Людмила Веселухина: «Я узнала слово «победа» в пять лет»

Великая Победа празднует юбилеи один за другим, уходят те, кто воевали и не щадили себя в тылу, и разговор с подрастающим поколением о войне – это все больше долг ее детей. Они знали каждодневные подвиги простых людей: родителей, соседей, врачей, учителей. Такова история и Людмилы Веселухиной, чья жизнь – заслуга несдававшейся мамы.

На этой фотографии Людмиле 20 лет, она уже работает медсестрой.

Ленинградские соседи

Город Омутнинск, вереницы деревянных домиков по ул. Тукмачева – совсем как в деревне, огороды в зелени… Еще мир, обычная жизнь, которая продолжалась. 26 июля 1940 года у четы Горбуновых – учительницы Анны Алексеевны и Петра Иванович, работника ОМЗ, – родилась дочь. А через пять дней Гитлер потребовал разгрома и «ликвидации России». Ровно через год нацисты уже переступили границы СССР.

– Что поделать, если выпало родиться в такое время? – говорит Людмила Петровна о себе – да и обо всем своем поколении.

Многое забылось. Помнит, что у них жила эвакуированная семья из Ленинграда – бабушка, мама и девочка. В памяти не осталось ни лиц, ни имен, но люди живы: только и говорят о письмах с фронта от отца, мама ходит куда-то на работу, бабушка сидит с внучкой, и внучка – подружка маленькой Люды. Вместе играют. Семья почему-то не дождалась Победы в Омутнинске. Уехали еще в военное время, когда советская армия освободила Ленинград.

Легко никому не было

В трудные времена и везение – сложная штука. Горбуновым выпало, как выигрыш в лотерее, что война не забрала у них отца. Петр Иванович отслужил в 30-х годах, строил Комсомольск-на-Амуре, в сороковые числился в резерве и работал на заводской ТЭЦ. Был, как специалист, на хорошем счету – вот и больше пригодился в тылу, думает Людмила Петровна. Но легко никому не было, и ему тоже.

Петр Иванович приходил домой только ночевать. С окончанием рабочих смен начинались другие. Заводчане разгружали баржи, тогда еще ходившие по омутнинскому пруду, помогали заготавливать дрова для предприятия, которое перешло на мазут только к 1959 году. На общее дело – субботники – собирались все.

Людмила Петровна не понимала в то время, как важно то, что отец жив, что он рядом.

На грани жизни и смерти

Детям войны нелегко вспоминать детство. Особенно потому, что, спустя годы, им приходится оглядываться из мирных и налаженных времен назад – на такую горькую нищету. Людмила Петровна играла тряпичными куклами с лицами, нарисованными химическим карандашом, а крошечный кусочек кускового сахара был для нее так сладок, что его вкус стоял у нее во рту весь день.

Это детство ветеран провела дома с мамой. Анна Алексеевна, учительница, в военные годы не работала. Она занималась кормившим их хозяйством – огородом, курами, козами, и выхаживала дочь.

Маленькая Люда долго была на грани жизни и смерти после того, как скарлатина и корь дали тяжелейшее воспаление легких.

– Я не помню, как мы лежали с мамой в больнице, но она рассказывала, что я была очень плоха, – признается ветеран. – А какие были лекарства в то время? Мне кололи камфору и ставили банки, и когда умирала, давали по полтаблетки красного стрептоцида.

Победа, музыка и слезы

Ее все-таки спасли. После выписки предстояло выздоравливать, восстанавливаться, но как? Жившая у соседей доктор из Ленинграда сказала Анне Алексеевна: «Если хочешь, чтобы девочка жила – закаляй».

И мама стала поить Люду отваром шиповника, отправляла загорать. Это помогло.

Людмиле Петровне подходило пять лет, когда закончилась война. Этот день она помнит хорошо. Утром в дом приходили и приходили люди, твердили не обычное слово – «война», а новое – «победа». Мама повела ее к бабушке (она жила по ул. Коковихина), и, проходя мимо заводской площади, Люда впервые увидела то, что называлось «митингом», и впервые в жизни услышала музыку на улице.

Омутнинцы праздновали со всей страной, но праздник, как поется в песне, был со слезами на глазах. Бабушка плакала, потому что потеряла четверых сыновей: двое погибли на фронте, один умер в госпитале, еще один пропал без вести. Тетя Шура, жившая с бабушкой, горевала по погибшему мужу. Так они и сидели вдвоем, горевали в день Победы.

Другое время, мирное время

Пришло другое время. Появились конфеты-подушечки, а затем карамель в обертках. Дети коллекционировали и обменивали цветные бумажки, казавшиеся им очень красивыми. Все, подрастая, становились подмогой родителям. Людмила Петровна тоже стояла в очередях за хлебом, который выдавали по карточкам, караулила кур и цыплят, помогала матери в огороде.

Если и было что хорошее, чему научило военное детство, – то это трудолюбие и осознанность, с которыми подросшие советские граждане восстановили разрушенную родину. Так думает Людмила Петровна.

Она, спасенная в больнице, связала оставшуюся жизнь с медициной. Тогда еще Горбунова, а не Веселухина, она поступила в Омутнинское медучилище, затем поработала фельдшером в Верхнекамском района. Была медсестрой в хирургическом отделении Омутнинской ЦРБ, затем – в детской поликлинике, откуда вышла на пенсию 10 лет назад. На глазах Людмилы Петровны выросло множество ребят, которым досталось счастье – жить в мирное время.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован