Пулеметчик Михаил Шутов жив в сердцах благодарных потомков

Семьи Хариных, Волосниковых, Шустовых бережно хранят память о своем героическом родственнике – уроженце Омутнинска Михаиле Ильиче Шутове. Это был умный, великодушный, скромный и очень уважаемый в семье человек. В Омутнинске его любили и всегда с нетерпением ждали в гости. Рота, в которой он воевал, стала известна в дивизии применением тактики «кочующих пулеметов».

Золотой медалист городской школы №2

– В нашей семье сохранились самые теплые воспоминания об этом удивительно скромном, молчаливом, но очень добром и заботящемся о своих родственниках человеке. – рассказывает Галина Харина. – В Омутнинске живут его племянники. А в Москве, где он жил, стали взрослыми внуки. Жива дочь Татьяна. Когда в День Победы шагает Бессмертный полк, мы с уважением вспоминаем Михаила Ильича и склоняем голову за его заслуги перед Родиной и Отечеством.

Михаил Ильич родился в Омутнинске 26 сентября 1923 года. Учился в городской школе №2, десять классов которой с золотой медалью закончил в 1941 году и был принят в Ленинградский институт. После обучения он должен был стать инженером по электрооборудованию подводных лодок. Но жизнь распорядилась по-своему.

– Как и все мальчики, Михаил Ильич играл в войну, сдавал нормы на значки «Ворошиловский стрелок», «БГСО» (будь готов к санитарной обороне), «Готов к ПВХО» (противовоздушная и противохимическая оборона). Стал инструктором и проводил занятия с учащимися 6-х классов. Началась война. От планов на учебу в Ленинграде пришлось отказаться. – вспоминают омутнинцы.

Михаил Ильич был призван в ряды Красной Армии, в военно-пехотное училище, которое окончил в 1942г, стал кадровым военным. На фронт попал в составе прославленной 316 стрелковой дивизии, впоследствии 8-ой гвардейской им. Панфилова. После окончания военного училища был назначен командиром пулеметного взвода в1077-й, тоже прославленный, полк этой дивизии.

Из воспоминаний, которые хранит семья

В августе 1942 года дивизия прибыла под Сталинград, где были жаркие бои. Тогда и произошел его первый бой. Противник оказал сильное сопротивление, оборудовав дзоты в железнодорожной насыпи. На помощь пришли танкисты. 21 сентября 1942 года, на четвертый день жарких боев, во время очередной атаки Михаил Ильич был тяжело ранен осколком мины в позвоночник и отправлен в госпиталь.
Позднее Михаил Ильич, давая интервью студенту пятого курса исторического факультета одного из Московских ВУЗов, вспоминал:

– Страшно ли было мне в этом бою? Как сказать. Мы не боялись, когда шли в наступление. Все шли, и я шел. Страшно было, когда мы оказались под сильной бомбежкой вражеской авиации. Мы в это время наступали. Я забился в воронку, но, преодолевая страх, все-таки наблюдал за немецкими самолетами. Видел, как от них отрывались и горохом падали бомбы. Мне повезло. Я тогда остался цел и невредим, но жуткое ощущение сохранилось.

Вернувшись в строй на защиту свой Родины, Михаил Ильич еще дважды был ранен: в районе совхоза Батрацкая Дача фашистские пули пробили обе руки, а в одном из боев за населенный пункт Полтавской области Михаил Ильич был в третий раз ранен осколком снаряда в ногу и надолго выбыл из строя.
После лечения боец был направлен в 184-ю стрелковую дивизию. Участвовал в освобождении городов Валуйки, Уразово, Харьков в январе-феврале 1943 года.

Тактика «Кочующие пулеметы»

Пулеметная рота, в которой воевал Михаил Ильич, стала известна в дивизии применением тактики «кочующих пулеметов». В районе поселка Шляховая дивизия попала в окружение. Такая тактика мешала немцам проводить оборонительные работы по берегам реки, и демонстрировала противнику наличие не трех, а большего количества пулеметов.

– Проползав на животе передний край нашей обороны, мы наметили огневые позиции, с которых один пулемет, кочуя с одной огневой позиции на другую, вел огонь по немцам преимущественно по ночам, когда мы окапывались, – рассказывал Михаил Ильич. – Впоследствии, когда немцы отрыли траншеи полного профиля, кочующие пулеметы стали мало эффективными. Но в первые дни они сильно беспокоили фашистов. Этот опыт получил известность и распространение в дивизии.

Омутнинцы бережно хранят память о своем героическом родственнике и фронтовые истории, которые он поведал. Одна из них произошла при освобождении станции Пичугино в феврале 1944 года. Михаил Ильич был командиром пулеметного взвода. В какой-то момент станковые пулеметы отстали, стрелки потерялись из виду, а поваливший густой снег лишь усугубил ситуацию. Вдруг сквозь пелену густого снега показалась колонна, шедшая прямо на бойцов.

– Немцы! – Крикнули наблюдатели.
– Какие немцы? Ведь там же наша пехота, – подумал Михаил Ильич. – Но, встав за пулемет, действительно увидел колонну фашистов, беззаботно шедших по дороге. До них уже было не более 50 метров. Нажал на спуск. «Максим» не подвел. Голос пулемета перекрывал стон и крики. Остановился, когда закончилась лента. Минут через 40 немцы пошли в атаку. Но к этому времени на родной голос подошел второй пулемет. Атака противника была отбита, а на вторую он не решился.

Из этого боя Михаил Ильич вышел с трофеями: с «Вальтером» дошел до Германии, а авторучкой долго писал письма домой, пока не закончились в ней чернила.

– После окончания войны дядя Миша, как его всегда называли мы, будучи детьми, жил в Москве, там и похоронен. Но он всегда был желанным гостем и светлая память о нем хранится в наших сердцах, – закончили рассказ о героическом родственнике собеседники.

Фото из семейного архива семьи Хариной Г.С.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован