Российская демография в разрезе. У нас разве война?

Вадим Авва о том, что демография — точный индикатор успеха политики властей

Член экспертного Совета «За Правду» Сергей Михеев написал недавно сильный пост о демографии в своём телеграмме.

Посыл прост:

«Правительство резко ухудшило прогноз по убыли населения России. На фоне пандемии численность в этом году упадет на 352 тыс человек. Ожидается, что в 2021 году население снизится на 290 тыс, в 22 —на 238 тыс, в 23 —на 189 тыс, 24 —на 165 тыс.

Население России будет сокращаться на протяжении четырех лет, а выход на прирост предполагается только в 2030 году. Суммарно население страны, согласно документу, за 20−24 годы уменьшится более чем на 1,2 млн.”

«352 тыс — это уничтоженный областной центр Владимир. А у нас разве война?» — написал Сергей, и, конечно, он прав. По сути и эмоционально.

Но и в 2019 — ом году, без всякой пандемии, естественная убыль в России, так и хочется написать — противоестественная, достигла 316,2 тыс. человек. Хуже, чем 2020 для России был только 2006. Тогда страна уменьшилась больше, чем на Владимир, на 370 тыс.

И всё-таки демография проблема комплексная. По прогнозам Минтруда число женщин фертильного возраста к 2033 году снизится на четверть. Да, в Национальных целях развития Российской Федерации продекларировано обеспечение устойчивого роста населения.

А Путин говорил, что к 2024-му следует достичь коэффициента рождаемости в 1,7. Но каким образом? Последние три года, несмотря на программу материнского капитала, этот коэффицент, итак, съехал с 1,62 до 1,43 согласно прогнозам текущего года.

И, конечно, Россия от края до края, в смысле деторождаемости, страна разная. Есть районы и области, площадью в несколько иных государств, где беда совсем беда.

Ленинградская область минус 27,12 тыс, республика Крым минус 19,1 тыс, Воронежская минус 35,1, Ростовская — 37,96, Нижегородская 40,76, Тульская 33,16, Тверская 27, 38 — данные за прошлый год. Пишу, а в ушах голос Левитана: после продолжительных и упорных боёв наши войска оставили… Наши войска. Оставили. Страшно. Это неполный список неблагополучных регионов.

Таким образом, очевидно, что материнский капитал, штука хорошая, но этот рычаг, как единственный перестал работать, и демография становится проблемой комплексного решения, вроде матрёшки — некая вещь в себе, с множеством контуров.

Хотим мы, не хотим, а вынуть из кармана нужное число женщин фертильного возраста и готовых их любить мужчин не в состоянии даже Гассан Абдурахман ибн Хоттаб, хотя он джин не из последних. И никакой Мишустин не может. Однако, Мишустин, и мы все, можем многое другое.

В целом, это называется комплексная политика народосбережения страны, ибо люди, а не бабло на счетах — главный актив. И если мы хотим, чтобы у них, этих новых людей, были светлые головы и нормальные судьбы, а не алкоголь с поножовщиной — придётся создавать среду.

А потому хорошие дороги и газификация страны имеют прямое отношение к демографии, я даже не буду здесь о качестве и доступности образования, что само собой. Только 68% российских домашних хозяйств газифицированы. Доля дорог не отвечающих нормативным требованиям — фантастический разлёт по регионам: от 24,8 до 85,7%. Причём это прогноз к 2024, а сейчас ещё хуже. Несмотря на то, что многое делается. Многое. А нужно сделать куда больше.

В банке данных на усыновление в России 44 тысячи детей-сирот, ещё 30 тысяч — «скрытые сироты». Их родители где-то здравствуют согласно документам, а дети в детдоме. 74 тысячи живых маленьких человечка. Статистика с ними такая, это правда древние данные Генпрокуратуры, 2012 года. Новых нет. Может собирать бояться?

90% «выпускников» детдомов не доживают до сорока лет. Наркотики уносят 40%, уголовщина — 40%, 10% – суициды. Это тоже к вопросу о народосбережении, в котором нет мелочей. Вы же не считаете собственную жизнь мелочью, верно? А почему их жизни считаются?

Третьим, самым быстрым и главным источником комплиментарного и родного России населения в данных условиях, если мы, конечно, о реалиях, а не прожектах, может стать русская диаспора.

Речь, на минуточку, о 30 млн русских, оказавшихся за рубежом. Конечно, далеко не все из них, но очень многие, желают вернуться. Особенно, в условиях развёрнутой на Западе, неприятной морально, оголтелой, истеричной кампании русофобии.

Однако, наше родное и бюрократическое государство понастроило такое количество рогаток и условий, что прорваться через них могут лишь обреченные, безупречные и драконы Дейнерис. Скажите, это нормально в рамках программы переселения требовать обязательного высшего образования, как это делает, например, правительство Ленинградской области?

Той самой, напомню, где демографическая яма по 2019 году — 27 тыс человек. Что по размеру чуть больше города Кировска, находящегося в тамошней юрисдикции. Или среди людей без высшего образования нет приличных? У многих этого образования не было. Например, у Сократа.

А разве мало случаев, когда дети граждан России, проживающих за рубежом, получают русский паспорт в течение трёх лет? Это такая норма и гостеприимство Родины? Мощный сигнал в космос — Вы нам нужны?

На Донбассе за шесть лет украинских обстрелов и войны убито 13 000 человек. И всего 200 тысяч в Донецке и Луганска, на начало 2020-го, получило российское гражданство. Цифра могла быть втрое и в четверо выше. Именно такой подход давно лоббирует на всех уровнях «За Правду» Захара Прилепина. Потому что всё это люди русской культуры, твёрдо решившие связать свою судьбу с нашей.

Зачем же мы ведём глупые, бюрократические игры в мачеху, устраиваем и поощряем рвачизм на уровне рядовых исполнителей? Зачем всё это — принесите справку о справке про справку? Есть простой опыт государства Израиль — еврей в третьем поколении по линии матери — агентство Сохнут и, пожалуйста, проходите вместе с родственниками, вот подъёмные, вот курсы языка. А наши язык знают! Что нужно-то? Русский Сохнут?

Да, прогресс есть. С 2015 число получивших российское гражданство возросло с 209,8 до 497,8 в 2019. Но когда понимаешь, что цифра могла быть шестизначной, хочется выругаться. Грубо выругаться, как ругались до наступления эпохи демократии и исторического материализма.

И еще. Важное. Кроме расчётов в деле демографии и прибавлении русского народа огромную роль играет моральный фон. В семье моей мамы было всего трое. Деда рано убили. В 1944-ом, под Ригой. У папы — девять. Татарстан, деревня Берлибаш, Кайбицкий район. Дальше от линии фронта. Хотя старший брат отца на войне погиб. Девять детей. Как в современной России относятся к таким семьям — вы способны сформулировать? Действующие в стране экономическая и социальная модели они про это? Нет. А нужно заточить под это.

Ясно, девять детей в семье, не самоцель, не тяну никого в архаику. Но на минутку остановитесь и взгляните на карту. Страну нужно заселять. Заселять своими.

Фильмы про это нужно снимать такие, как «Однажды двадцать лет спустя» с Гундаревой и Проскуриным. Передачи делать. Заниматься позитивной пропагандой и престижем людей, отдающих себя, свою жизнь, воспитанию детей. Это большая работа и задача для всего творческого сословия, традиционных российских конфессий, нужен авторитет и помощь Патриарха.

А главное — нужно менять политику. Мало материнского капитала — скажу в третий раз. Не последний. Речь о всей инфраструктуре. Мода нужна на детей, молодёжный тренд.

Народосбережение — главный ресурс жизненной силы России, без всякого пафоса, патоки и прочего. Это очевидно любому глупцу, как Божий день. И ничего, кроме ясной политической воли и чёткой администрации процесса, эта политика от бюджета особенно не требует. Зато она очень нужна России. Время собирать родню — сказал бы Захар, и это было бы очень к месту.

svpressa.ru

Фото: tass.ru