Почему в России так много чиновников?

За бедного гусара замолвили слово

«Повышение квалификации и мотивации российских чиновников невозможно без повышения их зарплаты».

Таковы рекомендации в экспертной записке «Кадровая политика на госслужбе: текущие проблемы и необходимые изменения». Авторы — Центр перспективных управленческих решений, Центр подготовки руководителей и команд цифровой трансформации Российской академии народного хозяйства и госслужбы, компания «Экопси консалтинг» и исследовательская группа «Циркон».

Документ продвигается в высших структурах государственной власти с серьезными шансами стать составной частью программы комплексной реформы госслужбы в России.

Между тем российские чиновники очень неплохо себя чувствуют уже сегодня — и до поступления на госслужбу, и после ухода с нее. Первое подтверждается исследованием кадрового портала SuperJob, согласно которому карьеру госслужащих хотели бы сделать 37% жителей страны. В Москве и Петербурге желающих еще больше — по 45%. Для сравнения: стать космонавтами нынче хотели 16% опрошенных, причем чаще это лишь отложенные «мечты детства». А второе доказывают реальные примеры из жизни экс-чиновников.

Дмитрий Овсянников, поработавший губернатором Севастополя в 2017-2019 годах, сейчас судится с Евросоюзом из-за зачисления его в санкционный список. И даже направил ходатайство в Европейский суд по правам человека, где просит о помощи.

Экс-губернатор, а ранее замминистра, федеральный инспектор, менеджер на крупных госпредприятиях — бессменный госслужащий — жалуется, что из-за европейских санкций не может заниматься бизнесом на территории европейских стран. В частности, ему запретили зарегистрировать фирму на Кипре. Как заявляет экс-чиновник, он несет реальный ущерб, который «будет иметь место в ближайшие несколько месяцев и может даже увеличиться».

Вы будете смеяться, но суд попытался войти в положение страдальца и предложил заявителю предоставить подтверждающие документы, правдиво описав свое финансовое положение, что дало бы возможность оценить ущерб поконкретнее. Овсянников отмолчался.

Бывший губернатор Севастополя не стал указывать ресурсы, которыми распоряжается, вид и цену своего имущества. Единственный документ, который он предоставил в качестве приложения к заявлению, — сообщение об отказе зарегистрировать его фирму на территории Кипра в связи с санкциями. А в цифрах свои финансовые потери Овсянников не сообщил, поскольку «в качестве физлица не ведет бухучет».

Чем закончится эта история, можно лишь гадать. А пока вспомним еще одного российского экс-чиновника рангом не ниже губернаторского — экс-начальника Главного управления МВД РФ по Москве генерал-полковника Владимира Пронина, который недавно решил эмигрировать на ПМЖ на Кипр.

И даже под присягой заявил об этом в кипрском суде, где рассматривается сейчас его иск об определении места жительства внучки Стефании. Стать «киприотом» трехзвездного российского генерала вынудила тяжба с экс-невесткой — разведенной женой младшего сына Александра, матерью той самой Стефании — уже подросшей, но все еще несовершеннолетней. И сразу после развода увезенной отцом на Кипр.

А тут случилось непредвиденное — отец Стефании скоропостижно умер, и свои права на дочь предъявила мать. Но дочка — наследница огромных капиталов, нажитых Прониным-младшим еще в России, когда Пронин-старший был главным правоохранителем Москвы.

И, как писали в СМИ, все его родственники стали долларовыми миллионерами и обладателями десятков компаний и объектов недвижимости не только в России, но и в Европе. Теперь встает вопрос: кому достанется «опекунское право» распоряжаться капиталами, оставшимися после кончины Александра?

Отставной генерал-полковник даже готов ради этого сменить родину на вполне уютный и давно обжитый многими россиянами средиземноморский остров.

Хотя и без бизнеса на Кипре российские чиновники не бедствуют. По данным Росстата, в 2020-м усредненная зарплата государственного служащего в России была равна 126 тысячам рублей. Но в экспертной записке (см. выше) сказано: «Зачастую уровень оплаты труда госслужащих, занимающих должности вплоть до заместителя директора департамента, ниже среднего уровня дохода руководителей в коммерческом секторе. Низкие зарплаты, особенно на стартовых позициях, отпугивают молодых специалистов, а также приводят к искусственно завышенному числу руководителей среднего звена».

И авторы записки подтверждают этот тезис цифрами: на одного нашего руководителя приходится 1,5 исполнителя, тогда как эффективным считается от 2,5…

Однако на Западе эффективность чиновников исчисляется по другим критериям. Во-первых, по численности населения, приходящегося на одного госслужащего. В США, к примеру, на 330 млн граждан приходится 2,1 млн чиновников, то есть по 157 американцев на каждого госслужащего.

То же самое в Великобритании, где власть оплачивает работу 431 тысячи госслужащих, а они обслуживают более 67 млн жителей Соединенного Королевства: на каждого чиновника — те же 157 человек.

В Германии пропорция еще больше — почти 508 тысяч госслужащих успевают обслуживать более 83 млн немцев. На каждого чиновника — 165 сограждан.

Во Франции 486 тысяч госслужащих приходится на чуть более 65 млн французов — по одному бюрократу на 134 жителя.

А в России — внимание! — 2,4 млн чиновников обслуживают более 145 млн россиян. Получается по одному на каждые 60 граждан. Заметьте: наша власть не устает винить тружеников страны за слишком низкую производительность труда, отчего зарплаты в десятки раз ниже зарубежных. Но почему же российским госслужащим позволяется работать втрое хуже коллег на Западе, а получать не меньше, в зачастую и больше?

Конечно, все на свете относительно. Но если считать зарплаты «элиты» и «рядовых граждан» в каждой стране по отдельности, результат тоже не в нашу пользу. Немецкий парламентарий получает примерно в 2,5 раза больше, чем среднестатистический немец, а депутат российской Госдумы — в 8,5 раза больше, чем средний россиянин. И зарплата у немецкого лидера составляет лишь 7,5 средней зарплаты по стране, а у российского — 16,7.

Правда, еще в прошлом году глава правительства Михаил Мишустин объявил о готовящемся сокращении чиновников в исполнительной власти Центра и регионов на 5-10%, в том числе за счет вакантных должностей.

«В центральных аппаратах, где около 20% вакансий, штат должен быть сокращен на 5%. В территориальных же органах ведомств сегодня среднее количество вакансий около 18%. Принято решение о сокращении штата в них на 10%», — рассказывал премьер в ноябре.

И уточнял: реформа начнется 1 января и продлится три месяца. «Откладывать реформу больше нельзя, важно быстро и качественно настроить систему государственного управления, как и поручал президент. Поэтому предлагаю начать оптимизацию системы управления с 1 января и не растягивать, а провести до 1 апреля».

Время прошло, и вице-премьер Дмитрий Григоренко сообщил, что к 1 апреля общее количество чиновников уменьшилось почти на 10%. Сокращены 66 структурных подразделений и 33 замруководителя федеральных ведомств. Но параллельно в деловых СМИ появились сообщения о «бумажном» сокращении министерских штатов. Судите сами: в службу занятости не обратился ни один чиновник, всех уволенных тут же приняли на службу в заранее «прикормленные» ГУПы и МУПы — без потери в окладах, а порой и с выгодой. И там всем «эксам» нашлось дело.

И это самое печальное. Потому что проблема состоит не столько в излишнем количестве госслужащих, сколько в огромной власти чиновничества из-за непомерного количества различных инструкций, руководящих и контрольных функций. Которые не помогают, а больше мешают выстраивать экономику.

Что наглядно показал коронавирус, во время которого только за первые пять месяцев прошлого года количество проверок по сравнению с аналогичным периодом 2019 года снизилось на 47%, а во время максимальных ограничений (апрель и май) — на 85%.

И, как отметил глава комитета РСПП по разрешительной и контрольно-надзорной деятельности Валерий Казикаев, «сокращение проверок для малого бизнеса не привело к негативным последствиям для потребителей, что подтверждает возможности бизнеса самостоятельно и ответственно подходить к исполнению требований государства».

То есть бизнес не стал работать ни меньше, ни хуже. А сколько денег можно было сэкономить на бурной чиновничьей деятельности и направить на повышение трудовых доходов населения!

P.S. Между тем нашим согражданам не так много нужно для счастья — всего-навсего иметь среднемесячный доход в размере 173 тысяч рублей. Если верить опросу, проведенному аналитиками сервиса по поиску работы SuperJob, российские чиновники сплошь счастливые люди. Ну или близки к этому. Осталось подтянуть к счастью остальную часть населения.

Александр КИДЕНИС

trud.ru

Фото: moscow-live.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован