Сын плотника Гагарин

Сегодня — 60 лет со дня первого полета человека в космос

Эта фотография взята с официального сайта вот уж действительно «иностранного агента» — Центрального разведывательного управления США.

Вряд ли они заявят об «авторских правах»: во-первых, сами рассекретили, во-вторых, сами не соблюдали, когда 12 апреля 1961 года американские станции на Аляске и Гавайях перехватывали сигнал с изображением первого советского космонавта, передаваемый бортовой камерой.

Наверное, таким впервые увидел Юрия Гагарина президент США Джон Кеннеди, которому, согласно бюллетеню ЦРУ доложили: «Из предварительного анализа следует, что Советы успешно вывели на орбиту и вернули человека из космоса на спутнике XI, запущенном с Тюра-Тама [Тюратам — железнодорожная станция, „Байконур“ ещё не знали] примерно в час ночи. Имеющиеся данные указывают на то, что капсула приземлилась неповрежденной через 100−110 минут после запуска между Саратовым и Сталинградом…»

Существует историческая байка, как той апрельской ночью (разница во времени) корреспонденты «Си-би-эс» дозвонились до научного советника американского президента Джерома Уиснера с требованием немедленных комментариев, а тот спросонья брякнул: «Хотите что-то услышать? Мой ответ — все ещё спят!» На следующий день некоторые Штатные газеты вышли со ссылкой на его слова, но с заголовками, вроде «США проспали русских».

Тем не менее, поздравления Кеннеди прозвучали очень быстро, ведь кроме политического этикета следовало продемонстрировать и осведомлённость, мол, Америка в курсе, Америка знает, что там Советы сейчас затевают: «народ Соединённых Штатов разделяет удовлетворение народа Советского Союза. Искренне желаю, чтоб в дальнейшем наши страны познавали космос вместе…»

Насколько искренним был Кеннеди в своём пожелании, никто не узнает, но имеется версия (выдвинутая там, а не здесь) — конкретно он запретил визит первого космонавта в США. Известно, что Юрий Алексеевич совершил не менее 30 зарубежных поездок, включая Великобританию и Канаду, то есть проблема не в советском запрете на посещение «капиталистических стран».

Отвечая на вопрос журналистов ВВС, где на Земле он намерен побывать, Гагарин дипломатично ответил: его пригласили «многие государства, но США в их число не входят». Может, конечно, Кеннеди самолично и не запрещал, но точно у президента США имелись все возможности пригласить и организовать поездку.

Это ни разу не упрёк, американцы реагировали на «первого космического человека» со смешанными чувствами, когда удивлённый оптимизм быстро сменился встревоженным пессимизмом. От: «Гагарин заслужил навеки уникальное место в хрониках исследований» — The Washington Post. До: «Есть ли у нас какой-либо шанс догнать русских?» — Newsweek.

Между прочим, не СССР, а Америка 29 июля 1955 года объявила официальный старт «космическому соревнованию» устами пресс-секретаря президента Эйзенхауэра Джеймса Хагерти: США непременно ПЕРВЫМИ запустят искусственный спутник к Международному геофизическому году (1958). Но 4 октября 1957 года мир услыхал советские сигналы. Поэтому Кеннеди на полёт Гагарина произнёс и другую фразу, дескать, надоело приходить в этой гонке вторыми.

Американцы тогда отреагировали более чем серьёзно, например, созданием Агентства передовых исследовательских проектов Министерства обороны (ARPA). Через 10 лет ARPA составит техзадание и профинансирует проект «распределённой информации на случай ядерного удара», названный ARPANET — прародителя Интернета.

А в «настоящесть» ядерной угрозы по своей территории, в США прочувствовали — нет, не после советских испытаний атомного оружия — а после полёта Гагарина: «убедительное свидетельство, что по сравнению с Соединенными Штатами Советский Союз обладает гораздо более мощными ракетными двигателями, пригодными для запуска межконтинентальных баллистических ракет», — The New York Times 13 апреля 1961 года

С одной стороны, вроде бы нет ничего хорошего в подобной конкуренции. С другой — эта «гонка» в конечном счёте привела к открытию и космической, и информационной эпохи человечества. Наверное, иностранцы, подметившие, что Гагарин тоже «сын плотника» в своей аллюзии к другому сыну плотника были не так уж и не правы…

Но я не о прошлом, а о будущем. Помните знаменитую фразу Путина, переформулированную: «СССР не производил ничего, кроме галош». Полностью она звучит иначе: «…всё, что мы производили, было никому не нужно… наши галоши никто не покупал, кроме африканца, которому нужно было по горячему песку ходить». Между «всё, что мы производили» и «СССР ничего не производил» — разница существенная, не отменяющая, правда, уничижительности.

Однако почему «производимое нами», должно быть кому-то «нужно», кроме нас самих, если не пользоваться логикой торгаша? Бесспорно, Советский Союз имел проблемы с качеством определённых товаров и ассортиментом. Только кроме их выпуска и улучшения имелись ещё и другие проблемки: от ликвидации безграмотности до разработки новых месторождений, с перерывом на войну.

Нонеча не то, что давеча: «зато мы делаем ракеты» обругано и обсмеяно, теперь мы рождены, чтоб деньги сделать былью. Побыстрее перевести ресурсы в цифры. Не дай бог чего — чисто «баблом» отобьёмся, вылечимся и спасёмся. Повысить зарплату российским футболистам раз в десять, и они уж точно выиграют Чемпионат мира, да? Хотя отдельное дурачьё по-прежнему сомневается.

Вон, маленькая Норвегия не захотела продать огромной Российской Федерации завод по производству дизельных и газопоршневых двигателей Bergen Engines. Потому что, говорится в заявлении норвежского правительства: «технологии, которыми обладает Bergen Engines, представляли бы значительный военно-стратегический интерес для России и повысили бы потенциал России».

То ли наша отечественная «фарца» (этимология от for sale «на продажу»): автоматы Калашникова 200-й серии в страны НАТО — пожалуйста! Зенитно-ракетные С-400 Турции — забирайте! Интеллектуальную собственность «Спутника V» — не жалко, сами-то в достаточном количестве не производим.

Здесь удивляются, зачем американцы хамят, как «никогда ранее». Так они тонко чувствуют, кому хамить и когда. Отчего-то не убеждают их ни «ракетные мультики», ни «послания Федеральному Собранию». Подражателям (покупателям) чужого не быть первыми — исключено по смыслу, а туземцев всерьёз никто не воспринимает.

Хоть и записано в книжечке: «Российская Федерация является правопреемником Союза ССР», по факту антисоветское государство, поливает грязью советское, при этом заимствуя у него при необходимости даже буквы. Чего вакцину «Спутником» назвали, российских неологизмов сопоставимого уровня не нажили?

Кстати, для всех любителей «лайфхака» взамен «совета», и «фактчекинга» супротив «проверки». Не, я понимаю, почему «компьютер» и не за то, чтоб называть галоши (опять галоши!) «мокроступами». Язык должен развиваться, обогащаться и т. д.

Однако на Западе «Спутник» известен лишь именем собственным в узком значении конкретного события. А про другие «летающие штучки» они говорят не sputnik, а satellite. Задумайтесь, туземцы!

Михаил СИНЕЛЬНИКОВ-ОРИШАК

svpressa.ru

Фото: предоставлено автором

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован