Поднебесная готовится к Новому году: Миллиард китайцев отправится в путешествия

Китай становится самым крупным рынком туризма на планете

4 января список китайских туристических объектов высшего класса, которым присвоен высший индекс 5А, пополнился еще 10 объектами. Всего их стало 302.

Такие туристические объекты или комплексы, помимо того, что они представляют исключительную историческую или культурную ценность, должны отвечать 12 критериям с точки зрения туристической инфраструктуры. То есть они абсолютно безопасны, доступны, имеют возможность принимать и размещать большое количество туристов, предоставляют им высокий уровень обслуживания, комфорта и так далее.

Например, среди 10 новых объектов, которым присвоен класс «5А», дворец Дамина в провинции Шэньси на северо-западе Китая. Во времена династии Тан (618−907 н.э.) это сооружение служило в качестве императорского дворца. Как известно, Пекин не всегда был столицей Китайского государства. Помимо нынешней столицы эти функции несли еще 5 городов, которые являются важнейшими историческими и культурными центрами и, как правило, — объектами паломничества туристов.

В Национальном парке наследия Дворца Дамин в Сиане, столице северо-западной китайской провинции Шэньси

Наибольшее число объектов класса 5А находится в провинции Цзянсу, где их насчитывается 25. За ней следует провинция Чжэцзян с 19 объектами. В Пекине восемь таких объектов, включая Запретный город, который, кстати, был последней резиденцией китайских императоров.

Запретный город — одна из наиболее известных в мире туристических жемчужин (исторический архитектурный и культурный шедевр), наряду с усыпальницей императора Цинь Шихуана в городе Сиань и Великой китайской стеной, включен в Список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Но далеко не единственный. Всего в Китае 52 объекта занесены в список ЮНЕСКО. Еще 59 жемчужин ждут своей очереди на включение.

Но в Китае есть что посмотреть и помимо этого списка. И главное, что для внутреннего туризма там созданы великолепные условия. Скоростные железные дороги и аэропорты позволяют быстро и недорого переместиться из одного конца страны в другой.

Такая возможность стимулирует туризм и развитие индустрии гостиничного сервиса и всего комплекса туристических услуг. Китайцы — большие мастера превращать даже, казалось бы, нетуристические объекты в места паломничества.

Пример тому — создание туристического кластера вокруг крупнейшего в мире радиотелескопа FAST, построенного в горной местности одной из беднейших (по китайским меркам) провинции Гуилинь.

И если раньше эта провинция была известна в мире в основном ценителям самой знаменитой китайской водки — маотай, то ныне посмотреть на телескоп, а заодно и полюбоваться необычной, суровой природой этого места приезжают десятки тысяч туристов. Привозя с собой деньги и развивая туристическую отрасль провинции.

В последнее время местом паломничества стала деревня Лянцзяхэ в провинции Шэньси, куда на семь лет был сослан в период «Культурной революции» нынешний лидер Китая, председатель КНР Си Цзиньпин, называющей это место своей второй родиной. Здешние места — пример того, как по китайской формуле «помощь в развитии сельского хозяйства + туризм» некогда захолустные и бедные районы избавляются от нищеты и приобретают внутренние стимулы для развития.

Традиционно китайцы стремятся, например и на родину великого кормчего Мао Цзэдуна — в деревеньку Шаошань в провинции Хунань, где создан гигантский современный туристический кластер, которому, кстати, тоже присвоен класс 5 А.

В 2019 году там побывало около 24 млн. туристов. В пик паломничества — в первых числах октября, когда китайцы отдыхают по случаю образования КНР (1 октября), там на специальных стоянках паркуются свыше 12 тыс. автобусов и автомобилей. Всех этих туристов с успехом обслуживает местная туристическая инфраструктура.

Представить себе, что на родину Ленина в город Ульяновск приезжает хотя бы десятая часть этих туристов очень трудно. Тамошние гостиницы не выдержали бы такого наплыва туристов. А ведь Ульянов-Ленин, как и Мао Цзэдун, останется в веках как величайший политический и государственный деятель и мыслитель.

К Ленину может быть разное отношение, но это не отменяет того факта, что именно он ввел в современной России традицию встречи Нового года с елкой и Дедом Морозом. Эта традиция была, кстати, запрещена царским правительством как пришедшая из вражеской Германии.

Ленин сам выступил в роли первого Деда Мороза на новогодней елке в Сокольниках и в подмосковных Горках, известных также, как Горки Ленинские. Китайцы наверняка бы использовали эти исторические факты и места для развития туризма, как они используют имя Мао. Хотя социальные эксперименты основателя КНР Мао Цзэдуна типа «Большого скачка» и «Культурной революции», отразившиеся на развитии страны и судьбах сотен миллионов китайцев, были мягко сказать сомнительными.

Но в Китае есть туристические места и не имеющие своих исторических или культурных корней, родившиеся буквально на пустом месте и ставшие популярными далеко за пределами КНР.

Яркий пример — близкий к нам город Харбин и его окрестности. Китайцы для развития туризма сумели использовать суровый холодный климат здешних мест, организовав ежегодный ледовый фестиваль, который ныне известен как крупнейшее мероприятие, привлекающее ныне сотни тысяч туристов со всего света.

Фестиваль льда и снега в китайском Харбине

Как это ни парадоксально, но Китай, который больше представляется как южная, теплая страна, использует все свои возможности для развития туризма. Например, мало кто у нас знает, что в провинции Цзилинь на северо-востоке Китая уже сейчас насчитывается 46 зимних курортов мирового уровня, включая горнолыжные.

А к 2025 году их будет там 100. 70 из них будет предназначено для массового отдыха, а 30 — еще и для соревнований по различным зимним видам спорта. По данным Китайской академии туризма к 2025 году в Китае должно быть воспитано 500 млн любителей ледового и снежного туризма, а общий объем выручки этой сферы превысит 1,1 трлн юаней (около $ 169 млрд).

Интерес к туриндустрии в Китае обычно резко вырастает именно в середине января, когда сотни миллионов китайцев планируют свой отдых в каникулярную новогоднюю неделю, которая последует за китайским Новым годом по Лунному календарю — Праздником Весны (чунцзе).

В нынешнем году Праздник Весны падает на 12 февраля. Встретив его, сотни миллионов китайцев разъедутся по стране: отправятся к родне, совершат турпоездки. Ныне в Китае нет никаких ограничений на поездки внутри страны, коронавирус находится под контролем, хотя границы Китая закрыты для иностранцев.

Традиционно в эти дни китайский междугородний транспорт испытывает гигантские нагрузки, перевозя более 1 млрд пассажиров. Те, кто не успел вовремя позаботится о приобретении тура или билетов, обычно испытывают определенные трудности.

Но в наступившем году полиция Китая запустила специальную операцию против преступлений, связанных с билетами на поезда. Она призвана обеспечить бесперебойную работу транспорта и будет действовать весь праздничный сезон, вплоть до 8 марта — последнего дня новогоднего пика поездок.

Спекулянтам, зарабатывающим немалые деньги на любви китайцев к путешествиям, не поздоровится. Хотя здесь есть место для не совсем приличного бизнеса. Поездка на скоростном поезде на расстояние примерно равное пути от Москвы до Сочи обходится китайцу в 5 тыс. рублей. При средней зарплате в 80−90 тыс. рублей такое путешествие могут себе позволить в Китае очень многие.

Михаил МОРОЗОВ, обозреватель газеты «Труд»

svpressa.ru

Фото: ap.org, zumapress.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован