Бывший водитель АТП живет на улице

История скитаний бывшего водителя Анатолия Зыкова ничем не отличается от историй других скитальцев. Когда-то и у него был дом, работа, заслуженная хорошая пенсия. Но сейчас его реальность такова, что, ни сын, ни жена не пускают его ни в дом, ни в баню, выделив ему место в гараже.

– Январь 2019. Квартира на Воровского, 20. Пришел домой выпивший. Жена на меня накричала. Я и лег спать прямо на пол в прихожей. Потом слышу, кто- то тащит меня за плечи со второго этажа. Глянул, а это внучек. Я ему: «внучек, ты что, куда меня тащишь?» В ответ услышал: «бабушка велела тебя на улицу вытащить». – вспоминает дни, обозначившие начало скитаний.

Бросив старика на лавке около подъезда, подросток ушел, затем вернулся с дедовым паспортом и сигаретами. Передавая вещи, прокомментировал: «бабушка не велела тебя больше пускать».

На дворе – январская стужа. В карманах – пусто, все почищено. На дверях подъезда – домофон. Перспектива не радужная – только замерзнуть. На помощь пришел сосед, который шел домой и сочувственно впустил бедолагу в подъезд. Вспоминает:

– Звонил, звонил я в свою квартиру, все бесполезно. Не пустили. С тех пор в квартире я больше не бывал. Пировал. Вот и выгнали меня.

Анатолию Павловичу 72 года. Всю жизнь он проработал в АТП, большую часть – водителем автобуса. Государство его не обидело – назначило пенсию шестнадцать тысяч рублей. Когда-то у него было все. Жена, дети. Два дома – частный на улице Северной и благоустроенная квартира на улице Воровского, машина «семерка».

– Машину продали, – рассказывает Зыков. – Но как они умудрились ее без меня продать? Ведь она на мне была? В квартиру жена не пускает, в дом – сын.

До недавнего времени мужчина проживал у товарища. Но тот умер, новые хозяева дом продали. Пришел Зыков в дом, где прописан. А сын не пускает. Рассказывает:

– Вытащил мне диван, поставил в гараж. Так и живу здесь.

Всему происходящему и сыновней хладнокровности удивляются жители микрорайона СМУ:

– Сын у него живет один в большой квартире! А отца, который прописан здесь, в дом не пускает. Дочь работает в ЦРБ. Есть жена. Он пьет, потому что ему деваться некуда. Голодный, холодный. Ни воды, ни тепла. По соседям ходит, собирает, кто что подаст: кто оладьи, кто водичку. От сына слышим упреки.

Соседи рассказывают об эмоциональном потрясении почтальона, которая приносит Зыкову в гараж пенсию: брошенный дед скупает у нее консервы. Неоднократно люди просили отпрыска истопить для отца баню, сжечь пронявшее грязью и мочой одежды, на хорошую пенсию купить новое белье. Однако сын к просьбам равнодушен, отправляет родителя мыться в городскую баню.

– У меня ноги больные. Врач сказал, что теперь так и буду мучиться. – продолжает бедолага.

Оставшись на улице, мужчина надеялся на помощь сотрудников полиции, которых вызывал. Однако в данной ситуации, и они были беспомощны. А может, просто не захотели помочь. Подходили к нему волонтеры.

– Я бы вот в геронтологию с удовольствием переехал. Подходили ко мне две женщины. Сказали, что из соцзащиты и что до нового года в геронтологию не принимают.

Так и коротает свои дни в гараже бывший водитель Омутнинского АТП. Двери его убежища всегда открыты.

Между сыном и отцом одни упреки. На вопрос «За что к отцу так?» молодой парень ответил:

– А как он ко мне относится? Все продал.

И, обращаясь к немощному человеку, подарившему жизнь, добавил:

– Я не собираюсь тебя кормить, потому что ты послал меня, алкоголик со стажем. Не дай бог дом сожжешь. Где я жить потом буду?

В конце августа мы рассказывали, что бомж поселился по соседству с администрацией. 

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован