Новый курс Путина: Куда пойдем?

От президента вновь ждут судьбоносного послания Федеральному Собранию в наступившем году

Президент России Владимир Путин готовит важное заявление для граждан РФ, заявил экономист Михаил Хазин. По его мнению, глава государства хочет рассказать о новой модели экономического развития страны.

У РФ сейчас нет возможности отказаться от возврата на путь консервативной или социалистической парадигмы в хозяйстве, считает Хазин. Либеральный подход привел Россию в тупик, к которому она шла с 2012 года. Поэтому Путину необходимы перемены, так как капиталистический строй общества пока не прижился в России.

Стоит ли верить Хазину? Ведь истории о том, что президент вот-вот «зачистит» власть от либералов и построит национально и социально ориентированное государство мы слушаем все 20 лет правления Путина.

— В ежегодном послании президента России Федеральному Собранию, которое ожидается в феврале, Владимир Путин, безусловно, выступит с важными заявлениями по экономическим вопросам, — уверен директор Института свободы Федор Бирюков.

— При этом вряд ли президентские экономические тезисы будут носить какой-то особенно революционный характер в идеологическом отношении. Путин — практик и предпочитает действие теории. Для обоснования необходимости тех или иных действий он иногда делает идеологические акценты, но никогда не ставит теорию выше практики. А вот уже политики и эксперты потом вовсю трактуют президентские высказывания, исходя из собственных идеологических, партийных, корпоративных или личных задач.

Я согласен с моим соратником по партии «Родина» Михаилом Хазиным в том, что мы движемся в направлении масштабной трансформации экономической модели. Причем, эти процессы происходят не в одной только России, это общемировая, глобальная тенденция. Прежний мир либерального капитализма и безграничной глобализации, мир либеральной политики и транснациональной экономики очевидно находится в стадии перехода в иное, принципиально новое состояние.

Футурологи описывают различные версии этого грядущего будущего. Но при всей разнице в подходах и оценках можно утверждать, что правила нового мира будут гораздо жестче прежних, а понятие свободы во всех ее проявлениях претерпит серьезнейшие изменения. В определенной степени мир ожидают не самые веселые времена «нового закрепощения», в котором одними из приоритетов влияния внутри стран и на геополитической арене станут возможности искусственного интеллекта, массовых коммуникаций и биотехнологий.

Если очень коротко, то на смену привычной нам западной либеральной демократии приходит «бюромедиакратия».

Это сложный симбиоз глобального капитала, аккумулирующего все политико-бюрократические, финансовые и производительные ресурсы, цифровых информационных орудий управления общественным мнением и контроля за ним, а также новейших технологий биологического влияния на человеческие массы.

Соответствующие изменения уже наблюдаются буквально во всех сферах коллективной и индивидуальной жизни, а пандемия коронавируса сильно ускорила эти процессы. Добавлю, что очертания новой глобальной политической реальности во многом совпадают с самыми мрачными прогнозами авторами антиутопий прошлых лет.

В рамках такого сценария перед Россией стоит задача защититься от встраивания в международное сообщество «закрепощенных наций», выработать собственный цивилизационный курс, основанный на ценностях национальных интересов, индивидуальной свободы и социальной справедливости, и по возможности предложить эту русскую дорожную карту всем странам и народам, не согласным вливаться в глобальное человеческое стадо под кнутом мировой «бюромедиакратии».

Для этого понадобится создание принципиально нового социально-экономического уклада, в контексте которого архаичные понятия о социализме, капитализме или либерализме потеряют всякий практический смысл.

— Хазин не приводит никаких доказательств своей точки зрения, поэтому сказать сложно, — отмечает доцент Финансового университета Геворг Мирзаян.

— Однако если уж на то пошло, то сейчас как раз самое время для таких вот заявлений.

«СП»: — Хазин считает, что либеральный подход привел Россию в тупик, к которому она шла с 2012 года

— Я вообще не склонен к таким вот лозунгам. Ведь либерализм — это понятие каждый понимает по-своему. Если под либерализмом понимать рыночную экономику и частную собственность — это одно. Если под либерализмом понимать полный отказ от протекционизма (как делал Саакашвили в Грузии) — то это катастрофа.

«СП»: — У РФ сейчас нет возможности отказаться от возврата на путь консервативной или социалистической парадигмы в хозяйстве. Можно ли согласиться с этим?

— Нам, безусловно, нужны элементы консерватизма. Протекционизм, социальное государство. Но нам нужны не только они, но и — что самое главное — их нормальная имплементация. Воплощение в жизнь. Чтобы все это не превращалось в очередной проект «национализации» чиновников, когда Госдума на голубом глазу отвергает президентские поправки, направленные на эту национализацию

«СП»: — Хазин считает, что мировые лидеры не смогут остановить переход к новой экономической модели, хотя определенно будут предпринимать попытки воздействовать на РФ. И что они могут сделать, если гипотетически представить себе подобные перемены в России?

— А ничего. Им не нужно ничего делать. Мы находимся в мировой финансовой системе, при этом наш рынок (в отличие от китайского) небольшой. Мы не можем в одиночку диктовать системе новые правила игры. Можем отказаться соблюдать ее правила — и окажемся в изоляции. Сами себя похороним, увы.

«СП»: — Какие еще риски несет в себе подобная трансформация? Больше они или меньше, чем риски оставить все, как есть и передать решение вопроса преемникам?

— Не надо никому ничего передавать. Преемник Путина по определению будет обладать куда меньшим авторитетом и контролем, чем нынешний президент. Поэтому сложные вопросы нужно решать самому. Путин уже решал — например, запустил процесс трансформации политической системы. Теперь будет решать и экономические.

— Чтобы перейти к социалистической модели экономики, Путину не нужно делать никаких громких заявлений — достаточно просто начать переход, — убежден политолог Андрей Милюк.

— У каждого заявления есть адресат. Кто адресат этого заявления — неужто российский народ? Но Кремль до сих пор опирался на элиты, у народа старались максимально отобрать политическую субъектность.

Последняя оставшаяся у граждан возможность влиять на власть — это выборы. Точнее, голосование ногами: как известно, бойкота выборов Кремль боится значительно сильнее, чем протестного голосования. Кандидат «против всех» — единственный, кто не встроен в систему управляемой демократии.

Думаю, Хазин действительно узнал какой-то инсайд, но выдает желаемое за действительное. Если обращение и будет, то только ради того, чтобы пробудить у граждан интерес к предстоящему осенью голосованию.

Ну, объявит Путин запуск каких-нибудь глобальных проектов «за всё хорошее против всего плохого» — их постигнет судьба майских указов. Или обещаний, данных перед голосованием по поправкам в Конституцию.

У Путина нет ни желания, ни возможностей вводить даже отдельные элементы социализма в российской экономике. Такой шаг вызвал бы негодование экономических элит — то есть олигархов, сверхбогатых.

Где та команда Путина, которая бы выдержала этот натиск? Ее нет — на ключевых постах расставлены все те же ультралибералы.

Может быть, по-тихому принимаются какие-то «социалистические» законы? Тоже нет. Даже прогрессивную шкалу налогообложения испугались вводить. План по приватизации госпредприятий на 2021 год без изменений: Путин озвучил его еще в конце октября.

Экономические воззрения Путина сформировались в перестройку. Его вполне устраивает место России в мировом разделении труда: поставщик сырья. Все эти конфликты с мировыми элитами, демонизация Путина, начались не по его инициативе. Мюнхенская речь Путина — это же просто декларация обиды на Запад за то, что там отказались принимать Россию в свои ряды: мы все сделали, как вы просили, почему вы отворачиваетесь от нас?

Мир действительно переходит к новой экономической модели. Теперь главными действующими лицами экономики будут не национальные государства, а международные корпорации. Не верите — спросите Трампа. Для России в новой модели места нет. В этом смысле Путин, конечно же, консерватор, но не такой, как хотелось бы Хазину.

Единственный социализм, на который могут рассчитывать наши сограждане при Путине — это «социализм для богатых»: предприятия останутся в собственности олигархов, но работать на них придется в основном за идею.

svpressa.ru

Фото: пресс-служба президента

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован