Врач «скорой» прокомментировал запрет на сон, еду и чтение на работе

«Мы с таким контингентом иногда работаем, что, даже если и голоден, есть не захочется»

Министерство труда и социальной защиты РФ обновило правила охраны труда в медицинских организациях. Прокомментировать выдержки из нового документа “МК” попросил врача «скорой» Григория Бобинова из Санкт-Петербурга, известного как «Красный доктор».

— Врачам «скорой» запретили по пути на вызов спать, курить, принимать пищу и читать что либо, кроме медицинской документации.  

— Мы с таким контингентом иногда работаем, что, даже, если и голоден, есть не захочется, — говорит Григорий Бобинов. — Это в Москве и Санкт-Петербурге ситуация еще более-менее нормальная. А во многих регионах не хватает ни машин, ни медиков. Врачи и фельдшеры вынуждены работать на две ставки. И, если по всем нормативным документам, положено выезжать на 9, максимум — 10 вызовов, они вырабатывают все 25.

Им, порой, некогда зайти поесть и сходить в туалет. Естественно, кто-то будет перекусывать по дороге. Тут хочется сказать: вы обеспечьте сначала условия работы, согласно нормативным документам, а потом требуйте. Тогда никто не будет в машине есть, курить и спать.

Бывает, что врач едет пристегнутый в машине и просто вырубается. Я этот запрет «не спать» не понимаю. Сейчас, например, мы стоим ночью по 4-5 часов, чтобы сдать больного в ковидный центр.

— Чем, на ваш взгляд, обусловлен этот запрет?

— Наверное, когда «скорая» движется, врач следит за дорожной обстановкой. Если случится авария, он успеет сгруппироваться и получит менее опасные травмы. В этом логика, конечно, есть.

— Также врачам «скорой» запретили во время движения отвлекать водителя разговорами, подгонять его, принуждая повысить скорость, и самостоятельно включать сирены или мигалки.

— Мы водителю не можем приказать: «Включи мигалку и гони». Мы может его об этом попросить, а далее — на его усмотрение, потому что водитель отвечает за дорожную безопасность.

Ситуации, когда нужно нестись галопом — не часты. Например, когда у больного внутрибрюшное кровотечение. Это случается пару раз в год. А в остальных случаях мы стабилизируем состояние человека на месте.

Если больной нестабилизирован — его и везти не надо, потому что его состоянии при движении машины может ухудшиться. Получается, стабилизировали — повезли, не стабилизировали — продолжаем работать на месте.

У нас в машинах, на приборной доске, на «торпеде», есть специальные наклейки, где указано: не отвлекай водителя разговорами. Стараемся придерживаться этого правила.

— Близким разрешено сопровождать больного при условии, если число пассажиров окажется равным количеству мест в «скорой».  

— Это правильно, «скорая» едет быстро. Если сопровождающий не пристегнут, и при резком толчке, или при экстренном торможении, получит травму, ответственность будет нести организация.

Недавно в Лодейном Поле, в Ленинградской области, разбирался один случай. Главный врач снял машину «скорой помощи» с линии, чтобы отвезти пенсионеров в отдаленную деревню. Решил помочь старикам. Они набились в «скорую», как в маршрутку. Водитель возмутился, стал говорить, что не будет нарушать правила безопасности. Его обвинили в черствости, влепили выговор и уволили. Потом вмешался профсоюз, его восстановил на работе.

Теперь в правилах появился пункт: нельзя использовать санитарный транспорт не по назначению.

— В новом документе сказано, что при возгорании «скорой», медики обязаны эвакуироваться вместе с больным, отойти от машины на расстояние 10-15 метров и после этого вызвать экстренные службы.

— Мы были рядом с горящим автомобилем, и я вам скажу: 10-15 метров — это ничто. Мы были свидетелями, как человек горел в автомобиле, и его друзья пытались оттуда вытащить. Набрасывали на голову верхнюю одежду, пытались подойти в машине, но никто не смог. Даже в метрах тридцати ощущался сильный жар. Кто писал эти правила, видимо, никогда не был в подобной ситуации.

— Указано, что нельзя хранить лекарства без этикеток, с нечитаемыми наименованиями и в поврежденной упаковке.

— Для «скорой» этот момент мне непонятен. Мы вскрываем упаковки и напихиваем ампулы в специальные ячейки в пластиковый чемодан. Нам, что, четыре ящика с собой возить? Я как-то посчитал, если мы будем загружать все в упаковках, включая, аппаратуру и оборудование, нам не хватит салона «скорой».

— Еще любопытный момент, медикам запрещено пробовать препараты на вкус и запах.  

— Вероятно, был какой-то несчастный случай, кто-то попробовал препарат на вкус или запах и получил страховку, раз такое предупреждение внесли в правила. Может быть, были собраны случаи, по которым пришлось выносить судебные решения по инвалидности. Но ведь и в инструкции для микроволновки написано: запрещается сушить домашних животных. Кто-то ведь это сделал.

— Определенный запрет наложен и на одежду медиков: она не должна быть из синтетических материалов.  

— Это не ново, синтетика накапливает статические электрозаряды. Ты идешь по реанимации, где стоит кислородное оборудование, края одежды трутся, может возникнуть искра и взрыв. У нас тоже когда-то взорвался кислородный баллон, «скорую» вскрыло, как консервную банку. Хорошо, что в машине в тот момент никого не было.

mk.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован