Попова: Люди могут быть переносчиками нового штамма птичьего гриппа

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) назвала вспышку коронавируса пандемией 11 марта 2020 года. С этого момента прошел год.

О том, как Россия ведет борьбу с коронавирусом, какие уроки были из пандемии извлечены, чего ждать в будущем и произойдет ли вспышка птичьего гриппа, в интервью ТАСС рассказала главный государственный санитарный врач РФ, глава Роспотребнадзора Анна Попова.

— Анна Юрьевна, сегодня год, как мир живет в условиях пандемии коронавируса. Что дал вашей службе этот год в плане опыта, в плане наработок? Ну и естественно, самый главный вопрос, который всех волнует: когда все это закончится?

— Да, сегодня в самом деле год с момента объявления Всемирной организацией здравоохранения пандемии, но для нас эта ситуация началась раньше, 31 декабря 2019 года, когда впервые только стало известно о том, что Китай объявил о необычной пневмонии, атипичной пневмонии, как тогда было сказано, в Китайской Народной Республике, в Ухане.

И ровно с этого момента мы начали свою работу по защите территории Российской Федерации, граждан Российской Федерации от неизвестного тогда еще вируса, который, сначала говорили, не имел свойств передаваться от человека к человеку, потом оказалось, что передается, да еще как. А когда в первые дни нового года были опубликованы результаты полногеномного сиквенса, ученые сразу сделали тест-систему и приступили к разработке вакцины — и сегодня она есть.

Это очень важный год, год, наверное, изменивший планету. Изменивший планету, возможно, изменивший систему ценностей, потому что все локдауны, все карантины, которые были введены, дали очень остро ощутить важность человека в социуме, важность нашего общения, острую необходимость видеть родных и близких не только на экране. Это такие, вы знаете, новые знания, которые еще нужно осмыслить.

Ну и конечно, год заставил нас действовать очень быстро, порой стремительно, но вместе с тем действовать исключительно обдуманно, исключительно на основании анализа огромного массива данных, на основании мнений экспертов — они иногда были прямо противоположные, я говорю сейчас об экспертах, которых слышал президент Российской Федерации.

Я напомню, что были совещания, когда президент собирал ученых — и не одно такое совещание было — и интересовался их мнением. А когда председатель правительства, собирая координационный совет, проводил шестичасовые совещания с учеными, чтобы разобраться, — это, конечно, великое умение.

Не только наличие этого умения услышать, понять, разобраться, вникнуть, и все это сделать за короткое время, но и скоординировать всю систему управления для решения одной цели, одной задачи позволяет нам сегодня уже более-менее спокойно анализировать, делать выводы и реализовывать все эти уроки, которые мы извлекли.

Новые инфекции были и есть. Вот сегодня она, пришедшая, такая. Наверняка и еще будут. Мы так поменяли мир вокруг себя, мы так быстро мигрируем, так быстро осваиваем новые территории, вырубая леса и, так сказать, обнажая новые вирусы, лишая их привычной жизни, уклада и заставляя их действовать в новом направлении, иногда направляя эти вирусы прямо на человека.

Новый технологический уклад, новые возможности синтетической биологии, когда вирус можно собрать практически в гараже, — все это говорит о том, что риски есть и они будут увеличиваться. Но вот научиться защищаться от них, не допустив их в популяцию, мы говорим о людях в Российской Федерации, — вот это наша главная задача, и сегодня у нас новые знания, как это сделать.

— А какой ваш прогноз все-таки по ситуации с коронавирусом?

— Сегодня он самый оптимистичный, потому что есть вакцина. И не одна. Российская Федерация — единственная страна, где есть три вакцины на разных платформах, разработанные учеными отечественных государственных научных учреждений. Поэтому это очень обнадеживает.

Ну а если говорить о вирусе, то скорее всего — я говорю об этом уже не в первый раз — он становится сезонным, он переходит в привычный для коронавирусов период, а семейство коронавирусов достаточно большое. Мы видели их в разных вариантах, но вот такой опасный для человека, так широко распространившийся пока впервые. Поэтому мы ждем серьезных, возможных осложнений в осенний период, если мы вдруг почему-либо не успеем привить то количество населения, которое есть.

Но стоит задача привить, создать такую прослойку в обществе, которая не даст распространяться вирусу, это сегодня очень важно. От решения этой задачи зависит и прогноз.

— Помимо коронавируса, к сожалению, мир по-прежнему еще сталкивается с другими вакциноуправляемыми инфекциями — корью, краснухой и многими другими. Защищены ли мы от них в большей степени, существует ли какой-то риск для нас?

— Я хочу сказать, что прошедший год показал, что мои прекрасные соотечественники, люди, которые живут в Российской Федерации, — может быть, оттого, что они больше знают, может, оттого, что они больше интересуются, активны или исторически больше читают, — очень хорошо понимают все риски. Хорошо объясненные, правильно донесенные риски или угрозы воспринимаются ими.

Посмотрите, сегодня все ходят в масках, все привились от гриппа. Когда стало понятно, что нужно защититься от гриппа, потому что микс двух инфекций будет страшным, во-первых, наша промышленность сделала столько вакцины, сколько нужно, а во-вторых, люди привились. И хочу сказать, что на сегодняшний день в Российской Федерации очень высокий уровень иммунизации от инфекционных болезней, которые заложены в наш национальный календарь прививок.

У нас все планы выполнены по профилактике кори, по профилактике паротита, дифтерии, краснухи, полиомиелита. То есть страшные болезни, о которых мы не забыли в прошедшем году. У нас все планы выполнены. Всемирная организация здравоохранения высказывает опасения, о которых сейчас говорят очень громко, что после этой эпидемии в связи с тем, что не прививали какое-то время ни детей, ни взрослых, мы можем получить осложнения по другим инфекциям.

Вот в Российской Федерации этого произойти никак не должно, потому что уровень иммунизации мы сохранили высоким, но для этого, конечно, пришлось поработать всем звеньям системы здравоохранения и моим коллегам в Роспотребнадзоре. Но вот на сегодняшний день результат ровно такой.

— Если продолжать разговор о неприятных болезнях, таким печальным открытием уже этого года стал случай заражения человека птичьим гриппом. Что это означает для всех нас? Грозит ли это новой пандемией? Возможно ли впоследствии, что этот вирус начнет передаваться от человека к человеку?

— Михаил, не соглашусь с вами, это не печальный случай. Это не печальный случай, это случай открытия мирового уровня, которое сделали российские ученые, ученые “Вектора”, которые смогли увидеть этот переход впервые в мире до того, как этот вирус стал особо патогенным для человека и стал передаваться от человека к человеку.

Прогноз о том, что это случится, имеет достаточно высокую степень вероятности. Это скорее всего случится. Коллеги говорят, что здесь вот та зона, где эта мутация происходит, очень подвижная, и мутация там продолжается. Но мы увидели это раньше, чем наступила беда. У нас есть время подготовиться: сделать тест-систему, сделать вакцину и наблюдать за ситуацией. Не понадобится — вот это будет уже счастливый случай. Но если понадобится, мы будем готовы. То есть мы смогли увидеть и предупредить все мировое сообщество о том, что угроза есть. Не когда она уже реализованная наступила, как было в случае с испанкой 1918 года, гонконгским гриппом 1969 года.

А ведь мутации в вирусе были описаны еще в 1963, 1965 году, о том, что там меняется, что будет хуже. Но однако же к 1969 году человечество не успело подготовиться. То же самое с высокопатогенным гриппом, со свиным гриппом 2009 года. Видели чуть раньше, но меры начали принимать только тогда, когда люди стали тяжело болеть.

В этом случае все совсем по-другому: мы увидели, что может измениться, причем с крайне тяжелыми последствиями для человечества, и об этом предупредили вовремя. Я думаю, что здесь вот большой научный результат и результат всей системы.

Потому что для того, чтобы такой результат получить, нужно было мониторировать плотно, что мы и делали с центром “Вектор”, институтом системы Роспотребнадзора. Мы делали это по всей стране. У нас 100 наблюдательных лабораторий в стране. Поэтому это результат закономерный, и он очень важен.

— Прошедший год действительно показал, насколько необходима эпидемиологическая служба. Я знаю, что за прошлый год вы существенно обновили нормативную базу. Это защитит нас от будущих пандемий?

— У нас было два объема изменения нормативной базы. Первый шел в рамках административной реформы. Мы готовились начиная с 2018 года к тому, что весь объем нормативных регулирующих документов: санитарные правила и нормы, СанПиНы, государственные нормативы по содержанию тех или иных веществ в разных средах — должны быть приведены к данным сегодняшнего дня, должны быть актуализированы.

Но мы замахнулись на большее, мы провели полную кодификацию всех нормативных ведомственных актов Роспотребнадзора. Все эти документы приняты, все эти документы вступили в силу, за исключением одного, касающегося эпидемиологических вопросов. Он уже принят, но вступит в силу с 1 сентября. И у нас ни по одному из направлений нет правового вакуума, у нас все логично замещается одно другим.

И хочу, пользуясь случаем, сказать огромное спасибо и своим коллегам, и сотрудникам наших научно-исследовательских институтов, в основном они пишут это. Потому что эта нормативка обоснована учеными, ну и конечно же, теми, кто работал вместе с нами из различных сфер экономики. Потому что все это было согласовано и обсуждалось не один раз в очень горячих спорах.

В принципе, мы закончили эту работу, мы пришли к консенсусу, не потеряв ничего важного для сохранения здоровья населения Российской Федерации. С 1 марта у нас новая нормативная база, которую нам еще нужно внедрить в целом обществе, но нормативы работают уже с 1-го числа.

— Минувший год скорректировал планы для всех нас. Понятно, что идет борьба с пандемией, но она ведь не отменяет национальные проекты, которые приходилось и приходится выполнять дальше. В частности, в вашем ведении “Чистая вода”, “Чистый воздух”, “Здоровое питание”, здесь удалось каких-либо результатов достичь?

— Конечно, мы уделяли и этому большое внимание несмотря на то, что были очень заняты и загружены пандемическими реалиями. Люди должны каждый день есть качественные продукты, пить чистую воду и дышать чистым воздухом. Да, все показатели, которые у нас стояли, но здесь дело даже не в показателях, все решения, которые мы должны были принять, мы приняли, и все действия мы реализовали.

Мы создали интерактивную карту, мы провели огромное количество исследований, мы не потеряли контроля за качеством питьевой воды. Мы отработали все жалобы, если они были, их в этом году было поменьше, и по части атмосферного воздуха. Что касается продуктов питания, это большая отдельная тема, мы провели все исследования, касающиеся питания в детских садах и школах в сентябре и продуктов питания на полках магазинов. Весь этот контроль оставался важным, актуальным, и весь он был выполнен в полном объеме.

— Анна Юрьевна, последний вопрос. После этого напряженного года можете ли вы уже запланировать свой отпуск?

— Ну, пока нет. Пока нет, и я очень хочу, чтобы все наши усилия уже текущего года и года прошедшего были отданы на то, чтобы граждане Российской Федерации получили право на отдых там, где они хотят это сделать. Ну, в первую очередь, конечно, в границах Российской Федерации. Ну, и если за их пределами, то чтобы такая возможность у них появилась.

Мы сейчас ставим себе такую задачу — организовать летний детский отдых так, чтобы он был возможным для максимального количества детей, насколько это будет возможным, и так, чтобы летний отдых наших сограждан тоже был безопасным в части ковида и всех остальных рисков, о которых мы уже сегодня говорили.

Вот эту задачу мы должны решить, а потом уже подумаем, когда сможем пойти в отпуск всем своим коллективом, который тоже без отпуска работает.

Михаил ПЕТРОВ

tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован