Лагерный режим: детскому отдыху прописали антитеррористические требования

Участники рынка предупреждают о растущей нагрузке на небольшие организации

В России утверждены требования к антитеррористической безопасности детских лагерей, соответствующее постановление было опубликовано правительством на текущей неделе.

Документ, в частности, предполагает деление таких организаций на категории в зависимости от того, насколько велик риск теракта. Для каждой предусмотрен отдельный перечень мер.

Большая их часть, например регулярные обходы территории, наличие тревожной кнопки, разъяснительная работа с детьми и сотрудниками, является общей для всех.

Лагерям, получившим высокую категорию, потребуется также обзавестись видеонаблюдением и охраной. «Известия» изучили новые требования и обсудили их с представителями рынка детского отдыха и экспертами по безопасности.

Четыре категории

Перечень требований к лагерям был подготовлен после трагедии в казанской школе, где в результате нападения 11 мая погибли девять и пострадали более 20 человек. Документ был сформирован менее чем за неделю и опубликован на портале правовой информации в понедельник, 17 мая.

«Настоящие требования устанавливают обязательные для выполнения организационные, инженерно-технические, правовые и иные мероприятия по обеспечению антитеррористической защищенности объектов (территорий), предназначенных для организации отдыха детей и их оздоровления», — говорится в документе.

Его действие распространяется на стационарные и палаточные лагеря, но не затрагивает объекты, которые подлежат обязательной охране войсками Росгвардии (это, в частности, крупные государственные лагеря, такие как «Орленок» и «Артек»). Также не распространяется документ на места проведений спортивных или культурных слетов и на объекты для детского отдыха, организованного образовательными организациями в каникулярное время.

Все остальные лагеря по новым правилам предлагается поделить на четыре категории в зависимости от того, насколько велик риск совершения теракта.

Основные критерии — количество терактов, которые произошли или были предотвращены на территории того или иного субъекта за прошедший год, и число потенциальных пострадавших (за него предлагается принять максимальное количество людей, которые могут находиться на территории объекта в течение дня). Также могут учитываться сообщения о возможном совершении теракта в районе расположения объекта.

Если на территории субъекта произошло или было предотвращено пять или более терактов за год, прогнозируемое количество пострадавших может составить 800 человек и более, а потенциальный материальный ущерб или ущерб окружающей среде оценивается в 300 млн рублей и более, объект относится к первой, наиболее сложной из имеющихся, категории.

К категории второго типа относятся объекты, расположенные в субъекте Федерации, в котором за год произошло или было предотвращено от трех до четырех терактов, количество пострадавших может составить от 300 до 800 человек, а потенциальный материальный ущерб или ущерб природе более 150 млн рублей, но не менее 300 млн рублей.

Если на территории субъекта произошли или были предотвращены один-два теракта за год, количество потенциальных пострадавших составляет от 100 до 300 человек, а потенциальный ущерб от 80 до 150 млн рублей, объекту присваивается третья категория.

К четвертой относятся объекты, расположенные в регионах, где в течение года не было зафиксировано ни одного теракта, притом что число потенциальных пострадавших составляет до 100 человек, а потенциальный ущерб менее 75 млн рублей.

В зависимости от сезона и конкретных обстоятельств категория может быть повышена.

Логичной такую меру называет эксперт в области комплексной безопасности группы компаний «Витязь» Петр Фефелов.

— Потому что есть регионы спокойные, и понятно, что там, где все спокойно и хорошо, возможно, не имеет смысла вводить дополнительные меры. Достаточно одного человека, который дежурит у тревожной кнопки, — отметил он в разговоре с «Известиями».

От обходов до военизированной охраны

Требования к объектам четвертой категории ограничиваются базовым, общим для всех лагерей, перечнем. В него входят обязательное наличие ответственного за безопасность, пропускной режим, тревожная кнопка, сигнал от которой идет в подразделения Росгвардии или по номеру 112, доступные наглядные пособия с телефонами экстренных служб, просветительская работа с детьми и сотрудниками о том, как вести себя при эвакуации или обнаружении подозрительных предметов и посторонних лиц.

Обязательным будет регулярный обход всех зданий и строений, а также потенциально опасных участков — его, согласно новым требованиям, нужно будет проводить не реже четырех раз в сутки.

 

Кроме того, руководство объекта должно будет обеспечить взаимодействие с территориальными подразделениями правоохранительных органов и своевременно сообщать об угрозе осуществления теракта, а в случае получения такого сообщения — обеспечить эвакуацию работников и детей.

Если часть помещений на территории объекта сдается в аренду, со съемщиками должен быть заключен договор аренды, обеспечивающий руководству объекта доступ в эти помещения.

Объекты третьей категории должны будут в дополнение к этому списку оснастить территорию системами видеонаблюдения и охранной сигнализации, а также стационарными или ручными металлоискателями.

Объекты второй категории также обязаны будут оборудовать стационарные контрольно-пропускные пункты, а объекты, которые относятся к первой категории помимо прочего и обеспечить охрану территории сотрудниками частных охранных предприятий, вневедомственной охраны Росгвардии, «военизированных и сторожевых подразделений организации, подведомственной Федеральной службе войск Национальной гвардии Российской Федерации, или подразделений ведомственной охраны федеральных органов исполнительной власти, имеющих право на создание ведомственной охраны».

Решать, к какой категории относится тот или иной лагерь, и определять список мер, который необходимо предпринять, должна будет специальная комиссия под руководством представителя исполнительной власти, ответственного за детский отдых и туризм в регионе, в которую войдут представители Росгвардии и органов безопасности, работники лагеря и региональные чиновники профильного ведомства, а также по согласованию сотрудники МЧС РФ.

«К работе комиссии могут привлекаться эксперты из числа работников специализированных организаций, имеющих право осуществлять экспертизу безопасности объектов (территорий)», — отмечается в документе.

На проверку действующих объектов и тех, которые будут вводиться в эксплуатацию, отводится 90 дней с момента вступления постановления в силу. В случае изменений на объекте, которые могут привести к смене категории, изучить такой объект комиссия должна будет в течение 30 дней с момента внесения изменений. На работу самой комиссии также отводится 30 дней.

По итогам ее работы должен быть сформирован паспорт безопасности для каждого объекта. Контролировать исполнение этих мер должны будут представители органов исполнительной власти в регионе. Постановление предусматривает проведение плановых и внеплановых (в случае выявления нарушений или по жалобам со стороны граждан) проверок.

«На пляж заходи, кто хочешь»

Преступники чаще всего заранее изучают выбранный объект, поэтому перечисленные профилактические меры могут существенно снизить вероятность нападения, уверен Петр Фефелов.

— Камеры, забор, хорошо выглядящий, заметный сотрудник охраны — все это сдерживающие факторы для преступников, которые по каким-то причинам выбрали этот объект для реализации своих замыслов, — рассказал он «Известиям».

Большая часть из перечисленного в документе за исключением обходов несколько раз в день так или иначе уже реализуется во многих лагерях, обращает внимание большинство опрошенных «Известиями» участников рынка. Но речь прежде всего идет о богатых организациях, которые могут позволить себе подобные расходы.

— Большая часть стабильно работающих стационарных лагерей почти все эти требования выполняли. Исключения в силу ограниченных бюджетов составляли лагеря в глубинке. Для них, например, современные системы периметрального видеонаблюдения — вещь абсолютно неподъемная, — рассказала «Известиям» председатель совета Союза организаторов детского активного туризма, директор лагеря «Остров героев» Марина Грицун.

Ночной кошмар: что известно о пожаре в детском лагере под Хабаровском
Дети спали в якобы огнеупорных палатках, которые сгорели дотла за несколько минут

Наиболее существенными, сходятся все эксперты, могут стать затраты на оборудование систем видеонаблюдения и на оплату труда сотрудников охранных предприятий (системы видеонаблюдения обязательны для объектов второй и первой категорий, охрана — для объектов первой категории. — «Известия»).

Так, стоимость систем видеонаблюдения может составлять несколько миллионов рублей, для многих лагерей это «деньги сумасшедшие», говорит председатель Ассоциации программных детских лагерей Айдар Фаррахов. «Мы все понимаем, что это очень важно, но получается, что ответственность за обеспечение дополнительных мер безопасности не разделяется, а ложится целиком на детские оздоровительные лагеря», — недоумевает он.

— Если лагеря обяжут оплачивать работу ЧОПов, то вы понимаете, это коммерция. Это колоссальные расходы. А с учетом того, что лагеря не работали весь 2020 год, для тех, кто выжил, год будет очень тяжелый, — согласен бывший руководитель лагеря «Артек», глава компании «А-тур», которая занимается детским отдыхом, Александр Рябинин.

При этом, отмечает он, даже с учетом всего перечисленного в вопросах обеспечения детской безопасности все равно остаются белые пятна. «Конкретный пример: на территорию лагеря зайти нельзя, но пляж ему не принадлежит. Значит, на пляж заходи кто хочешь. Исключения у нас составляют только лагеря санаторно-курортного типа, на пляжах которых посторонние не могут находиться», — говорит Рябинин.

Два документа

До последнего времени лагеря попадали под действие постановления правительства № 272, касающегося безопасности в местах массового скопления людей, или постановления № 1006 (обеспечение безопасности в образовательных организациях), напоминает Марина Грицун.

Новый документ их требований не отменяет. При этом в случае с постановлением № 272 решение о том, что относить к местам массового скопления людей, может приниматься на муниципальном уровне, обращает внимание она: «В результате возникает субъективный фактор, потому что придется доказывать, например, что это детский нестационарный лагерь и террористическая защищенность регулируется другим документом».

Кроме того, размытыми, по ее словам, остается и ряд формулировок в новом постановлении, в том числе в части, касающейся обучения для работников и детей в нестационарных лагерях.

Вопросы возникают также к механике формирования и работы самих комиссий и к проведению плановых и внеплановых проверок, в том числе по обращениям граждан, подчеркивает Айдар Фаррахов.

Такие обращения практически невозможно оспорить или проверить их источник, чтобы убедиться, что жалоба действительно была от граждан, объясняет Марина Грицун.

— Детский отдых и так находится под давлением со стороны проверяющих органов, а такая формулировка может спровоцировать просто вал внеплановых проверок, количество которых не ограничивается — опасается она.

Для того чтобы итоговый документ заработал, потребуются разъяснения от Минпросвещения, Росгвардии, а также внесение изменений в постановление правительства № 272, заключает собеседница издания.

iz.ru

Фото: tass.ru, ria.ru, iz.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован