«Спасительные кредиты брали под 2%, отдавать по — 15»: Почему российский бизнес в шоке

Омбудсмен предпринимателей предупреждает правительство о массовом банкротстве

На официальном сайте мэра Москвы 22 сентября появилась информация о том, что столичные предприятия малого и среднего бизнеса (МСП) с начала лета ежемесячно увеличивают свои обороты.

«После снятия большинства ограничений максимальный прирост оборотов предприятий малого и среднего бизнеса был зафиксирован в июне (по сравнению с маем) — на 56%. При этом на протяжении всего лета отрасль продолжала восстанавливаться. По итогам августа обороты субъектов МСП составили 209,6 млрд руб., что на 31% больше, чем в июне», — приводятся в нем, в частности, слова заммэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Владимира Ефимова.

При этом было отмечено, что с июня доля МСП в общем обороте предприятий и организаций увеличилась на 2,3% и составляет 22,6%, а большой вклад в восстановление бизнеса в городе внесли такие отрасли, как сфера услуг и общественное питание.

Казалось бы, вот прекрасная наглядная иллюстрация того, что государственные меры поддержки не просто позволили российскому малому и среднему бизнесу выжить в тяжелые времена, но и еще и поспособствовали его быстрому восстановлению, а все разговоры о бедственном положении МСП являются чьими-то больными фантазиями.

Но увы, в датском, как говорится, королевстве, далеко не все так спокойно, как кажется на первый взгляд. Так, 23 сентября стало известно, что уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов направил письмо на имя премьер-министра Михаила Мишустина, в котором предупредил о массовом банкротстве предприятий — получателей льготных кредитов под 2%.

Напомним, госпрограмма льготного кредитования бизнеса из наиболее пострадавших от коронавируса отраслей под 2% годовых была запущена 1 июня, и одним из условий сохранения льготной ставки является сохранение численности работников в штате компании-заемщика на конец одного или нескольких отчетных месяцев не менее 80% от численности по состоянию на 1 июня 2020 года.

Задолженность нужно погасить до 1 апреля 2021 года, однако если предприятию удастся сохранить занятость на уровне от 90%, то после истечения срока кредита расходы на себя возьмет государство.

Однако Борис Титов в своем послании известил главу российского правительства о том, что получившие в числе первых кредиты фирмы не смогут выполнить условия контракта, поскольку численность их сотрудников при заключении договора была определена не на 1 июня, а на 1 мая. Сведения о сотрудниках, уточнил он, банки получили из базы Пенсионного фонда России, которая обновляется во второй половине месяца.

«В итоге по окончании базового периода (1 декабря) такие предприниматели будут переведены на период погашения и тремя равными платежами — 28 декабря 2020 года, 28 января и 1 марта 2021 года — и обязаны будут вернуть кредит, но уже не по льготной, а по стандартной ставке, определяемой самими банками, порядка 15% годовых», — говорится в письме.

Бизнес-омбудсмен призвал актуализировать данные о численности работников по состоянию на 1 июня 2020 года, для чего правительству РФ необходимо будет либо дать соответствующее разъяснение, либо должным образом изменить свое постановление о предоставлении льготных кредитов под 2%.

«Вытащит ли правительство российских предпринимателей из этой кредитной ловушки, и по каким причинам они вообще в нее попали?» — поинтересовалась «СП» у экспертов в области взаимодействия государства и бизнеса.

— Желательно было бы, конечно, получить какие-то разъяснения правительства на этот счет, чтобы банки более гибко подходили к этому вопросу, — заявил изданию член правления «Деловой России» Николай Остарков.

— Потому что если исходить из того, что условия предоставления подобных кредитов изначально были довольно жесткими, получается, банки сейчас подставляются сами, а им это не нужно. Я думаю, что в нынешних условиях запускать какую-то цепочку недопонимания или неправильных команд, чтобы подставлять под санкции не только бизнес, но и финансово-кредитные организации, никто не будет. И, полагаю, правительство грамотно отреагирует на это обращение омбудсмена.

— Это обязанность правительства — привести условия кредитования в соответствие с тем, как предприниматели сами поняли — что они берут, под какой процент и на каких условиях. — добавила заведующая проектно-учебной лабораторией антикоррупционной политики (ПУЛАП) ВШЭ, общественный омбудсмен в сфере противодействия коррупции при уполномоченном по правам предпринимателей Дина Крылова.

— Потому что если бы предприниматели успели более детально разобраться в этих вопросах, они, возможно, не стали бы оформлять подобные кредиты, но все же запускалось в условиях традиционных административных несостыковок — тут не успели подготовить одно, там запустили, не успев сделать другого, и так далее. А коль скоро предприниматели не имели возможности адекватно оценить свои силы, то правительство, естественно, обязано устранить все возможные разночтения.

Потому что даже несмотря на то, что процент предпринимателей, обратившихся за льготными кредитами, сравнительно невелик, волна банкротств МСП, начавшись, станет сильным ударом по российской экономике. Ведь любое предприятие, уточнила она, это не только рабочие места и налоги, но еще и потребительский спрос — люди, получающие зарплату в таких фирмах, идут и покупают на эти деньги те или иные товары и услуги.

Впрочем, у председателя Национального союза защиты прав потребителей Павла Шапкина на этот счет несколько иное мнение.

— В сложившейся ситуации со льготными кредитами виноваты сами представители малого и среднего бизнеса, — уверен он. — Потому что правительство-то поступает, как обычно, а предприниматели почему-то все еще, так сказать, «ведутся» на громкие обещания вроде возврата каких-то льгот или поддержки, и хотят воспринимать их всерьез. Не надо бизнесу играть в азартные игры с государством, на поверку это выходит себе дороже. Взять хотя бы фискальные органы.

Нам без устали твердят о необходимости экспортоориентированности нашей экономики. Но вы попытайтесь хоть что-нибудь сейчас экспортировать в ранге предпринимателя, так с высокой долей вероятности после первой же операции вы окажетесь в следственном изоляторе, где вас будут пытать — а не покушались ли вы таким образом на хищение бюджетных средств, хотя бы потому, что при экспорте вам полагается возврат налога на добавленную стоимость.

«СП»: — То есть правительство, по вашему мнению, к просьбе Бориса Титова о даче разъяснений относительно предоставления льготных кредитов бизнесу не прислушается?

— По большому счету, тот факт, что в России совсем скоро рискует обанкротиться несколько тысяч предприятий малого и среднего бизнеса, наших чиновников волнует очень слабо.

Потому что основные статьи пополнения госбюджета завязаны не на них, а на крупные корпорации вроде «Роснефти» или «Газпрома» с какой-нибудь «Северсталью». А эти «голубые фишки» обанкротиться не могут по определению, что бы они не вытворяли — государство выделит для их спасения бюджетные средства.

Вся «цена вопроса» с малым и средним бизнесом — под сотню миллиардов рублей, а при наших триллионных бюджетных проблемах гораздо более важным для правительства является ежедневное колебание цен на нефть на пару-тройку процентов, а не эта вот «мелочь».

Для чиновников малые и средние предприятия сродни социально незащищенным категориям граждан — им надо что-то платить просто для сохранения некоего «лица», вот ведь какая досада. Так что все аргументы вроде возможной волны банкротств для власти, по сути, ничтожны.

Полагаю, никто на эту тему «наверху» даже заморачиваться не будет. Максимум, чего можно дождаться тут от властей — мощной словесной интервенции и пустых многословных обещаний помочь.

Причем у нас телеведущие Киселев с Соловьевым сами, даже без участия Минфина, вполне могут пристыдить бизнесменов и сказать им — Отечество в опасности, кругом враги, у властей куча проблем, а вы просите чего-то там разъяснить, разобраться, доплатить. Так что нашего бизнес-омбудсмена остается только пожалеть.

«СП»: — Получается, с таким подходом к проблеме малый и средний бизнес в 2021 году фактически кончится как явление?

— Понимаете, у нас в стране есть бизнес, связанный с крупными госкорпорациями вроде РЖД или построенный вокруг многократного «выжимания» денег с плательщиков за одни и те же коммунальные услуги.

А все, что с этим не связано, да при этом еще построено на стремлении чего-то от государства получить, это не просто обреченный на неудачу бизнес, это прямо-таки мошенничество в глазах «государевых людей».

И то, что происходит в этой сфере сейчас — к сожалению, просто некие предсмертные конвульсии в попытках выжить.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

One Response to "«Спасительные кредиты брали под 2%, отдавать по — 15»: Почему российский бизнес в шоке"

  1. копейка   2020-09-24 at 19:56

    Почему Титовы и Шохины полагают что кредиты и преференции выданные компаниям одно и то же что и личный карман владельца компании. Целевое использование кредитных денег спасает владельца компании от преследований за мошенничество, т.е. вложение денег в развитие компании правильный путь, вывод бабла из оборота и перегон в ценные бумаги или в офшоры, верный путь на нары. В чём тут обида ? Обида видимо в личной морже, карманных доходах, не купленной ещё одной яхтой или особняка, желании иметь одинаковые налоговые условия с нищебродами, за равноправие.

    Ответить

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован