Вопрос Путину: «Лихие 90-е» — плохо. А сейчас хорошо?

Этапы большого пути к «светлому будущему»

Дикий капитализм неприемлем, потому что ведет к разрушению общества, государства и бизнеса, считает президент России Владимир Путин.

«Цель бизнеса, на первый взгляд, это извлечение прибыли, но нормальный современный человек, современный предприниматель понимает, что безудержное извлечение прибыли, такой голый дикий капитализм неприемлем абсолютно», — цитирует РИА «Новости» выступление главы государства на церемонии подписания генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, работодателей и правительством на 2021−2023 годы.

Все правильно сказал, едва ли кто тут может поспорить. А что на практике? Разве в реальности у нас не тот самый «дикий капитализм»?

— Говоря о мировоззрении президента, мы должны четко понимать одну вещь, — говорит политолог Андрей Дмитриев.

— Оно довольно сильно изменилось в области внешней политики и общего тренда в сторону консерватизма: ранний Путин был сторонником вступления России в НАТО и ЕС, пока не понял, что нас там никто не ждет. Кроме того, в отличие от начала нулевых годов, сейчас он видит себя хранителем определенных устоев, типа зафиксированного в Конституции «семья — союз мужчины и женщины».

Но что касается экономики он — верный ученик Собчака и Ельцина, не то что либеральных, а ультралиберальных воззрений. И все 20 с лишним лет на троне он нам это доказывает. Смотрите сами.

Основы экономики, построенной на переделе собственности путем кражи общенародного достояния в 90-х, остались неприкосновенными. Олигархия правит бал, правда, признавая безусловное политическое главенство нацлидера — гаранта их собственности. Это раз.

Социальные обязательства государства перед гражданами неуклонно сбрасываются им, от монетизации льгот до пенсионной реформы. Это два.

Сегодняшняя экономическая политика ставит в ее центр, не рабочего, не крестьянина, не изобретателя и даже не бизнесмена, а фискала, изыскивающего все новые способы изъятия денег из карманов сограждан (инициативы по налогам на самозанятых, на сбор грибов и ягод, на рыбалку и т. п.) Поэтому фискалы сегодня на коне. Это три.

Но периодически, особенно перед выборами, нужно говорить что-то приятное населению. Поэтому Путин рассказывает, что голый капитализм — это плохо. Ну, конечно. Это ж было в лихие 90-е, сейчас-то не так, сейчас-то капитализм одетый, и клыки его спрятаны под маской «эффективного менеджмента»…

Хотя, скажем, создать свободный профсоюз или организовать забастовку или выиграть суд у работодателя в сегодняшнем полицейском государстве куда сложнее, даже чем даже при недоброй памяти ЕБН. Говорю это, поскольку имею большой опыт общения с работниками, которые реально пытаются отстаивать свои права. Они бы Путину многое могли рассказать, только в Кремль их никогда не позовут.

Политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев считает, что в России очень невелик частный сектор, а государство занимает гипертрофированное значение в экономической сфере.

— Для оздоровления частного сектора было бы правильно проводить системную приватизацию госкомпаний. Мы же наблюдаем обратные процессы, когда государство, наоборот, поглощает новые компании на рынке, создавая неэффективные монополии. При государственном капитализме нас ожидает стагнация, какую мы переживали в советские годы.

В России не видят потенциала частной инициативы и малых предприятий, государство беспокоится только о крупных игроках на рынке. За последний год в России исчезло около 1 миллиона малых предприятий — люди закрыли свои ИП и ООО, оставшись без господдержки.

Государство это совсем не беспокоит, к мелким предпринимателям относятся как к второсортным и ненужным — как к тем, чьими интересами можно пренебречь. Малый и средний бизнес в России не рассматривают в качестве важного сегмента развития экономики, обладающего большим потенциалом. Его убивают налогами, штрафами и поборами. Это ярко показал локдаун, когда МСБ переживал сложные времена, ожидая господдержки, но, в итоге, не получил.

Во время локдауна малые предприятия вместо поддержки получили многочисленные проверки масочного режима, за что получали неподъемные штрафы. Это всё проводилось по палочной системе — от чиновников требовали собрать штрафы с тех, кто еле-еле выживал во время пандемии. Этому хищническому отношению к малому и среднему предпринимательству со стороны государства нужно положить конец.

Нужно обратить внимание на невыполнимые пандемийные требования Роспотребнадзора для бизнеса. В руках у Роспотребнадзора слишком большая власть. Нужно повернуться к людям лицом и вместе работать, а не использовать язык штрафов и запретов.

«СП»: — А что все же, по-вашему, Путин имеет в виду под «диким капитализмом»?

— Сложно понять, что он имеет в виду. Мы видим, что в России действует система «дикого госкапитализма», когда государство беспокоится об интересах 10−15 привилегированных госкомпаний. Заигрывание с темой национализации только ухудшит инвестклимат в России, который и без того переживает сложное время.

— По Конституции Россия — социальное государство, поэтому «дикий капитализм» у нас действительно неприемлем — и по моральным соображениям, и по закону, — уверен директор Института свободы Федор Бирюков.

— Само по себе государство призвано обеспечивать здоровый баланс различных интересов, заботиться о гражданах, «окультуривать» буйную экономическую стихию. И когда «невидимая рука рынка» слишком глубоко залезает в карманы граждан, государство должно ее оттуда вынимать.

Регулируемый рынок, сочетание капиталистических и социалистических элементов давно являются реальностью и во многих западных странах, где в свое время процветал как раз «дикий капитализм». На смену преобладавшим когда-то частным интересам крупных собственников, а потом и монополий пришли национально-социальные интересы. Такова логика развития современных государств в принципе.

Российский социально-экономический уклад является очень неоднородным, гибридным по сути. Отказавшись от советского социализма, Россия прошла этап либерально-монетаристский, а затем стала развиваться в парадигме государственного капитализма, где ведущую экономическую роль играют правящая бюрократия и немногочисленный класс олигархов.

В этой среде довольно живучи как раз «дикие» нравы, выражающиеся то в дикой коррупции, то в не менее дикой антисоциальной экономической политике. А платить, в конце концов, за эти игры зверей приходится гражданам России. Это нам с вами нагло недоплачивают за наш труд, мы переплачиваем за все из-за постоянно растущих цен и инфляции, за наш счет оплачивается весь этот «банкет» для чиновников и крупных бизнесменов.

Современную российскую экономическую модель только условно называют «либеральной». На самом деле она является VIP-системой, «только для членов клуба». И это также является атрибутом «дикого капитализма».

Самая негативная черта российской экономики — чудовищно низкая стоимость труда россиян. Убогие зарплаты и пенсии, отсутствие эффективных и независимых профсоюзов. Вот это и есть сегодняшняя Россия — богатейшая страна с очень бедным населением.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован