Сергей Марков: «Навальный за решёткой навсегда, либо до революции» – Свободная Пресса

Почему оппозиционера нужно посадить и кто его хозяин

Политолог Сергей Марков продолжает комментировать «Свободной Прессе» ключевые события в России и за рубежом. Разговор будет о судьбе Навального, неумелом пиаре Кремля, планах Байдена и «беспартийной» политической системе России.

«СП»: — Сергей Александрович, мы неделю назад говорили о том, чего ожидать от этих митингов. Оправдались ли ваши ожидания? И какие выводы можно сделать?

— Абсолютно. Оправдались на 99%. Я даже сказал бы на 100, но просто, наверное, на 100 не бывает. Что произошло и чего мы ожидали, самое главное. Алексей Навальный по результату является безусловным лидером прозападной радикальной антипутинской оппозиции.

Не потому, что он такой сильный. Потому что его настоящие руководители, этого протеста, которыми являются спецслужбы США, Великобритании, других стран НАТО, они в ультимативном порядке требуют от всех признать его лидером.

Даже либералы в душе, которые ненавидят Навального за то, что у него фюрерские замашки, ненавидят Навального за то, что у него такие латентные нацистские взгляды, которые когда-то были открытые, за которые его выгнали из «Яблока». Их всех пинками заставляют пасть на колени перед Навальным, молиться на него, воздавать ему хвалы. Это первый важнейший результат.

На сегодня никто не в состоянии бросить вызов Алексею Навальному внутри российской радикальной антипутинской прозападной оппозиции. Все признали его фюрером настоящим оппозиции. Именно так его и надо называть. «Фюрер» потому, что у него совершенно очевидные фашистские акценты, которые проявляются в том, что он поддерживает квазифашистский режим в Украине, которые проявляются в том, что он против «Бессмертного полка» и не любит наших ветеранов (и сейчас даже пойдет под суд).

Второй результат — масштаб. В Москве — я повторю, что было в 2019 году — примерно где-то около 10−15 тысяч активистов. Вот они как были, так и остались. А по стране масштаб увеличился. Количество точек, где это происходит, увеличилось примерно на 40, наверное, по сравнению с тем, что было раньше.

В том числе, как и ожидалось, маленькие митинги и пикеты прошли во многих городах, даже в каких-то райцентрах и так далее. Это говорит не столько о распространенности протеста, сколько о том, что Россия — свободная страна. И у нас даже в таких маленьких городках люди не боятся выходить с пикетами, демонстрациями.

Третье — важнейший сдвиг произошел — это то, что сделали акцент на политическое насилие. Появились группы «боевиков», которые начали атаковать полицию. Сначала это, естественно, первые мягкие подходы, но потом это будет только развиваться. Нет сомнения, что «боевики» эти подготовлены. Подготовлены они, я думаю, большей частью на базах в Украине.

И конечно, здесь требуется от наших правоохранительных органов максимально выявить всех этих «боевиков» и… Речь идет о необходимости ареста и интернирования нескольких тысяч подготовленных «боевиков». Целей они не скрывают: постоянно проводить митинги по белорусскому сценарию, все больше дестабилизировать ситуацию и все больше стараться обрушить силовую вертикаль, прийти к власти.

Кроме этих митингов 23 числа важнейшее событие прошло 26 января, когда от имени «Большой семерки» по сути дела объявили официальную гибридную войну России, когда выпустили сверхжесткое заявление, в котором потребовали от российской власти грубо нарушить российские законы и освободить немедленно Алексея Навального.

А также прямо обвинили Россию в применении оружия массового поражения, в частности вот этого «Новичка», и потребовали, чтобы Россия свой суверенитет как бы ограничила и дала возможность на территории России проводить этим странам соответствующие инспекции, проверки и так далее. Все это, честно сказать, ожидалось. Это будет сейчас развиваться.

Тоже ожидалось, что будут по этому «дворцу» публиковаться какие-то расследования антикоррупционные, где будут обвинять лично Путина и других приближенных к нему людей в коррупции. Здесь надо прямо сказать, что им совершенно не удалось доказать, что это путинский дворец. Любой рационально мыслящий, порядочный человек прекрасно понимает, что это дворец не путинский.

Но при этом удалось добиться больших просмотров, плюс они еще и накрутили. По моим прикидкам, сейчас у них где-то в районе 80 миллионов просмотров, но, наверное, все-таки речь должна идти о цифре в 10 раз меньше. Там накручено — ну просто очень значительные масштабы просмотров.

Но самое главное — что было единственной неожиданностью — это совершенно невнятная политика властей, информационная, в связи с этим дворцом. Надо было рассказать давным-давно людям, кто является владельцем этого дворца.

Если не Путин, то кто конкретно? Они мямлят, ничего не могут толком сказать. Это, конечно, очень серьезный провал информационной политики, который приводит к тому, что противники Путина укрепляются в своих взглядах, а сторонники — теряют уверенность.

Потому что они не понимают: если дворец не путинский, почему нельзя назвать фамилию владельца? Провал очень существенный, который говорит о том, что очень серьезно коррозированы некие политически инструменты. Нам уже приходилось говорить о том, что, к сожалению, в таком анабиозе находятся, в искусственной коме такие политические инструменты, как «Единая Россия», Общероссийский народный фронт.

Но видно, что и те, кто отвечает за информационную политику, они тоже как бы ее не в состоянии проводить. Это проявление очень серьезной слабости со стороны власти. Это было серьезной новостью этой политически напряженной недели, которая фактически обозначила рекогносцировку «войск» накануне начала длительных «боевых действий».

«СП»: — Перейдем к международной политике. Прошел телефонный разговор Путина и Байдена. Какое впечатление на вас произвела та информация, которая у нас есть об этом разговоре?

— Я могу сказать по этому разговору, что там принято решение американцами положительное, очень правильное и очень хорошее по возобновлению договора о стратегических наступательных вооружениях.

Принято оно так быстро просто потому, что так сложились обстоятельства. 5 февраля заканчивается действие этого договора. Американцы вынуждены действовать достаточно быстро. Плюс Байден раньше об этом заявлял, что он за продление этого договора. И на примере этого договора он доказывал несерьезность Трампа.

Договор этот больше выгоден… Он всем выгоден, но чуть-чуть даже больше выгоден американцам. Поскольку Россия сегодня обогнала Америку в стратегических наступательных вооружениях немножко. Просто нужно понимать, что если у нас впереди конфликт с американцами, то мы к этому готовились, а американцы думали, что мы слишком слабы, и забыли это дело.

Плюс Байден это сделал под влиянием европейцев, которые очень боятся разрушения полностью системы ограничений стратегических наступательных вооружений.

Поэтому это ожидаемое решение. Хорошее, но очень ожидаемое. Я думаю, что хорошие новости на этом в основном и закончатся. Далее Байден предъявил Путину множество претензий, в том числе очевидно лживых и фейковых. Типа того, что Россия травила Навального, типа того, что Россия платила афганским полевым командирам, чтобы они убивали американских солдат.

Поэтому я бы сказал, что тональность разговора Байдена с Путиным соответствует тому факту, о котором я ранее сказал, заявлению министра иностранных дел стран большой семерки, по сути объявляющее России гибридную войну.

«СП»: — У нас все ближе выборы в Госдуму. И самая обсуждаемая тема сейчас — это объединение, которое скорее всего состоится — «Справедливая Россия», «Патриоты России» и политическая партия Захара Прилепина «За правду». Прокомментируете это объединение? «Единой России» придется считаться с новой партией?

— «Единой России» считаться с ними не придется. Их задача — преодолеть пятипроцентный барьер. Дело в том, что «Справедливая Россия» оказалась в очень опасной зоне, что она не преодолеет пятипроцентный барьер. Следует сказать, что ей почти перед каждыми выборами прогнозируют непреодоление пятипроцентного барьера, но все-таки рано или поздно это может произойти.

Плюс один из проектов Администрации президента, политическая партия «За правду» также выступила довольно слабо на региональных выборах и тоже продемонстрировала свою слабую готовность, способность преодолеть пятипроцентный барьер.

Вот два этих проекта, не преодолевающих барьер, сейчас сливают, чтобы дать региональные структуры «Справедливой России» и хорошо раскрученный бренд «Справедливой России», но наполнить его во многом новыми людьми, новым содержанием. По сути дела, это во многом смена людей в рамках «Справедливой России» на более таких брутальных, из движения «За правду» — это, прежде всего, ветераны войны в Донбассе.

«СП»: — Если говорить о «четырехпартийной» парламентской системе, которая сложилась в России, как вы считаете, каким образом будет преодолеваться ее наметившийся кризис? Обновлением самой «Единой России» или за счет создания снова и снова этих партий-проектов?

— «Единая Россия» на сегодня практически является партией Администрации президента. Она и не претендует ни на какую самостоятельность. Администрация президента выражает волю президента Владимира Путина. 95% популярности «Единой России» — это не популярность ее членов, а популярность Путина. Более того, члены «Единой России» даже, я бы сказал, уменьшают ее популярность.

Если бы там вообще никого не было бы, а просто было бы написано «Путин», то у «Единой России» была бы популярность больше, чем она есть с ее членами. Поэтому это, конечно, ответственность Администрации президента. Она должна как-то перепозиционироваться.

В то же время если говорить о людях, которые есть, то там много качественных людей. Там много людей с оригинальными мыслями, готовых идти к людям. Но им пока команда на протяжении многих лет — сидеть и ни о чем никому не говорить.

Насколько я понимаю, план взят другой. План взят на то, чтобы множество других партий понемножку отщипнули, чтобы рост протестных настроений ушел во множество маленьких партий, которые не преодолели бы пятипроцентный барьер и просто съели бы протестный электорат.

Плюс часть протестного электората должна уйти соответственно в «Справедливую Россию» — такие националисты немножко протестные, а часть протестующих должна уйти в новый проект Администрации президента «Новые люди». Это такие как бы прозападные полуантипутинцы, так их можно определить.

«СП»: — По факту это однопартийная система получается?

— У нас не однопартийная система. У нас непартийная система.

«СП»: — «Непартийная»?

— Да. «Единая Россия» — это не политическая партия. Это по сути дела механизм контроля над фракционным большинством в региональных и федеральном парламентах. С помощью системы исполнительной власти. Это просто исполнительная власть назначает своих людей в парламент.

«Единая Россия» — это просто люди от исполнительной власти, назначенные в парламент, чтобы исполнительная власть могла делать то, что она хочет через парламент.

КПРФ — это не партия, это остаток советского народа. Люди, которые считают себя советскими людьми еще. Это прежде всего социокультурное образование.

ЛДПР — это тоже не партия, это лидер Жириновский, который является просто политическим гением постмодернистского типа. Это с одной стороны. А с другой стороны, его электорат — это те, кто голосует против всех. Вот он гениально забрал голосующих против всех себе.

Ну а «Справедливая Россия» — это партия второго выбора. Те, кто за Путина, но не за «Единую Россию». Те, кто за социальную справедливость, но все-таки не за коммунистов. Те, кто против всех, но и не за Жириновского. Это тоже не вполне критическая партия. Даже ее участники в регионах — это те, кого не взяли в «Единую Россию» по каким-то причинам. Там, поссорился с мэром и так далее…

Так что это принципиально непартийная система, но с другой стороны — везде в мире кризис политических партий. И политическое пространство будет организовываться все-таки в ближайшее будущее не вполне под политические партии. Дело в том, что юридически сейчас система выборов как бы заточена под политические партии, но они исчезают.

Сейчас реально другие субъекты, условно говоря: клубы, лидеры, сетевые структуры — вот что является главными субъектами. И я бы сказал, что у нас тоже уже где-то устарелая избирательная система, поскольку она отдает слишком большую роль политическим партиям, а эти политические партии исчезают практически везде в мире.

«СП»: — Вернемся в конце беседы к Навальному. Вот подходит срок, до которого он находится не на свободе. Каким будет сейчас самое правильное для власти, самое популярное решение? Как поступить с Навальным?

— Думаю, что главное требование населения — посадить этого проходимца по полной программе.

«СП»: — То есть на все 13,5 лет, которые ему грозят, как говорилось ранее в СМИ?

— Ну да… Ну тринадцать, может, не дадут… Гуманисты. Но посадить. Будет сидеть, как Юлия Тимошенко. Либо навсегда, либо до революции.

Причину я могу назвать: она в том, что Алексей Навальный, во-первых, нарушил закон — он проходимец, жулик. Многократно нарушил закон.

А с другой стороны, те, кто его защищал внутри власти, они сейчас полностью парализованы тем, что он абсолютно бессовестно стал напрямую играть на спецслужбы иностранных государств в их атаке против президента России совершенно безумной и в их преступной идее, что Путин травит здесь политических оппонентов оружием массового поражения. Вот когда они в сентябре перешли эту границу, когда он, очнувшись, сказал американцам «Да, публикуйте от моего имени, что Путин меня отравил» — все.

«СП»: — Знаете, есть мнение, что Навальный действительно пешка в игре спецслужб, но не только западных, а еще и определенной группы в наших спецслужбах.

— Это было все до сентября. В том-то и дело, что в сентябре все это обрушилось.

«СП»: — И он перешел на «темную сторону»?

— Он и раньше был на темной стороне. Но после того, как не осталось вообще ни у кого ни единого сомнения, что он играет на стороне самых злых темных сил, после этого уже ситуация изменилась.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован