«Судьбу России будет решать молчаливое большинство»

Зарубежные СМИ о новых протестах в России

31 января сторонники оппозиционера Алексея Навального провели новые акции, на которых было задержано более 5 тыс. человек. Как иностранные СМИ отреагировали на протесты в России — в подборке издания “Коммерсантъ”.

Le Temps (Лозанна, Швейцария)

Блокировав крупные артерии и сразу же разогнав группы протестующих, власти помешали оппозиции вновь показать толпы, враждебные Владимиру Путину. Эту битву в информационной войне оппозиция проиграла. Но кадры полицейских зверств, например, полицейского, угрожающего толпе револьвером (в Санкт-Петербурге), или других, использующих электрошокеры, чтобы оглушить демонстрантов, не идут на пользу российской власти. Это насилие не транслируется по общественному телевидению, но как лесной пожар распространяется в социальных сетях.

Перекрывая главные артерии, а в случае с Москвой — весь центр города, (российские власти.— “Ъ”) вдохновлялись методами режима Александра Лукашенко в Белоруссии, к которым тот прибегает каждые выходные с августа прошлого года.

Растущая опасность для протестующих и похолодание могут ослабить волну гнева, вызванную арестом Алексея Навального. Но только если тот не будет приговорен к длительному тюремному заключению 2 февраля.

Il Giornale (Милан, Италия)

Что заставляет студентов и наиболее образованные классы в России бросать вызов правительственным запретам, рискуя столкнуться с физическим насилием, тюремным заключением и преследованием?

Ответ с каждым днем, с каждой новой демонстрацией становится яснее. По крайней мере, для части из них это не только вопрос убежденной приверженности политическому проекту Навального, но растущее осознание того, что в этом человеке… они нашли катализатор своей непереносимости по отношению к 20-летнему режиму…

Молодежь и образованные классы, отвергающие замшелые девизы власти — беспринципную мешанину правого военного национализма и советской ностальгии, которая привела к реабилитации Сталина в школьном курсе (истории.— “Ъ”), чувствуют, что им нечего терять и что они, как повторяет слоган, запущенный Навальным, «больше не боятся».

The Telegraph (Лондон, Великобритания)

Даже посреди русской зимы и под страхом избиения полицейскими или долгих лет в тюрьме тысячи протестующих вышли вчера на улицы во ходе самых масштабных демонстраций за всю постсоветскую эпоху… Российскому президенту прежде удавалось справиться с подобными протестами, потому что они в основном ограничивались участием активистов в крупных городах… Однако в условиях пандемии, которая обратила мировой экономический рост вспять, Россия страдает больше, чем другие.

Российский народ видит, что два десятилетия Путина у власти не принесли процветания и не сделали «Россию великой снова». Его главное преимущество в разобщенности оппозиции и в том, что у нее нет единого и ясного видения будущего России.

В попытках подавить демонстрации протеста Москва выставляет господина Навального «марионеткой» Запада, добивающегося подрыва России. Но эти протесты не о Навальном. Они — о конкретном человеке в Кремле.

The New York Times (Нью-Йорк, США)

В воскресенье Кремль провел самую устрашающую общенациональную полицейскую операцию в России за последнее время, стремясь подавить протестное движение, поддерживающее арестованного оппозиционера Алексея Навального, которое прокатилось по всей стране второй уикенд подряд.

Но демонстрация силы — включая закрытые станций метро, тысячи арестов и жестких задержаний — не смогла подавить беспорядки…

Масштабная полицейская операция — сигнал того, что Кремль боится, что господин Навальный сумеет объединить разрозненных противников Владимира Путина — от националистов до либералов и многих других, кто вообще не относится к какой-то определенной идеологии. Но вместе с тем демонстрация силы дала понять, что господин Путин не собирается отступать…

The Wall Street Journal (Нью-Йорк, США)

Демонстрация силы властями направлена на то, чтобы подорвать устойчивость народного движения, спровоцированного задержанием господина Навального 17 января… Протесты имеют особое значение для Кремля в преддверии парламентских выборов в конце этого года, поскольку они уже начали перерастать из движения исключительно в поддержку господина Навального в протестное движение более широких слоев населения, выражающих свой гнев по поводу падения уровня жизни и сокращения политических свобод.

The Times (Лондон, Великобритания)

Россия не на пороге революции. Однако протесты, которые проходят по стране в последние десять дней, позволяют думать, что внушительная доля населения очень недовольна ее руководством.

Конечно, эти митинги могут будоражить — шагать плечом к плечу с единомышленниками, скандировать «Россия будет свободной!» и чувствовать, что они уже на пороге какой-то победы. Возникает чувство настоящего товарищества, когда приходится уворачиваться от дубинок. У них в ушах звенят слова Алексея Навального, которые он сказал, когда его вели в тюрьму: «Я не боюсь и призываю вас не бояться».

Но правда в том, что у Кремля все еще много карт. В военном аппарате и аппарате безопасности нет трещин, количество митингов не слишком велико, парламентская оппозиция давно подавлена, а внешняя реакция слишком слаба, чтобы заставить чиновников и их бизнес-приятелей… бояться за свои тосканские виллы и особняки в Найтсбридже…

Путин уже не переживает по поводу глобального осуждения.

Лидера, чьи спецслужбы действуют необдуманно или нагло — или то и другое вместе,— пытаясь убить его самого ярого критика (Навального) или двойного агента в Великобритании (Сергея Скрипаля), не смутят несколько проломленных голов в Москве.

Но в долгосрочной перспективе у Кремля есть проблема… Более трети протестующих были маленькими детьми, когда Путин пришел к власти в 2000 году, или родились и прожили всю свою жизнь под его властью… В конечном счете судьбу России будет решать молчаливое большинство, убежденное, что альтернативы Путину нет…

Neue Zuercher Zeitung (Цюрих, Швейцария)

Московские власти сделали все возможное, чтобы воспрепятствовать запланированным, но не санкционированным (властями.— “Ъ”) протестам. У них это не получилось. Центр города вокруг Кремля выглядел так, как будто находится на осадном положении. Улицы, магазины и кафе были закрыты, как и несколько центральных станций метро — новшество для Москвы, напоминающее меры белорусских властей во время протестов прошлой осени.

Государство в последние дни абсолютно прозрачно дало понять, что не намерено вступать в диалог с недовольными. Повторяемая президентом Путиным мантра, что разрешено любое выражение мнения, пока оно находится в рамках закона, выглядит цинично в условиях все сужающихся политических рамок… Вероятно, все большая часть населения не готова терпеть это и не готова мириться с репрессиями со стороны государства.

Sueddueutsche Zeitung (Мюнхен, Германия)

Протесты в России никогда не остаются без последствий. В краткосрочной перспективе они приводят к арестам, в долгосрочной — к ужесточению законов. И всегда они приводят к вопросу о том, изменится ли что-то на этот раз и придется ли Владимиру Путину идти на уступки. Ответ таков: вероятно, не в этот раз и не в следующий, но когда-нибудь — да.

Закостенелую путинскую систему ждет испытание на прочность.

В воскресенье тысячи протестующих вышли на улицы российских городов. К чему приведет их недовольство, вероятно, не знает и сам Кремль. Разветвленный силовой аппарат реагирует на них привычной рутиной репрессий, это дает Кремлю кратковременную передышку, но в целом мало что меняет…

Хотя протесты не масштабнее, чем в прошлые годы — есть различия. Демонстранты кажутся более решительными и смелыми, они машут своему правительству золочеными ершиками, кидают снежки в полицейских. Некоторые отвечают насилием на насилие.

Осенью будут выборы в Госдуму. Тогда станет ясно, что думает российское молчаливое большинство. Не все, кто остается дома, довольны ситуацией.

kommersant.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован