В России снова обсуждают введение прогрессивного подоходного налога

За этой дискуссией может скрываться желание повысить НДФЛ для всех россиян

Ученые Российской академии наук предложили увеличить ставку налога на доходы физлиц (НДФЛ) для состоятельных граждан, а малоимущих полностью освободить от уплаты этого сбора.

Экономисты считают, что это удовлетворило бы запрос населения на более справедливое распределение доходов и повышение уровня жизни, бизнесу помогло бы увеличить спрос на товары и услуги, а государству — сократить число людей, нуждающихся в соцподдержке.

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук (ИНП РАН) Александр Широв, комментируя предложение, заявил, что прогрессивная шкала налогообложения стала бы компромиссом в этой ситуации. При повышении ставки НДФЛ для наиболее обеспеченных граждан с нынешних 13−15% до 20%, 25% и 31% прирост ВВП страны может составить 1,3%, 2,2% и 3,3% соответственно.

«Новая система подоходного налога обеспечит более высокие темпы экономического роста за счет стимулирования спроса основной части населения», — говорится в предложении сотрудников ИНП РАН правительству РФ.

О введении прогрессивной шкалы подоходного налога в российском экспертном сообществе говорят давно. С 1 января 2021 года в этом направлении впервые был сделан маленький шаг в виде увеличения ставки с 13% до 15% на доходы, превышающие 5 миллионов рублей в год или 416 тысяч рублей в месяц.

В то же время, у идеи прогрессивного НДФЛ нашлись и противники. В частности предложение ИНП РАН раскритиковали представители бизнес-сообщества. Владелец инвестиционно-девелоперской компании Styness Максим Лалакин заявил, что работодателям придется вернуться к зарплатам в конвертах, чтобы избежать дополнительных выплат, член генсовета «Деловой России» Алексей Мостовщиков посчитал, что повышение налогов воспримется негативно, поскольку «качество госуслуг останется на том же уровне».

Еще один вопрос возникает с тем, кого именно считать «обеспеченным» россиянином. Если НДФЛ в 31% коснется только миллиардеров-олигархов, это одно дело, а если мелких предпринимателей с доходом в несколько миллионов в год или обычных работников с зарплатой чуть выше среднего — совсем другое.

А, главное, как бы все эти социально справедливые инициативы не свелись в итоге к всеобщему повышению налогов, мол, вы же хотели больше перераспределения благ на социальные нужды, так извольте за это заплатить.

Отметим, что с 1992 по 2000 годы в России существовала прогрессивная шкала налогообложения. В 1992 году было семь налоговых ставок, минимальная из которых составляла 12%, а максимальная — 60%. Чтобы решить проблему ухода предприятий от уплаты налогов и серых схем, в 2001 году была введена единая 13-процентная шкала налогообложения. Но практически сразу же начались и призывы к возврату прогрессивного налога.

В большинстве развитых стран Запада прогрессивная шкала налогообложения существует давно и показала себя вполне эффективной. Одна из самых высоких максимальных ставок НДФЛ установлена в Швеции — 61,85%. В Дании она составляет 55,8%, в Германии — 47,5%, в Китае, Великобритании, Испании, Франции и ЮАР — 45%, в США — 37%.

В последние годы все больше экономистов говорят о том, что возвращение к прогрессивной шкале налогообложение в России неизбежно, а дополнительные налоги на сверхбогатых россиян помогут решить множество социальных проблем.

Плоская шкала сыграла свою роль, однако при современном развитии технологий и цифровизации технически обеспечивать прогрессивный НДФЛ не сложно. А как рассказал «СП» экономист, управляющий директор инвестиционно-образовательного центра Trade 123 Владимир Рожанковский, геополитический фактор лишил противников прогрессивной шкалы одного из главных аргументов.

— Складывается впечатление, что окружение президента и сам Владимир Владимирович изначально были непримиримыми противниками прогрессивной шкалы. Их основной нарратив сводился к тому, что если мы сделаем прогрессивную шкалу, все богатые люди убегут из страны и перенесут капиталы на Запад.

Но с тех пор очень многое поменялось. На данный момент большинство этих людей находятся в санкционных списках. И даже для тех, кто в списки пока не попал, просто открыть счет в западных банках стало очень сложно. Это не просто предположения, а истории, которые я постоянно слышу из первых уст. Поэтому сегодня версия о том, что если мы сделаем прогрессивную шкалу НДФЛ, из России убегут капиталы, не выдерживает никакой критики.

Капиталу некуда бежать, крупный российский капитал стал токсичным, его не хотят видеть не только в Западной Европе и США, но даже в Китае. Так что аргументация противников в текущей политической конъюнктуре сильно ослабла, поэтому и к теме прогрессивной шкалы НДФЛ все чаще возвращаются.

«СП»: — Не сведется ли все это к тому, что налоги повысят не только для сверхбогатых, но и для остальных категорий населения, автоматически зачислив всех, кроме самых бедных, в «состоятельных»?

— Нам не нужно изобретать велосипед. В большинстве развитых стран мира, в том числе в либеральных и не социально ориентированных США долгие годы успешно существует прогрессивная шкала налогообложения. Она ярусная, то есть учитывает людей с разными доходами от самых маленьких до самых высоких. На первом ярусе находятся люди, которые получают до 42 тысяч долларов в год. Они полностью освобождаются от налогов, и в этом есть колоссальный смысл.

В России тоже нужно сделать этот первый ярус. Потому что получается, что в конце года люди бегут срочно платить за свои квартиры по кадастровой стоимости 5−10 тысяч рублей, а им положены налоговые вычеты на ту же сумму. Зачем гонять эти деньги туда-сюда, плодить документооборот? С точки зрения Налоговой выгода только в том, что налог они получают сразу, а вычет дают в течение года. Но это сомнительная выгода. То же самое и с различными социальными выплатами, за которые малообеспеченным россиянам приходится биться с чиновниками.

Необходимо просто разделить россиян по годовому доходу на 4−5 групп. Если он у семьи меньше, допустим, миллиона рублей, она освобождается от налогов. Вторая ступень — люди, которые могут позволить какие-то личные приобретения, они могут платить 13%, как сейчас и так далее. Критерии должна разработать комиссия из представителей ФНС, Минфина, Счетной палаты.

Все это должно обсуждаться, но как я уже сказал, ничего изобретать нам не нужно. Достаточно воспользоваться европейскими лекалами, которые уже опробованы, успешны и эффективны.

Меня удивляет растерянность наших чиновников при обсуждении шкалы НДФЛ, которые задаются вопросом, будет ли работать эта шкала или не будет, и кому нужно повышать налоги. Все уже проверено, нужно просто подогнать цифры под российские реалии. Потому что многие законы у нас делаются наспех и не учитывают детали, так как законодатели просто не знают, как у нас живут люди.

«СП»: — А что насчет опасений, что после введения прогрессивной шкалы бизнес уйдет в тень?

— Все эти дебаты нужны, чтобы имитировать активную деятельность. Хотя на самом деле нужно просто принимать прогрессивную шкалу, а потом обсуждать конкретные цифры. Что значит аргумент: «А вдруг кто-то начнет неправильно сообщать свой доход»? Если человек начнет неправильно сообщать свой доход, то его судят и он оказывается в тюрьме, вот и все. При чем здесь прогрессивная шкала налогообложения?

Но у нас депутаты умудряются свернуть дискуссию именно в эту плоскость, потому что они понимают, что этот закон затронет их лично. И у них неплохо получается, многие этому верят.

Профессор кафедры финансового менеджмента, д.э.н. РЭУ имени Г. В. Плеханова Константин Ордов считает, что риски у дискуссии вокруг прогрессивной шкалы НДФЛ все же есть.

— Чего не хватает этому предложению — это прозрачности и ясности того, от каких уровней предлагается та или иная налоговая ставка. Если говорить, что повышенная ставка должна начинаться у россиян с доходами больше, чем у половины населения, то это медианное значение у нас соответствует 37 тысячами рублей.

Получается, человек с зарплатой в 40 тысяч рублей будет считаться средним классом и для него будет введена повышенная ставка по НДФЛ, что само по себе абсурдно. Как всегда, дьявол кроется в деталях. Если вопрос будет поставлен таким образом, то противников этого нововведения появится сразу и много.

Второй момент в том, что нужно понимать, каких целевых показателей мы хотим достигнуть, повышая налог. Хотим ли мы увеличить пенсию в полтора раза, поднять пособия по безработице, прожиточный минимум и на сколько? Все налоговые новации должны быть результатом финансовой математики, а не сводиться к желанию собрать дополнительные деньги, а потом решать, на что их потратить.

Мы и так увидели, что в период кризиса резервный фонд России вырос в абсолютной величине. Сказать, что денег нет и поэтому срочно нужно собирать дополнительные доходы, нельзя. Это будет просто изъятием средств из экономики.

Американцы сейчас обсуждают очередной план прямой финансовой помощи, чтобы поддержать платежеспособный спрос, а мы обсуждаем очередное повышение налогов, которое спрос сократит, если только мы раздадим эти деньги в полном объеме в экономику.

А судя по резервному фонду, склонности инвестировать дополнительные деньги в экономику у наших властей отсутствуют. Прогрессивный налог действительно может быть финансовым ресурсом для решения социальных проблем, но каких именно и в каком объеме пока до конца не понятно.

Мария БЕЗЧАСТНАЯ

svpressa.ru

Фото: globallookpress.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован