Медведев на долларах объяснил, какой рывок мы совершили за 20 лет

Зря экс-премьер вспомнил о курсе «американца» в 2000 году

В пятницу, 16 апреля, молодые участники праймериз «Единой России» презентовали «Манифест новых путинцев», в котором выразили готовность конструктивно критиковать исполнительную власть, если она, по их мнению, будет «не дорабатывать».

В свою очередь председатель партии власти, экс-президент и экс-премьер РФ, действующий заместитель председателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев рассказал собравшимся, что такого роста социальной составляющей, как в России, нет почти ни у кого из других стран мира.

«Никто не помнит уже почти, когда Владимир Владимирович Путин стал президентом в 2000 году, то средняя зарплата по стране была порядка $ 50. Тем не менее, это то, что мы имели 20 лет назад. Почувствуйте разницу. Если сравнивать нас с другими странами, то такого роста социальной составляющей почти ни у кого нет. Это очень важно. Об этом нужно помнить и рассказывать людям, напоминать нашим оппонентам», — сказал он.

Понятно, что Дмитрий Медведев хотел, как лучше, чтобы в силу своих нынешних возможностей укрепить вертикаль власти. Однако эта услуга оказалась довольно медвежьей.

Как человек, по его собственным словам, пользующийся интернетом 24 года, Дмитрий Анатольевич должен бы вообще-то знать, что во Всемирной паутине имеются архивы со свободным доступом, которые помнят все.

Так вот, если открыть архивы Росстата по средней заработной плате и архивы монетарных властей по курсу валют, то любой желающий может убедиться — в переводе на доллары средняя заработная плата за весь 2000 год в пересчете на валюту по стране составляла 79 долларов. Если же сконцентрировать внимание исключительно на моменте избрания Владимира Путина президентом, что официально произошло 7 мая 2000 года, то все равно выходит, что тогда она составляла не 50, а 74 доллара.

Естественно, никто бывшего главу кабмина, образно выражаясь, к стенке не поставит за неточность пересчета, но осадочек, как говорится, останется. Как остался он до сих пор в сердцах тех, кто помнит, как и по какому поводу Медведев произнес свое знаменитое «денег нет, но вы держитесь».

Впрочем, все это, конечно, мелочи.

Главный вопрос в другом — действительно ли в социальной сфере за 20 лет России удалось добиться таких успехов, что нам завидует весь мир?

— Прогресс, конечно, был, и отрицать его бессмысленно, — отметил в беседе с «СП» доцент РЭУ им. Г. В, Плеханова Олег Комолов. — Так, по сравнению с концом девяностых годов уровень бедности сократился. Но говорить в этой связи с очень мудрой политикой российской власти, полагаю, не стоит.

Никакой доблести тут нет, все нулевые годы был просто восстановительный рост после резкого провала в девяностые года прошлого века. Происходило это за счет обратного ввода в строй тех мощностей, которые тогда простаивали.

«СП»: — Почему же в этом нет никакой доблести?

— Потому что налицо один характерный показатель — как только уровень ВВП на душу населения в РФ достиг уровня РСФСР 1990 года, а произошло это в районе 2012 года, то весь этот рост сразу же и прекратился. С тех самых пор наша экономика пребывает в затяжной стагнации, а об эпохе высокого роста ВВП остались одни воспоминания.

Отмечу, что произошло это задолго до введения антироссийских санкций и усиления внешнего давления на нашу страну, чем сейчас принято объяснять все неудачи последнего времени.

На самом деле вся беда в том, что восстановительный рост давно закончился, а нынешняя экономическая модель по-прежнему не в состоянии предложить ничего другого, кроме продолжения эксплуатации советского наследия, которое фактически полностью исчерпало свой потенциал.

Износ производственных мощностей растет. Инвестиций же, чтобы повышать производительность труда, недостаточно, поэтому мы вдвое отстаем по этому показателю от всего развитого мира, а от передовых стран уровня Германии — аж в 4 раза.

На этом фоне, конечно, нынешней власти очень удобно спекулировать на проблеме 90-х годов, как бы отгораживаясь от нее, но нужно понимать, что она — плоть от плоти той «семибанкирщины», которая сколотила свои капиталы в эпоху приватизации. Ведь после этого процесса перед российским правящим классом встала задача сохранить награбленное, и с этой точки зрения внутренняя политика государства, действительно, стала чуть более социально ориентированной.

По крайней мере, людям стали платить пенсии, размер которых, правда, до сих пор издевательски низок. И никакого света в конце тоннеля, который пообещал бы нам хоть небольшой источник экономического роста, отличный от дальнейшей эксплуатации природных ресурсов, тут не видно.

«СП»: — Вот вы говорите об отсутствии света в конце тоннеля и невысоких пенсиях. Но ведь если взять средний размер заработной платы за 2019 год (47 867 рублей, согласно Росстату), и поделить ее на средний курс доллара за этот же период (64,61 рубля за единицу), то получаются внушительные по сравнению с медведевским «полтинником» 739 долларов.

А если взять предварительные данные по средней зарплате за 2020 год (51 083 рубля), и поделить их на среднегодовой курс доллара (72,32 рубля за единицу), то выйдет 706 долларов. Это, конечно, чуть меньше, но все равно по сравнению с 2000 годом солидно. Власти, выходит, все равно есть, чем гордиться?

— Переводить рубли в доллары надо не по номинальным курсам, а по паритету покупательской способности. Номинально-то курс доллара сейчас за 70, но если брать в расчет то, сколько в реальности можно купить на него иностранных товаров, то рубль окажется вдвое крепче, чем нынешний его номинальный курс, соотношение будет примерно 1 к 30. Но он искусственно девальвирован государством, чтобы насыщать карманы экспортеров. Как видите, номинальный курс вообще ни о чем не говорит, и использовать его не имеет смысла.

Вообще, чтобы проводить подобные сравнения, нужно учитывать очень много факторов. Но есть ли смысл переводить рубли в доллары? Что это нам дает? Несем-то мы расходы в рублях, вот и надо смотреть, сколько и чего мы можем купить на рубли.

А подавляющее большинство нашего общества все еще настолько бедно, что может себе позволить разве что базовые товары из пяти основных потребительских групп — еды, одежды, жилья, медицины и транспорта. И вопросы корреляции рубля с долларом, поверьте, для них весьма второстепенны.

«СП»: — Есть надежда, что в ближайшей перспективе, скажем, до 2024 года, ситуация с благосостоянием граждан и их социальным комфортом изменится в лучшую сторону?

— Ну, пока нам дай-то бог просто остановить продолжающееся падение доходов населения. Вроде бы Росстат пришел к выводу, что в 2019—2020 годах это сделать почти удалось, но пришедшая пандемия все это начисто перечеркнула. К тому же мы даже не ощутили еще в полной мере все ее последствия, которые будут весьма долгоиграющими. Последствия безработицы и банкротства предприятий еще дадут о себе знать, и это если мы избежим «третьей волны» заражения.

Так что если к 2024 году доходы населения хотя бы просто достигнут уровня 2014 года, то и это для нашей власти будет очень заметным успехом. Однако пока никаких серьезных оснований для решения этой задачи я не вижу.

Разве что чудо какое-нибудь поможет. Например, цены на нефть станут какими-то неприлично высокими.

Или олигархи наши расщедрятся и решат поделиться своими доходами с народом.

Но это пока больше благие пожелания, чем мало-мальски реальный сценарий.

Андрей ЗАХАРЧЕНКО

svpressa.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован