Чем легче болел, тем больше последствий: 80% людей не могут полностью восстановиться после коронавируса

Однако в клинике МГУ близки к разгадке постковидного синдрома

На днях появилась очередная сенсационная новость по поводу ковида. Якобы, SARS-CoV-2 настолько сильно повреждает слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта, что в результате разрушения барьера между кровотоком и кишечником в кровь попадают бактерии, которые в обычных условиях кишечник покидать не должны бы.

Об этом заявили ученые из клиники при университете в Алабаме.

Фейк или реальность? «Комсомолка» поинтересовалась у врача-кардиолога, доктора медицинских наук, профессора, члена-корреспондента РАН, заместителя директора по научной работе Университетской клиники МГУ Симона Мацкеплишвили.

ФЕЙК: ПРИ КОВИДЕ БАКТЕРИИ ИЗ КИШЕЧНИКА НЕ ПОПАДАЮТ В КРОВЬ

— Первое, что надо уточнить – в обследуемой группе пациентов было всего 30 человек, заболевших ковидом, а все исследования ученые проводили на крайне небольшом количестве плазмы крови, которую им удалось получить. И, главное, никакие бактерии они в крови не находили, только лишь определяли в плазме ДНК различных бактерий.

Чтобы доказать наличие живых бактерий в крови, надо сделать посев на специальных питательных средах, убедиться, что есть бактериальный рост, или даже увидеть их в микроскоп. А то, что были найдены остатки бактериального генома и их токсинов, это совершенно другая история, — говорит Симон Мацкеплишвили.

Наличие циркулирующих в крови бактерий, или бактериемия, является крайне тяжелым осложнением некоторых заболеваний, и может приводить к серьезным последствиям – сепсису или даже септическому шоку, с высокой вероятностью смерти. Ничего подобного у 30 обследованных пациентов не было.

— В группе испытуемых только два человека относительно тяжело болели ковидом, остальные – достаточно легко. А если в крови у пациента есть, к примеру, ацинетобактерии или стафилококки, как написано в статье, то человек должен был бы иметь сепсис.

Нет ничего удивительного в том, что при любой серьезной вирусной инфекции кишечный барьер нарушается. Мы прекрасно знаем, что вирус SARS-CoV-2 имеет тропность к эпителию кишечника (заражает клетки, выстилающие желудочно-кишечный тракт, — прим. ред.), поскольку на их поверхности расположено большое количество рецепторов АПФ-2.

Но даже, если бы это была другая инфекция, не коронавирусная, а, скажем, вирусный гастроэнтерит как последствие ротавирусной или энтеровирусной инфекции, — то все равно последствия для желудочно-кишечного тракта были бы практически такими же.

Но иммунная система стоит на страже и не пропускает в кровь никакие бактерии. Поэтому, говорить, что при ковиде бактерии попадают в кровь и это способно провоцировать цитокиновый шторм, — я с этим совершенно не согласен.

ПОСТКОВИДНЫЙ СИНДРОМ — ЖЕСТОКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

— Симон Теймуразович, сейчас мы уже знаем о том, что существует «постковидный синдром», и помимо долгой астении – слабости, упадка всех сил организма, в этот синдром включают еще много чего, и в числе прочего – сложности с питанием и пищеварением. Действительно ли после ковида с пищеварением не все в порядке?

— С моей точки зрения, на сегодняшний день выявление постковидного синдрома и его правильное лечение не менее важно, чем лечение самого ковида. Коронавирусную инфекцию во всем мире перенесли более 135 миллионов человек, и подавляющее большинство этих людей, к счастью, выжило и выздоровело.

Но, несмотря на то, что болезни вроде уже и нет, многие не чувствуют себя полностью здоровыми. У кого-то нарушен сон, у кого-то головные или мышечные боли, большое количество аритмий и расстройств сердечно-сосудистой системы, а у кого-то проблемы с желудком и кишечником. Таким образом, постковидный синдром включает в себя очень широкий спектр симптомов, на первый взгляд не связанных друг с другом.

ВАЖНО! Чем легче человек переболел, тем дольше у него длится постковидный синдром, уверен эксперт.

— Среди симптомов – и длительное повышение температуры до 37,1 – 37,2, иногда по несколько месяцев. С одной стороны, все эти симптомы связывают с хроническим воспалением, но сейчас мы приблизились к разгадке самой сути постковидного синдрома, и более того, мы близки к разгадке того, как его лечить, — говорит Симон Мацкеплишвили.

– Я вхожу в состав международной группы, которая включает ученых со всего мира, в ближайшее время мы опубликуем научную статью на эту тему. Способ лечения постковидного синдромы мы будем апробировать в Каролинском институте в Стокгольме, в том самом, который присуждает Нобелевские премии по медицине.

Мы сотрудничаем с университетом Джона Хопкинса в США, с университетом Кейптауна в ЮАР. Конечно, мы будем лечить постковидный синдром по этому протоколу у нас, на базе медицинского центра МГУ.

В МГУ ЗНАЮТ, КАК ВЫЛЕЧИТЬ ЛЮДЕЙ ОТ ПОСЛЕДСТВИЙ КОВИДА

ВАЖНО! 80 % перенесших ковид людей не возвращаются к тому уровню здоровья, который у них был до болезни. Им нужно постепенное восстановление. Примерно половина последствий постковидного синдрома обусловлена психологическими причинами, пережитой шоковой травмой.

— Однако мы видим и много серьезных изменений со стороны дыхательной системы, у некоторых людей развивается фиброз легких (разрастание соединительной ткани замещающей нормальную ткань легких, — прим. ред.), есть неврологические проявления, кожные проявления, желудочно-кишечные, нарушения деятельности сердечно-сосудистой системы, изменения на энцефалограмме и МРТ головного мозга, — говорит Симон Мацкеплишвили.

По словам специалиста, таким людям не мерещатся различные симптомы — они действительно нездоровы.

— И именно это состояние мы смогли очень логично объяснить, с учетом специфического взаимодействия коронавируса с организмом человека. Мы уже готовы представить научной общественности свое понимание этого процесса. Мы предложим новый диагноз, и главное – лечение этого состояния.

Причем, как и в случае с лечением самого ковида, которое мы разработали в клинике МГУ, — это будут препараты, проверенные годами и десятилетиями, определенная комбинация которых должна в этой ситуации помогать.

Совершенно так же, как мы лечили ковид – дексаметазоном, антикоагулянтами, спиронолактоном, — препаратами, которые используются уже 40 – 50 лет, так же мы предложим комбинацию известных и практически безвредных препаратов, которая должна излечивать постковидный синдром, — подытожил эксперт.

Оксана НАРАЛЕНКОВА

kp.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован