы исправить эту ситуацию?

— Имидж складывается из реального клиентского опыта. Если люди сталкиваются с очередями, с невежливым обращением, потерями и нарушением сроков доставки, то, естественно, они недовольны. Улучшение всех этих четырех компонентов — главное решение, а также маркетинг. Я уверен, что «Почта России» недостойна такого имиджа.

Новый позитивный имидж у национального почтового оператора обязательно будет. Это моя главная задача, мое основное поручение, которое я получил от правительства и президента.

Мария ПЕРЕВОЩИКОВА, Елена ЛИХОМАНОВА

iz.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован