Сахару, маслу и картошке указы Путина — не указ

«Ручные» цены на еду будут рвать кошельки, как Тузик грелку

На фоне рекордного роста стоимости продовольственных товаров правительству РФ предстоит решать — продлевать или не продлевать соглашение с производителями и ритейлом о сдерживании цен.

При этом Центробанк усмотрел в ручном управлении ценами угрозу экономике: «Нерыночные методы регулирования в таких конкурентных сегментах, как рынки сахара и подсолнечного масла, искажают сигналы о состоянии спроса и предложения, которые несут в себе цены. Возникает риск локальных дефицитов, использования серых схем деятельности. Сужается поле действия денежно-кредитной политики, направленной на поддержание ценовой стабильности рыночными методами», предупреждает ЦБ РФ в февральском докладе.

Затея с госрегулированием не дала особого эффекта: 69% россиян считают, что указ президента Владимира Путина и усилия правительства не помогли сдержать рост цен на основные продукты в январе-феврале 2021 года. Таковы результаты опроса Исследовательского центра SuperJob.

По итогам января цены на продовольственные товары в годовом выражении увеличились на 7,03%. А рост потребительских цен на все товары и услуги составил за прошедшие 12 месяцев 5,2%, подсчитала аналитическая служба международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza.

В результате в январе продовольственная инфляция разогналась до пятилетнего максимума — выше она была лишь в январе 2016 года (9,18% в годовом выражении), когда российская экономика выходила из финансового кризиса.

Но до финала нынешнего кризиса еще явно далеко, а значит, главные ценовые рекорды еще впереди. И если госрегулирование вредит рынку, тогда что при такой «вилке» делать?

Безусловно, соглашение следует не просто продлевать, но и обновить с учетом уроков его текущей редакции, уверен доцент экономического факультета РУДН Сергей Черников:

— Сама по себе заморозка цен не может быть долгосрочным решением этих проблем, как и ужесточение карточных переводов, передача дополнительных полномочий ФНС и другие недавние нашумевшие действия экономического блока правительства.

Надо понимать, что цены растут в силу сочетания проблем, которые накапливались в экономике годами. Это не просто ситуативная аномалия. На себестоимость давят несколько ключевых факторов — курс рубля и соответствующий рост стоимости импортного сырья и комплектующих, рост ЖКХ и НДС, стремление торговых сетей переложить издержки на производителей, высокая стоимость кредитных средств, негативные ожидания. Для разных товаров сочетания факторов выглядят по-своему, но итог один — рост отпускных цен по экономике.

Однако обновленное соглашение может послужить поводом для начала серьезного переосмысления современного полумонопольного положения торговых сетей, например, через одновременное облегчение кредитной нагрузки и фиксацию максимальной наценки, или других осмысленных и, главное, комплексных мер по долгосрочному улучшению ситуации.

Цены в 2021 году все равно будут расти, вопрос только в контролируемости этого процесса и действий по лечению причин болезни, а не симптомов.

Что до финансовых властей, то, их позиция в последнее десятилетие, мягко говоря, не конструктивна. Они смотрят почти исключительно на инфляцию. Вся остальная экономика интересует исключительно как приложение к инфляции, причем второстепенное.

— Есть более точечные инструменты балансировки рынка: продовольственные карточки для наименее обеспеченных, сокращение количества посредников в цепочках поставок (вытеснение дистрибуторов и создание прямых отношений между производителями и торговыми сетями, особенно для локальных поставщиков), налоговые льготы на пищевую промышленность, — считает президент Русско-Азиатского союза промышленников и предпринимателей Виталий Манкевич:

— «Ручное управление» ценами — это самая крайняя мера, которая точно не является признаком успешности и эффективности экономической и социальной политики. Она вредна для экономики, мы уже видим снижение объемов производства сахара и подсолнечного масла, оптовики и сети жалуются о дефиците.

Дефицит — это путь к очередям и черному рынку с другими ценами. Нельзя приказать ценам не расти, но нужно разумно управлять экономикой, чтобы избегать резких колебаний цен.

В 2000-е цены росли еще сильнее, чем сейчас, но доходы росли опережающими темпами. Какая разница, что хлеб стал дороже на 15%, если доходы растут на 20−25%? Вместе с тем, текущий шок на продовольственном рынке связан с бюджетной политикой. Курс рубля управляемо снизили в угоду исполнения бюджета, в результате пшеница подорожала не на 30−35% в долларах как во всем мире, а на 50−60% в рублях.

Продовольствие начало дорожать везде, но больше всего этот процесс ударил по России из-за длительного вялотекущего падения доходов населения и регулярной девальвации рубля.

Получается, что сейчас налоговые льготы уходят «Роснефти» и «Газпрому», а бензин и газ для простых россиян только дорожают. В долгосрочной перспективе стоит заниматься диверсификацией экономики и развивать транснациональные несырьевые компании.

Это позволит снижать издержки и делать нашу экономику менее зависимой от цен на нефть и газ, а если она будет менее зависимой, то не придется каждые 3−4 года за счет девальвации рубля снижать уровень жизни всех россиян для балансировки бюджета.

На какое-то время «заморозкой» можно сбить социальную напряженность, но затем экономическая ситуация станет значительно хуже, — прогнозирует ведущий аналитик QBF Олег Богданов:

— Поэтому Центральный банк абсолютно справедливо указывает на то, что ручное управление ценами на продовольствие искажает реальную инфляционную картину и создает сложности при проведении денежно-кредитной политики.

При желании правительство вместе с Росстатом могут нарисовать любой уровень инфляции, однако последствия такого регулирования будут печальными. Производители начнут сокращать выпуск продукции, возникнет дефицит, начнут работать серые схемы.

Логика ценового регулирования неизбежно ведет к монополии внешней торговли, к национализации крупных торговых сетей, производителей продовольствия и потребительских товаров. Думаю, что эксперименты с регулированием цен пора заканчивать, в противном случае Банку России через пару лет будет уже нечего регулировать.

— Можно ввести целевой налог для бедных, который будет формироваться из налога на экспорт всего, что экспортируется из страны: одного процента от собранного, думаю, будет вполне достаточно для того, чтобы компенсировать бедным людям расходы в связи с подорожанием продуктов питания, — предлагает глава группы компаний «Верхнехавский элеватор» Антон Пермяков:

— Главное — необходимо развивать собственную экономику, чтобы люди зарабатывали достаточно много для того, чтобы рост цен сказывался на них столь же незначительно, сколь он сказывается на кошельке среднестатистического европейца, у которого доля расходов на еду в структуре затрат меньше, чем у россиянина, раза в три.

Иными словами, задача максимум — сделать экономику сильной, развитой и конкурентной. А задача минимум — оказать целевую помощь нуждающимся гражданам. Это многодетные семьи, инвалиды, одинокие родители, пенсионеры…

Я говорю именно о целевой помощи, потому что нецелевая будет разгонять инфляцию, а не способствовать снижению или стабилизации цен. Инструментов и источников финансирования для этого достаточно. Например, можно воспользоваться средствами, которые государство получит после введения таможенных пошлин на сельхозкультуры.

Если говорить о сумме этой помощи, то она должна быть соизмерима со степенью подорожания продуктов питания.

Валерий ЦЫГАНКОВ

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован