Врача!

Во всех школах появятся современные медкабинеты. Кто в них будет работать?

В новом учебном году в школах каждый день дежурят медработники. Правда, продлится это всего несколько недель. А что потом? Врачи и медсестры вернутся в поликлиники? И по-прежнему будут заглядывать к ученикам по графику на несколько часов? В некоторые детсады и школы – даже не каждый день?

По данным исследований, в крупной городской школе дети обращаются в медкабинет до 30 раз в день

“Российская газета” не раз ставила проблему школьной медицины. Она острейшая. Но просто и быстро ее не решить, уверены опрошенные “РГ” эксперты. Первый вопрос – деньги. По оценкам, на обеспечение школ и детских садов медицинскими работниками нужно примерно 100 миллиардов рублей в год дополнительного финансирования.

Второй вопрос – где эти средства взять. Ведь здравоохранение и образование финансируются сегодня из разных источников. Ну и третий вопрос – кадры. Педиатров сегодня примерно в два раза меньше, чем школ и детских садов вместе взятых.

– Число медработников в школах снижается много лет подряд. По данным минпросвещения, в прошлом учебном году их оставалось всего 17 250 человек, в школах работали 26 056 медкабинетов. И это при том, что в стране более 40 тысяч школ и около 17 миллионов школьников, – рассказала “Российской газете” зампредседателя Комитета Госдумы по образованию и науке, координатор проекта ОНФ “Равные возможности – детям” Любовь Духанина.

– Даже медосмотрами и диспансеризациями бывают охвачены не все ребята. В год объявления Десятилетия детства, как показал опрос ОНФ и Фонда “Национальные ресурсы образования”, только 52 процента из 3,5 тысячи опрошенных родителей сообщили о том, что их ребенок регулярно проходит эти процедуры.

Педагоги постарше, бабушки и дедушки помнят: в советские годы медкабинеты в школах не пустовали. Детям там делали не только прививки, но даже лечили зубы. Сейчас многие из них на замке: устарели, не соответствуют лицензионным требованиям. Но это как раз задача решаемая, уверены эксперты.

По планам программы Десятилетия детства в 2021 году должен быть разработан новый стандарт школьных медкабинетов и школьных аптечек. В соответствии с ним будут постепенно переоснащаться абсолютно все российские школы. Главный вопрос: кто в этих кабинетах будет работать?

Как прозвучало на всероссийском совещании уполномоченных по правам ребенка в РФ, в России около 100 тысяч школ и детских садов вместе взятых. В то время как педиатров – в два раза меньше. То есть чтобы направить педиатра в каждую образовательную организацию, придется вообще закрыть все больницы и поликлиники – сценарий совершенно нереальный.

А те врачи, которые все-таки работают в школах, чаще всего находятся в штате медицинских организаций. Нередко они, также как и медсестры, обслуживают несколько образовательных организаций, совмещая это еще и с приемом пациентов в поликлинике.

И при любом ЧП, даже разбитой коленке, педагоги не могут оказывать помощь ребенку – они должны вызывать “скорую”.

Выход?

– Мы понимаем, что медработник в школе, безусловно, должен быть. Поэтому мы пошли по пути создания совершенно новой должности – бакалавр школьной медицины. Уже подготовлен и утвержден профессиональный стандарт – это средний медицинский работник с высшим медицинским образованием, программа обучения которого включает знания по гигиене детей и подростков, по особенностям психологии школьников.

Это одно из направлений повышения присутствия медиков в школе, – заявила директор департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Министерства здравоохранения РФ Елена Байбарина на совещании уполномоченных по правам ребенка.

Где таких медсестер с высшим профильным образованием для работы в школе сейчас готовят? Какие вузы? И сколько лет придется ждать, чтобы закрыть ими нехватку медиков во всех школах?

– Профстандарт “Специалист по оказанию медицинской помощи несовершеннолетним обучающимся в образовательных организациях” был утвержден минюстом и опубликован 28 августа 2020 года. Он рассчитан на медсестер с высшим образованием. Сейчас их уже готовят, например, медицинские вузы Тюмени и Ростова-на-Дону. Но каждая группа – 20 человек или около того. И таких – одна-две на факультете, не больше. То есть выпускаться в год будет несколько десятков человек, а реальная потребность – десятки тысяч!

Цифры совершенно несопоставимы, – поделилась с “РГ” главный научный сотрудник лаборатории комплексных проблем гигиены детей и подростков НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ФГАУ “НМИЦ Здоровья детей” Минздрава России Ирина Рапопорт.

По словам специалиста, врачи и медсестры начали появляться в гимназиях и институтах благородных девиц в России еще в XIX веке. Этой профессии – школьный врач, школьный медработник – больше века. Но ее до сих пор нет в утвержденном едином квалификационном справочнике. Как итог – эта работа практически не оплачивается из фонда ОМС.

– Оплачиваются прививки, профилактические осмотры. А вот таких медицинских услуг, как профилактическая и просветительная работа в школе, как работа с детьми, обратившимися в школьный медицинский кабинет, – их просто нет. И получается, что де-юре медицинский работник в школе ничего не делает. Его труд не ценится, он получает копейки, – говорит Ирина Рапопорт.

– Мы проводили исследования: в школе, где учатся 700-800 человек, в медицинский кабинет дети обращаются 25-30 раз в день с болями разного характера, началом простудных заболеваний, аллергическими реакциями, мелкими травмами и др. Все это нужно прописывать, приводить в соответствие все ведомственные документы. Иначе ситуация с мертвой точки не сдвинется.

В России школ и детских садов вместе взятых – около 100 тысяч. В то время как педиатров – в два раза меньше

– Простого решения здесь нет, – замечает директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина. – В советской школе каждый день был врач, была медсестра, там же делали прививки. И нередко в школе и в детских садах был свой изолятор. Вернуть эту систему объективно очень сложно. Да и стоит ли это делать? Не уверена.

По словам Абанкиной, в регионах есть хорошие примеры современной организации школьной медицины. Например, на Ямале созданы специальные центры здоровья, где ученики со всего района регулярно проходят профилактические осмотры, получают консультации узких специалистов. В самих же школах дежурят медсестры.

– Не уверена, что для специалиста по школьной медицине обязательно необходимо высшее образование. Ведь медицинский вуз есть не в каждом регионе, – рассуждает Ирина Абанкина.

– Возможно, хватит и среднего профобразования. Главное – четко определить должностные обязанности медика, который сопровождает учебный процесс. Включая профилактику заболеваний, мониторинг здоровья школьников, контроль соблюдения санитарно-эпидемиологических норм, контроль питания. Ну и, конечно, оказание первой помощи. При необходимости должна быть возможность направить ребенка на прием к узкому специалисту в поликлинику.

Подготовка таких кадров – это абсолютно насущная задача. На них должно быть выделено постоянное и системное финансирование. Какое? Если взять среднюю зарплату в системе образования – это около 40 тысяч рублей, то получается, что в год, по самым грубым подсчетам, на обеспечение школ и детских садов медицинскими работниками нужно примерно 100 миллиардов рублей дополнительного финансирования с учетом налогов и страховых взносов.

И это только зарплаты. Действительно много. Но общий бюджет школьного и дошкольного образования в стране – около 2,3 триллиона рублей. Если мы хотим, чтобы здоровьем школьников постоянно занимались профессионалы, нужно расставлять приоритеты. Необходимо задуматься о том, как найти эти средства в бюджетах разных уровней.

Осенью Госдума может рассмотреть законопроект о школьной медицине в новой редакции, подготовленный профильным комитетом.

– Ну не могут учителя вести вопросы охраны здоровья. Им нужен помощник, – рассказал председатель Комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов. – Статус медработника в школе необходимо поднять. Сегодня он считается вспомогательным персоналом, а должен как минимум войти в состав педсовета.

– В 2017-м Роспотребнадзор опубликовал данные о том, что здоровыми в России являются только 12% детей. Больше половины школьников младших классов и 60% старшеклассников имеют хронические заболевания. А многолетнее исследование НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ФГАУ “НМИЦ Здоровья детей” Минздрава России показало, что в процессе обучения с 1-го по 11-й класс с 4,3% до нуля сокращается число школьников первой группы здоровья. Растет число ребят, нуждающихся в особых условиях обучения, питания, специализированном медицинском обслуживании. Растет и учебная нагрузка на детей, – говорит зампредседателя Комитета Госдумы по образованию и науке Любовь Духанина.

– Решение проблемы с обеспечением школ медицинскими работниками упирается в действующее законодательство. Согласно текущим нормам, школа не обязана включать медработника в штат организации. А предусмотренные федеральным законом об образовании требования по охране здоровья обучающихся не относятся к видам медпомощи. То есть по закону получается, что для соблюдения требований по охране здоровья учащихся медработник не требуется.

В прошлом году была предпринята попытка законодательно возложить оказание медицинской помощи школьникам на педагогов. Но позиция Общероссийского народного фронта неизменна – это должен делать врач, который присутствует в школе в течение всего времени, пока там находятся дети. Будем последовательно работать над этой задачей, чтобы обеспечить защиту здоровья учащихся.

А что думают родители?

– Детские травмы во время перемен, во время уроков физкультуры – не редкость. И далеко не всегда это просто разбитые коленки. Бывают очень серьезные случаи. И родителям очень важно, чтобы рядом был человек, которые сможет провести первичную диагностику, оценить состояние ребенка, оказать первую помощь, – комментирует директор по развитию Национальной родительской ассоциации Марианна Шевченко.

– А еще, конечно, нужно профессиональное сопровождение образовательного процесса. Дети проводят в школе по 6-8 часов. Что они едят? Как они сидят? Какая у них физическая активность? Учителям, будем честны, просто не до этого: они и так загружены. А ведь есть дети-аллергики, дети-диабетики, и другие ребята с особенностями здоровья. Для них должны быть условия.

Лично знаю случаи, когда ребенок вынужден был делать себе уколы инсулина в школьном туалете. Просто потому, что других помещений для этого не было. Нужны не только медкабинеты, но и человек, который мог бы помочь ребенку. Я думаю, что в рамках программы 10-летия детства этот вопрос нужно решать в первую очередь. Не отдавать его на откуп регионам или тем более самими школам. А решать на федеральном уровне.

Компетентно

Евгений Ямбург, директор школы № 109, заслуженный учитель России:

– У нас в школе и медицинская и психологическая службы остались. Но это сегодня редкость. Проблема в том, что несколько лет назад произошло разделение по ведомствам, это самый отвратительный “туннельный подход”. Школьная медицина теперь финансируется из бюджета здравоохранения. А образованию осталось только образование.

Знаю случаи, когда ребенок вынужден был делать себе уколы инсулина в школьном туалете. Просто потому, что других помещений для этого не было
Но между педагогикой и медициной не должно быть границ, они связаны нерасторжимо. В школах необходимо возрождать медико-психолого-педагогическую службу. И первая ее задача – диагностика. Чем раньше мы выявим проблему, тем больше времени будет на то, чтобы ее решить.

Некоторые нарушения в развитии (не будем сейчас называть диагнозы) компенсируются только до 9 лет, пока у ребенка пластичен мозг. А мы этот период в начальной школе часто упускаем.

Вторая и третья задача – коррекция и профилактика. Здесь психологи, врачи, учителя и логопеды должны работать в симбиозе. Та же близорукость – ее дети начинают приобретать в начальной школе, а уже в выпускных классах она становится невосполнимой.

У нас же есть большой опыт профилактики – мы, например, знаем, что правильно организованная игра в пинг-понг может снимать напряжение с глаз. Почему бы под контролем врача не проводить ее на переменах? Или другие активности для укрепления здоровья? Ту же профилактику гиподинамии, другие неинвазивные процедуры…

Сейчас в условиях пандемии все встрепенулись. Вспомнили про школьную медицину. Но хорошо, чтобы это осталось не просто ярким эпизодом. Чтобы это получило свое развитие и проблема наконец-то решилась.

rg.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован